Война, унесшая 60 миллионов жизней

2 сентября закончилась самая страшная трагедия в мировой истории – Вторая мировая война, которая унесла, по современным оценкам, 60 миллионов жителей Земли. В основном это мирные люди, простые труженики, которые не по своей воле, а волею судеб были брошены в страшный котел этой бойни.

Война была исключительно жестокой, масштабы этой жестокости превзошли все, что знала история до этого. Число погибших среди тех, кто воевал с оружием в руках, составляет меньшую часть, на одного воевавшего на фронте приходится несколько погибших мирных жителей. В нашей стране это связано с тем, что оккупационная армия (я специально употребляю этот термин, потому что это были не только немцы) развернула страшный геноцид против мирного населения.

Протоиерей Александр Ильяшенко

Недавно я был в Белоруссии, которая страшно пострадала в Великую Отечественную войну, погиб каждый четвертый белорус. Численность населения Белоруссии до сих пор не вышла на довоенный уровень. Я был в Хатыни, это одно из сотен сел и деревень, полностью уничтоженных немцами вместе с их жителями.

На месте, где стоял каждый дом – стела с перечислением имен тех, кто там жил: старики, детишки, в том числе и грудные, двух-трехлетние, судя по именам – белорусы, поляки, евреи. Разные люди по национальности, по вере, по культуре, но они мирно жили друг с другом, пока не пришли оккупанты, принесшие новый мировой порядок.

Уничтожение Дрездена

В Германии тоже множество мирных жителей погибло, потому что союзники накрыли ее бомбовым ковром. Так называемые стратегические бомбардировки преследовали ту же цель, что преследовал, например, Тамерлан, который рубил головы своим врагам и из отрубленных голов складывал курганы – чтобы и отдаленные потомки не смели и подумать о борьбе с таким жестоким победителем.

Здесь это делалось не мечом, не саблей, а современным оружием – авиабомбой. Чтобы зажечь город, применялись зажигательные бомбы, которые весили всего несколько килограммов, зато их было множество. И в огне пожаров погибли сотни тысяч, если не миллионы людей.

Очевидно, что наши бывшие западные союзники не желают, чтобы их деятельность воспринималась как беспощадная, мягко скажем, поэтому они резко занижают потери мирного населения среди жителей Германии.

Общепринятая статистика утверждает, что в Германии от бомбардировок погибло 600 тысяч человек, при этом в Дрездене погибло, кто говорит – 50 тысяч, кто говорит – 120, кто – 150, широкое распространение получила величина 135 тысяч. Насколько я понимаю, просто взяли среднее арифметическое между 120 и 150 и получили 135 тысяч, такая средняя уравновешенная цифра.

Но вот в последние годы была издана книга генерала, который в Германии отвечал за гражданскую оборону. Он пишет, что в Дрездене до вступления советских войск успели насчитать 220-240 тысяч трупов, и это не окончательные оценки. К сожалению, можно только гадать.

Для того чтобы представить себе масштаб того, что могло быть на самом деле, я предлагаю проделать элементарные вычисления: в Дрездене было более миллиона человек; население города удвоилось из-за того, что в него прибыли беженцы, их размещали в школах, в театрах, в кинотеатрах, чтобы люди имели крышу над головой.

В результате бомбардировок было полностью разрушено более 60 процентов зданий. Значит, можно предположить, что 60 процентов от общего числа людей погибло. То есть речь может идти о 600 тысячах жертв, среди которых были и американцы, и англичане, и русские – военнопленные солдаты.

Один из главных символов Дрездена - Фрауэнкирхе - была разрушена в ходе бомбардировки в прямом смысле слова до основания

Один из главных символов Дрездена – Фрауэнкирхе – был разрушен в ходе бомбардировки в прямом смысле слова до основания

В Дрездене англичане добились возникновения огненного шторма, температура в центре была более 2000 градусов – кирпич рассыпался. И вполне возможно, что от людей просто ничего не осталось, а поскольку там были неучтенные беженцы, то поди сосчитай.

А вот сама бомбардировка была рассчитана с фантастической жестокостью и точностью. На город было сброшено огромное количество бомб, город запылал, были разрушения, но жители были своевременно информированы и смогли спрятаться в бомбоубежища. Самолеты улетели, люди начали выходить из убежищ, чтобы тушить пожары, помогать раненым, раскапывать попавших под обломки.

В штабе Королевских военно-воздушных сил было совершенно правильно рассчитано, что часа через три люди выйдут из бомбоубежищ, вернутся, если дома уцелели, к себе домой, кто-то будет работать на улице, и к ним как раз подойдет помощь из близлежащих городов. Так вот, через три часа, когда уже подошла помощь и все вышли из убежищ, налетела вторая волна бомбардировщиков, при этом система оповещения уже не сработала, потому что была уничтожена. И тут в городе возник огненный шторм.

Центр Дрездена пылал с такой интенсивностью, что людей срывало ураганом и бросало в огонь. С окраин стремительно шли потоки уже раскаленного воздуха, потому что сначала зажгли окраины, а потом подожгли центр. Все было рассчитано.

А днем остатки тех, кто выжил после этого кошмара, подверглись вновь бомбардировке, уже американцев. Они летали днем в сопровождении истребителей, которые, когда бомбардировщики отбомбились, снизились на бреющий полет и расстреливали всех, кого видели. На нашем сайте “Непридуманные рассказы о войне” есть воспоминания тех, кто пережил эти кошмарные бомбардировки.

Если в Дрездене погибло не 100 тысяч, и не 150 тысяч, и даже не 200, а более полумиллиона человек, тогда оказывается, что стратегические бомбардировки в Германии вырвали жизни более миллиона человек.

Вид разрушений в Дрездене. Фото из немецких архивов, 1945 год

Вид разрушений в Дрездене. Фото из немецких архивов, 1945 год

Но что интересно: половина бомбового тоннажа была сброшена не на Германию, а на Францию, Бельгию, города бомбили, потому что там были немцы. Причем сейчас в открытой печати публикуется английская отчетность: на города сброшено столько-то бомб, на промышленные объекты столько-то бомб, на другие цели сброшено столько-то бомб.

Теперь спрашивается, а что такое – другие цели? Ведь англичане бомбили по ночам, вот в темноте и промахивались. Просто потрясающее умение англичан вести информационную войну – там грамотно работают над формулировками, чтобы сбить людей с толку.

И хочу еще добавить, что весь Запад критикует Сталина и сталинскую эпоху, но до войны никто так не критиковал, до войны товарищу Сталину писали дифирамбы. Англия подписала торговые договоры с Советским Союзом, зная, что здесь работают заключенные, они это прекрасно знали. А после войны, когда Россия проявила себя как могучая сверхдержава, вот тогда они испугались необыкновенной силы нашего народа, и тогда эпоху объявили сталинской. Это как бы некая ширма, потому что боятся не Сталина, а русскую нацию, потому что не Сталин победил в войне, а русский народ.

Вовсе не Сталин выдвинул полководцев Жукова, Рокоссовского, Конева, потрясающих ученых, инженеров, самолетостроителей, военных, – это русский народ их выдвинул. Сталин просто осознал, что ему по пути с народом, что если война будет проиграна, то речь будет идти о его жизни и смерти. То, что его именем называют эпоху, это тоже в некоторой степени пропагандистский ход, потому что эпоху создают не только диктаторы и их подручные, а великие люди: Курчатов, Королев, Туполев.

«Блистательное выступление» в Азии

Надо помнить, что во время Второй мировой войны больше половины общего мирного населения погибло в Азии. Особых жестоких, упорных боев на суше там не было, потому что, когда японцы наступали и захватили Сингапур, Бирму, английская армия не оказала практически никакого сопротивления: войска или уходили, или сдавались в плен. Как оказалось, англичане не желали бороться с подготовленной сильной армией, за что им проливать свою кровь?

В одном фотоальбоме, посвященном войне, я видел фотографию – такая размытая, надо приглядываться, чтобы понять: лежат человеческие тела и написано, что это результат бомбардировки. Если приглядеться, то видно, что разрушений нет, и видно, что лежит женщина на животе в луже крови, юбка задрана. Никакая это не бомбардировка, а чудовищная жестокость японцев – скорее всего, надругались над ней, а потом убили. Они зарывали китайцев по шею в землю, рубили им головы, морили голодом, но об этом мы практически ничего не знаем. Почему, трудно сказать.

Англичане в информационном пространстве работали исключительно тонко, грамотно и свои неудачи подавали как свои победы. В 1956 году на русский язык была переведена книга “История мировой войны”, в которой были статьи крупных немецких генералов.

Британские солдаты сдаются японским войскам в Сингапуре

Британские солдаты сдаются японским войскам в Сингапуре

Начальник штаба армии Рундштедта на Западе Вальтер Варлимонт пишет об эвакуации англичан из Дюнкерка. Дело в том, что немцы ударили в стык между английской армией и французской, английская была развернута от побережья, а французская дальше. И хотя английская армия была полностью приведена в боевую готовность – оснащена новейшим оружием, у нее были сотни танков, авиация, артиллерия – она сидела в окопах, но, как оказалось, была абсолютно не в состоянии сопротивляться.

Вместо того чтобы противопоставить немецким танковым дивизиям свои танки, артиллерию, авиацию, они просто драпали с поля боя, предавши и бросивши своих союзников. Не только с поля боя, но и материка, тут им надо отдать должное, они смогли эвакуировать почти всех своих солдат за исключением тех, кого они называют дезертирами. Они появились на берегу моря в самые последние дни, а до этого скрывались в подвалах и других укромных местах. Но эвакуировать их не стали, а оставили на берегу.

Теперь зададим себе вопрос: ведь вся армия отступает, и все стремятся скорее попасть на корабль, зачем тянуть время и где-то прятаться? Последними могли подойти только те, кто держал оборону вокруг Дюнкерка. Это не дезертиры, а защитники, но их дважды предали, бросив на берегу, обрекая на плен, вдобавок навесив на них ярлык дезертиров.

Так вот, генерал Варлимонт пишет: «Даже победные фанфары Геббельса не могли бросить тень на это блистательное выступление». Воинская терминология знает наступление и отступление, а «выступления» не знает. Очевидно, переводчик нашел прекрасный эквивалент английскому оригиналу. И блистательным бегство никак не может быть. То есть если вдумчиво прочитать эту фразу, то понятно, что немецкий генерал так написать не мог, это рука английского редактора.

Дюнкерк. 1940

Дюнкерк. 1940 г.

Я так понял, что немецким генералам на Западе разрешили публиковать свои мемуары при условии, что они исполнят некоторые требования английских спецслужб. Так вот, не может быть «блистательного выступления», в переводе на русский язык это называется «позорное бегство». Но тем, кто ведет в Англии информационную войну, безусловно, надо отдать должное, просто молодцы. К сожалению, мы так не умеем. Они в информационном пространстве выигрывают проигранные сражения, а мы проигрываем выигранные.

Говорят, что в Германии в школьных учебниках уже пишут, что победу в войне одержала Америка, просто потрясающе! Но что касается победы над Японией, тут, конечно, приоритет действительно принадлежит Америке. На протяжении 1942-44 годов война велась на море, а война на море, хочешь, не хочешь, ведется по каким-то правилам: ведь враги не видят друг друга в лицо, нет местных жителей, нет неоправданного беспощадного зла.

Но вот когда война приблизилась к границам Японии, американцы применили тот же метод, что и в Европе: огромные воздушные армады сбрасывали бомбовый груз на мирные японские города, на мирных жителей. Например, в Токио они устроили такой же огненный шторм, как и в Дрездене. По оценкам, погибло около 100 тысяч человек, больше чем в Хиросиме или в Нагасаки, такая массированная бомбардировка по своей эффективности и результативности превосходит атомные бомбардировки.

Человек смотрит на руины, оставшиеся после взрыва атомной бомбы в Хиросиме

Человек смотрит на руины, оставшиеся после взрыва атомной бомбы в Хиросиме

Информационная война: все методы хороши?

Американцы применили атомные бомбы, это проявление научно-технической мощи, с одной стороны, а с точки зрения военной – это демонстрация собственного малодушия и отсутствие элементарного тактического и стратегического уровня, ведь они, по сути, воевали не с армией, способной отвечать ударом на удар, а с мирными жителями, которые не могут оказать сопротивления.

Когда я в Интернете стал собирать воспоминания людей, переживших атомные бомбардировки, то, к моему удивлению, их оказалось совсем немного, где-то максимум десятка полтора нашел. Не публикуют. И все они заканчиваются призывом к миру.

Но наряду с воспоминаниями переживших бомбардировки всплывают названия художественных фильмов, например, “Лондон после советской ядерной бомбардировки” и еще несколько фильмов, где русские кого-то бомбят. Гениально, просто гениально ведется информационная война. Используются, конечно, недозволенные приемы, но и требовать дозволенных приемов не приходится, если были применены атомные бомбы против мирного населения, почему надо соблюдать историческую правду? И вот у неподготовленного читателя создается впечатление об агрессии и чудовищной жестокости Советского Союза.

У меня есть видеодиск “Битва за остров Гуам”, там две поразительные вещи. Первая – американское командование приняло решение о захвате острова, ясное дело, что надо высадить десант. И вот морские пехотинцы с десантных кораблей высаживаются и идут в атаку, но, как говорит диктор, оказалось, что они высаживаются в отлив, когда море отступает на несколько километров от берега. Это значит, что какой-то штабной чиновник перепутал время прилива и отлива, ему-то все равно, он сидит в штабе, и ему ничего не будет.

«Героические морпехи, преодолевая трудности, идут по дну, молодцы», – но это же ужас. Приказ есть приказ, приказ не обсуждается, и тысячи молодых ребят гибнут под пулями японских пулеметов. А если бы они подошли в прилив, то и корабельная артиллерия могла бы эффективнее действовать. Это один момент.

И второй момент: диктор говорит, что японцы ужасно обходились с местным населением, это, видимо, правильно, но «эти японцы сказали, что американцы ужасно относятся к мирному населению и так их бедных напугали, что они просто разбегаются».

Голос диктора комментирует документальные кадры: «Видите, бежит женщина?» Действительно, камера держит бегущую женщину: «она бежит от американского солдата, который хочет ее догнать, сказать, что он ничего плохого не хочет, а она бежит, видите, подбегает к обрыву и прыгает с обрыва». Она действительно прыгает и разбивается. «А вот смотрите, стоит ребенок, и его бьет крупная дрожь: вот как японцы напугали местных мирных жителей». Тут случайно в кадре появляется американский солдат с винтовкой, и тут же убирается.

Доблесть русских солдат

И в противовес этому на нашем сайте “Непридуманные рассказы о войне” есть воспоминание уникального человека – Виктора Николаевича Леонова. Морской пехотинец, офицер, дважды герой Советского Союза – эпическая личность былинного масштаба. Дважды герои – летчики есть, дважды герои – полководцы есть, а вот дважды герои – пехотинцы, я не знаю, сколько таких героев, которые были на передовой, ведь там быстро погибали.

Виктор Леонов

Виктор Леонов

«Одно из самых громких дел леоновского отряда — пленение в корейском порту Вонсан 3,5 тысяч японских солдат и офицеров.

– Нас было 140 бойцов, – рассказывает Леонов. – Мы внезапно для противника высадились на японском аэродроме и вступили в переговоры. После этого нас, десять представителей, повезли в штаб к полковнику, командиру авиационной части, который хотел сделать из нас заложников.

Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, приперли к стенке…

Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда…

Герой Советского Союза Митя Соколов сразу встал за спиной японского полковника, остальные также знали свое дело. Андрей Пшеничных запер дверь, положил ключ в карман и сел на стул, а богатырь Володя Оляшев (после войны – заслуженный мастер спорта, неоднократный чемпион Союза по лыжным гонкам) поднял Андрея вместе со стулом и поставил прямо перед японским командиром. Иван Гузненков подошел к окну и доложил, что находимся мы невысоко, а Герой Советского Союза Семен Агафонов, стоя у двери, начал подбрасывать противотанковую гранату. Японцы, правда, не знали, что запала в ней нет. Полковник, забыв о платке, стал вытирать пот со лба рукой и спустя некоторое время подписал акт о капитуляции всего гарнизона.

Построили три с половиной тысячи пленных в колонну по восемь человек. Все мои команды они исполняли уже бегом. Конвоировать такую колонну у нас было некому, тогда командира и начштаба я посадил с собой в машину. Если хоть один, говорю, убежит – пеняйте на себя… Пока вели колонну, в ней стало уже до пяти тысяч японцев…»

И вот второго сентября 1945 года был подведен, наконец, итог этому чудовищному кровопролитию, проявлению самых крайних пределов человеческого духа – от самых низменных, куда можно включить и газовые камеры, и стратегические бомбардировки, медицинские эксперименты над живыми людьми, до необыкновенных высот великодушия и доблести. И мы благодарны тем, кто пал на полях этой кровопролитной войны, сражаясь не за какие-то классовые, политические, национальные интересы, а за правду Божью.

Советский Союз и русский солдат оказались в духовном смысле достойными, и Господь именно нашему Отечеству даровал Великую победу.

Подготовила Тамара Амелина


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Александр Шморель: Я выполнил свою миссию в этой жизни

30 последних листовок студенческого сопротивления “Белая Роза”

Последний снимок Второй мировой войны

Уникальный рассказ человека, запечатлевшего этот исторический момент

Было ли внезапным нападение фашистской Германии на Советский Союз?

Правда ли, что нападение фашистской Германии на Советский Союз было внезапным, вероломным?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: