«Я беру вас в небесное войско свое…». К годовщине гибели “Курска” (Аудио+Видео+Тексты)

12 августа 2000 года в Баренцевом море затонула атомная подводная лодка “Курск”. Все 118 членов экипажа, находившиеся на борту, погибли. К 13-й годовщине трагедии предлагаем вашему вниманию подборку посвященных ей песен.

Михаил Устинов. “На гибель “Курска”

Одинокая лодка в кромешной ночи
Под водой проходила походом.
На посту часовой, он на вахте не спит,
Только будто пригрезилось что-то

Будто кто-то совсем неизвестный ему
Незаметно по трапу подходит
И, рассеяв дремотную дум пелену,
Чудным гласом беседу заводит.

«Я беру вас в небесное войско свое.
Чести каждый на “Курске” достоин.
Лишь прославит служением имя мое
Православного воинства воин.

Завещаю вам вечно Россию хранить.
Вы отныне навеки со мною.
Будет в небе звезда адмирала светить –
Вы спешите за этой звездою

Лишь сияющий ангел над бездной морской
Протрубит под Андреевским стягом
И на яхте «Штандарт» прогремит носовой
Оглушительным маршем «Варяга».

Так сказал Государь и сынов дорогих
Он с небесною ласкою встретил
«Пусть средь вас нет причисленных к лику святых
Но Господь благодатью отметил…»

ДДТ. “Капитан Колесников”

Кто о смерти скажет нам пару честных слов?
Жаль нет чёрных ящиков у павших моряков.
Карандаш ломается, холодно, темно,
Капитан Колесников пишет нам письмо.
Карандаш ломается, холодно, темно,
Капитан Колесников пишет нам письмо.

Нас осталось несколько на холодном дне.
Два отсека взорвано, да три еще в огне.
Знаю – нет спасения, но если веришь – жди!
Ты найдешь письмо моё на своей груди.

“Курск” могилой рваною дернулся, застыл.
На прощанье разрубил канаты ржавых жил.
Над водою пасмурно, чайки, корабли,
На земле подлодка спит, но как далёко до земли.

После о случившемся долго будут врать.
Расскажет ли комиссия, как трудно умирать?
Кто из нас ровесники, кто герой, кто чмо?
Капитан Колесников пишет нам письмо.

Памятник экипажу "Курска" в Москве

Памятник экипажу “Курска” в Москве

Жанна Бичевская. “К-141”

Собранно у руля
Встал молодой моряк
Не пропускай в себя
Запада липкий мрак

В мире покоя нет
Сумрачно впереди
Да сохранит от бед
Крест на твоей груди

За оставшихся дома
И за родину-мать
Моряку молодому
Дважды не умирать

Память, вечность и слава
За героем грядёт
Сокрушает, как лава
Российский флот

Птиц испугал и рыб
Вспышки слепящий свет
Атомный вырос гриб
Это Америки нет

Снятся на корабле
Сны предстоящих бойнь
Странствуют по земле
Призраки звёздных войн

За оставшихся дома
И за родину-мать
Моряку молодому
Дважды не умирать

Память, вечность и слава
За героем грядёт
Сокрушает, как лава
Российский флот

Вынесет шквальный бой
Стойко на всех морях
Бог и победа с тобой
Русский святой моряк

Подвиг крутой свершив
Вышел на райский курс
Ты не погиб – ты жив
Атомный крейсер “Курск”

За оставшихся дома
И за родину-мать
Моряку молодому
Дважды не умирать

Память, вечность и слава
За героем грядёт
Сокрушает, как лава
Российский флот

Вечность обрёл в борьбе
В толще морских глубин
Вечная память тебе, К-141
Вечная слава тебе, К-141

Гарик Сукачёв. “Гибель “Курска”

Они вышли из порта, только глянул рассвет,
Море нежилось тихим прибоем.
Только чайки о чём-то кричали им вслед,
И тревожно кружили над морем.
Лодка шла на норд-вест, на намеченный курс,
Выполнять боевую работу.
И на солнце сверкая грозным именем “Курск”,
Уходила в глубокую воду.

Чёрные ленты, а на них якоря,
Любят матросы, знают моря,
Прямо за бортом в дымке морской,
За горизонтом берег родной.

Но внезапно беда, и спасения нет,
Страшный взрыв, тьма, заклинило люки,
Лишь отчаянно бьётся девятый отсек,
Издавая прощальные звуки.
Не спастись нам, ребята, больше воздуха нет,
Нас раздавит сейчас перегрузка.
Так услышьте ж, кто может, последний привет,
От матросов погибшего “Курска”.

Водные толщи рушат наш борт,
Прощайте навеки, дом наш и порт,
Чайка печально над морем кружит,
Наша подлодка здесь не лежит.
Где чайка печально над морем кружит,
Наша подлодка здесь не лежит.

Передайте же волны родной стороне
И боевому Андреевскому флагу,
Хоть погибли мы здесь, на безжалостном дне,
Но мы помнили нашу присягу.

Передайте любимым, родным и друзьям,
Что мы отдали все наши силы.
И теперь наша лодка достанется нам,
Обелиском и братской могилой.
Наша лодка вовеки останется нам
Обелиском и братской могилой.

Чёрные ленты, а на них якоря,
Любят матросы, знают моря,
Где-то за бортом в дымке морской,
За горизонтом берег родной.

Мара. “Самолеты”.

Уходим
Под воду
К свободе
Уходим

Как вспарывали стены самолеты
Как вспарывали свои животы пилоты
И флаги приспускали на исходе
Весь мир следил за тем, как мы уходим

Сирены
По венам
Мгновенно
Мгновенно
Уходим
Под воду
К свободе
Уходим

Как руки что-то в панике ловили
Как легкие рвало от едкой пыли
Все стратегически остановили
Весь мир следил за тем, как нас убили

Сирены
По венам
Мгновенно
Мгновенно
Уходим
Под воду
К свободе
Уходим

Лишь наши неродившиеся дети
Уже все понимали на рассвете
Что мир накроет шоковым цунами
И мир проснется новым, но не с нами

Сирены
По венам
Мгновенно
Мгновенно
Уходим
Под воду
К свободе
Уходим

Digimortal. “Сто ночей”.

Глядя на водную гладь, она чуствует волю
Всё, чем жила и живет – бескрайнее море
Шепот прибрежной волны откликается криком
Криком голодной души, ослепляемой бликом

Бликом холодной стихии, рушевшей камни
Эхом бесстрашной команды во главе с капитаном
Скрежетом ржавых цепей и солёной свободы
Сквозь ветер в кромешную тьму уходит под воду

Вновь доверят жизнь свою тебе
На сто ночей ты будешь вновь в раю
Холод и туман безбрежных вод укроет
Всю твою верную семью

Уходя от глаз радаров и ракет
Лишь атом даст им яркий свет
Тем, кто выжил, но готов уйти
За тем, чтоб не себя, а других спасти…

Он тихо закроет альбом, который листал сотни раз
И тонкой свечи огонек во тьме погас
Сегодня последняя ночь, он как прежде пойдет на пирс
И то, что промолвит он ей, услышит лишь теплый бриз…

Утро горячим огнем ворвется в его сердце
И он покинет свой дом для того, чтобы быть вместе
С той, от которой уйти у него не хватает воли
Сквозь ветер в кромешную тьму ты уходишь с ней в море

Вновь доверят жизнь свою тебе
На сто ночей ты будешь вновь в раю
Холод и туман безбрежных вод укроет
Всю твою верную семью

Уходя от глаз радаров и ракет
Ты дашь веру тем, кто видит свет
Тем, кто выжил но готов уйти
За тем, чтоб не себя а других спасти..

Алексей Мурашов и Максим Леонидов. “Полмили до дна”.

Наш радист этой ночью не спит,
От морзянки он сходит с ума.
Под килем – полмили до дна.
Под килем – полмили до дна,
Только айсберг над нами качает луна,
Под килем полмили до дна.
Одинокие духи глубин,
Вы своё получили сполна,
Под килем полмили до дна.
Под килем полмили до дна…
Наши звезды померкли, и бездна темна,
Под килем полмили до дна.

Наши души молчаньем кричат,
Только в этом – не наша вина.
На грунте без вздоха, без сна…
На грунте без вздоха, без сна…
Мёртвый холод отсека, лёд вечного сна,
На грунте без вздоха…

17 человек на сундук мертвеца,
Йо-хо-хо, и бутылка рома!
Пей, и дьявол доведёт до конца,
Йо-хо-хо, и бутылка рома!
75 не вернулись домой,
Йо-хо-хо, и бутылка рома!
Они потонули в пучине морской,
Йо-хо-хо, и бутылка рома!
Эй, приятель, разворачивай парус!
Йо-хо-хо, веселись как чёрт!
Одних убило пулею, других сгубила старость,
Йо-хо-хо, всё равно за борт!

Александр Розенбаум. “Письмо”.

Ну вот и всё: проложен курс,
и на борту комплект,
Опять в поход нас океан
позвал.
Опять несём одну судьбу,
опять одну на всех,
Опять в ЦП наш каперанга
встал.

И друг мой, как ты прав,
что всю жизнь мне завидовал.
В рубку бьёт волна,
и ветер вспарывает гюйс.
И если б не жара,
я бы снова лодку выдумал,
Коль удача нам улыбнётся,
я вернусь.
Если б не жара,
я бы снова лодку выдумал,
Коль удача нам улыбнётся,

я вернусь.

Как хорошо, идёт слушок,
в подплаве морякам –
Дают вино и шоколад
дают.
А я за воздуха глоток
сейчас весь мир отдам,
Но рядом дно,
и облака не тут.

И друг мой, как ты прав:
я всё время жил неправильно,
И если в наш отсек
прорывается вода,
Чтоб друзей спасти,
мы себя задраим намертво,
Это знают все,
кто глубинам клятву дал.
Чтоб друзей спасти,
мы себя задраим намертво,
Это знают все,
кто глубинам клятву дал.

Мы помним тех, кто не пришёл,
И не обнял детей,
Их жёнам век не выплакать
глаза.
Седин тот снег, который шёл,
когда “Варяг” летел
Над ледяной водой,
забыть нельзя.

И друг мой, как ты прав,
что всю жизнь мне завидовал,
Даже в смерти нам
брата чувствовать плечо.
Если б не жара,
я бы снова лодку выдумал…
Будь здоров, старик!
Обнимаю горячо.
Если б не жара,
я бы снова лодку выдумал…
Ухожу, старик!
Обнимаю горячо.

Читайте также:

«Курск» ушел в небытие для того, чтобы мы вернулись из небытия

Крест на месте гибели подлодки «Курск» (+ ФОТО)

Гибель «Курска»: последнее интервью капитана подлодки

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«Курск». Страстная неделя

О первых и самых трудных днях для родных погибших в катастрофе подводной лодки «Курск»

Беслан. 10 героев спецназа

«Меня зацепило, выносите» - как спецназовцы отдали свои жизни за детей

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: