Жизнь в социальных сетях

Современные общественные сети появились как естественное развитие электронной почты, чатов и форумов, гостевых книг и объединяются под одним общим названием “ Web 2.0” . Социальная сеть в интернете – это программный сервис, площадка для взаимодействия людей в группе или в группах.

По данным аналитической компании Strategy Analytics в ближайшие пять лет различными социальными сайтами будет пользоваться около 1 млрд. человек, по данным Symantec – примерно 50% подростков по всему миру (в США до 76%) в возрасте от 13 до 17 лет проводят свое время в общественных сетях. По результатам исследования “Never Ending Friending”, новое поколение, привлеченное возможностью декларировать свои интересы и разделять их с окружающими, строить отношения с другими людьми, явно предпочитает порталы Facebook и MySpace телевизору. В России наиболее популярны следующие социальные порталы: O dnoklassniki, V kontakte, Livejournal , Liveinternet . Впрочем, западные сервисы стремительно обзаводятся поддержкой русского языка и вступают в жесткую конкуренцию за пользователей.

Первые общественные площадки появились в интернете в середине 90х годов, это были C lassmates; в 1999 г . был создан популярнейший Livejournal ; в 2003 г .- MySpace, год спустя- Facebook, а в 2006 г . в России началось победное шествие O dnoklassniki (18 млн. пользователей) и V kontakte (13 млн. пользователей). Что же представляют собой упоминаемые ресурсы? Odnoklassniki — русский аналог сайта Classmates, он предназначен для поиска и переписки с бывшими одноклассниками, сокурсниками, сослуживцами и коллегами по работе. Имеет довольно ограниченные по сегодняшним меркам возможности и скудный дизайн, однако очень популярен именно благодаря простоте интерфейса и низкому потреблению трафика. V kontakte изначально позиционировал себя как социальная сеть для студентов и выпускников российских ВУЗов, но в настоящее время его аудитория представлена всеми слоями пользователей Интернета, западным аналогом является сайт Facebook. Ресурс имеет богатый и современный программный сервис: «стену» для кратких публикаций, «статус» для быстрого доступа к свежим обновлениям на страничках групп и друзей, «календарь» для поздравлений с памятными датами, «видео» для размещения роликов, «аудио» для любимой музыки и сервис для работы с flash приложениями. Работа с сайтом требует определенных навыков, но зато предоставляет молодежи гораздо больше возможностей для самоописания и коммуникации, чем «Одноклассники». Livejournal и Liveinternet – это вербальное пространство, массовые блог-платформы для размещения онлайновых дневников, имеют стандартный набор функций: возможность публикации записей, их комментирования читателями, создание «френдленты» (индивидуальный список чтения из интересных для пользователя пользователей сервиса). Также позволяют вставлять в записи мультимедиа. MySpace представляет собой универсальную социальную сеть, включающую в себя возможности и сервисы всех вышеперечисленных, в настоящее время доступен и на   русском языке. Особенностью ресурса является то, что на нем имеют свои странички практически все современные музыканты, что в принципе позволяет любому пользователю сети входить в непосредственный контакт со звездами сцены, узнавать самые свежие новости из первых рук и слушать любимую музыку через встроенный в страницу плеер. Вкратце: эти и другие социальные ресурсы позволяют бесплатно создать любому человеку с начальными навыками владения Интернетом свою персональную страничку (и не одну) с широкими возможностями для самовыражения и коммуникации.

Результатом пандемии социальных сетей стало изменение представления человечества об интернете. Если раньше всемирная паутина воспринималась как бездонное хаотичное хранилище информации, то сейчас на первое место вышли коммуникативные и репрезентативные возможности интернета и, безусловно, это еще один признак становления постиндустриального, информационного общества на нашей планете. Современные психологи считают актуальным даже такой вопрос: « Мы живем в находящемся под влиянием компьютера обществе – театре или в находящемся под влиянием компьютера обществе коммуникаций?» ( Фриндте В., Келер Т. «Публичное конструирование. Я в опосредованном компьютером общении»). Киберпространство рукотворенно и было создано для человека, соответственно, его основную ценность составляют люди: чем более востребован сайт, тем его рыночная стоимость выше.

Мы живем на стыке индустриального и информационного обществ, в переходный период. Реальность четко ограничивает человека по полу, национальности, возрасту, профессии и т.д.; информационное бытие не ограничивает никак, для присутствия в нём требуется самоидентификация либо через реконструкцию в виртуальном пространстве своей социальной личности, либо через формирование себя   путем индивидуальных и произвольных определений.   Проблемы самоидентификации в сети, самопрезентации и последующий коммуникативный успех (либо не успех) межличностного общения   занимают в жизни человека XXI века важное место. Именно поэтому мы и наблюдаем в данный момент глобальную персонализацию Интернета, основным инструментом которой являются благодаря бесплатности и широким возможностям коммуникации и самовыражения разнообразные социальные ресурсы.

Попадая в Интернет, человек обнаруживает себя не на информационном складе, а в населенном виртуальными образами живых людей киберпространстве. Последующую самоидентификацию в этом мире, её положительные и отрицательные стороны я и попробую сейчас рассмотреть. Важнейшей особенностью Интернет является анонимность и ограниченные сенсорные возможности, что даёт возможность экспериментировать со своей личностью и создавать виртуальный образ или сетевую идентичность сообразно своим желаниям. Эта идентичность может в целом соответствовать реальной, а может и нет. Например, при регистрации на сайте Liveinternet я могу при заполнении профиля указать свои собственные данные в необходимой подробности, опубликовать фотографии и вести дальнейшее общение с пользователями социальной площадки от лица подлинного себя. Если со временем, с накоплением опыта создать собственные странички на нескольких социальных ресурсах разных технических возможностей и направленности, а затем интегрировать их между собой (например, в страничку Facebook встраивается страничка музыкального lastfm.ru), то полнота реконструкции личности и самопрезентации в виртуальной сети будет большей. Однако, пользуясь относительной анонимностью Интернет, я могу указать в профиле и ложные данные, создав «мнимое Я» (или даже несколько альтернативных идентичностей в т.ч. и противоположного пола) в соответствии со своими стремлениями и желаниями, и далее жить множественной жизнью, примеряя на себя то одну, то другую маску. Восприятие получившейся виртуальной ипостаси со стороны других людей также будет сугубо индивидуально. К слову, ограниченный сенсорный опыт киберпространства вообще позволяет вести себя иначе, чем в реальности .

К плюсам социальных сетей относят, как правило, категоризацию человека по различным сообществам в соответствии с его идентичностью, как следствие, обретение новых единомышленников и друзей, расширение кругозора, обогащение знаниями, оперативный доступ к интересующим новостям и приятное времяпрепровождение с действительно интересными пользователю людьми, список которых он формирует сам. Также участники виртуальных коммуникаций легко получают ценный опыт общения (в т.ч. с противоположным полом), а для людей с физическими недостатками и дефицитом общения возможности, представляемые социальными сетями, едва ли не единственный способ иметь круг общения и действовать на равных в обществе. Нельзя не упомянуть и следующий момент: самопрезентация в сети есть мощный акт творчества, самовыражения посредством представляемых программным сервисом ресурса возможностей как текстуальных, так и мультимедийных. Самоидентификация также подразумевает постоянное уточнение своего собственного внутреннего содержания под воздействием общения в сетевых сообществах, т.е. мы получаем возможность критики и последующей корректировки собственных убеждений (если хватает смирения). Плюсом социальных сетей также можно назвать возможность мгновенного тиражирования и цитирования событий на огромную аудиторию. Я неоднократно был свидетелем, когда просьба о помощи больному ребенку или инвалиду моментально подхватывалась целыми сообществами, и нуждающийся оперативно получал все необходимое. Милосердие и взаимовыручка в данном случае имеет серьезную поддержку в социальных сетях на программном уровне. Эта же особенность общественных ресурсов позволяет активно и очень заметно реагировать на нарушение прав человека. Упомяну также и тот факт, что социальные сети разрушили монополию журналистско-писательского «цеха» на производство социально значимых текстов.

Впрочем, в сети существует и самоидентификация посредством намеренно конфликтного поведения, посредством противопоставления себя сообществу («троллинг»), когда человек с неопределенной идентичностью и слабыми интеллектуальными возможностями предпочитает быть сетевым провокатором, «троллем», чем вообще никем. Главной целью троллинга является внесение разлада в интернет-общество каким-либо образом. Подстрекательское, саркастическое, провокационное или юмористическое содержание сообщений тролля направлено на то, чтобы склонить других пользователей к вовлечению в бесполезную конфронтацию. Чем более бурно реагирует сообщество, тем вероятнее дальнейший троллинг со стороны инициатора, поскольку это утверждает его уверенность в том, что определённые действия достигают цели: вызвать хаос. Особенно неприглядно выглядит одновременная работа нескольких троллей «друг против друга», когда симулируются целые драмы (например, один из троллей «возмущенно» объявляет, что два других – одно лицо), к которым серьезно относятся сторонние наблюдатели. По моему глубокому убеждению, намеренный и продуманный троллинг (как однозначно демоническая деятельность) подлежит исповеди.

Настоящей проблемой виртуального пространства является возможность создания альтернативного «Я» другой внешности, возраста, профессиональной принадлежности и даже пола и управления впечатлением о себе благодаря невидимости, анонимности пользователя в сети. Такая возможность бегства из собственного тела приводит к некоторым нежелательным последствиям, например, к отсутствию ответственности в отношениях: «Это мир, где события происходят стремительно, где все постоянно меняется, где от близкого человека можно избавиться одним щелчком мыши, где в одно мгновение можно уничтожить свой профиль, если он не нравится, и заменить его на более приемлемый» (психиатр Химаншу Тяги), что может привести к подобной же легкомысленности и неадекватности восприятия людей в реальном бытии. Увы, но реальность гораздо более требовательна, комплексна, ответственна, и поколение XXI века, не представляющее себе жизни без Интернета, рискует столкнуться с разочарованием в сложном материальном мире, оказаться в нём «не в своей тарелке». Разочарование, в свою очередь, даст дополнительный толчок к созданию виртуально-карнавальных образов, не соответствующих реальной идентичности ради бегства от трудностей действительной жизни, и, как следствие, росту Интернет-зависимости, этого идола XXI века (что не может не волновать с духовной точки зрения); а также к ограниченной дееспособности в целом. Уже сейчас мы имеем серьезные проблемы с компьютерной зависимостью людей через игры, в перспективе видится усиление её через мощную Интернет-зависимость.

Насколько допустимо с точки зрения Христианства создание альтернативного виртуального образа в принципе? По своей сути, создание сетевой идентичности, отличной от реальной (не важно, с какой целью), есть актерство, маскарад. В настоящее время Церковь вразрез с вековой практикой уважительно относится к профессии актера, более того, не считается зазорным играть роли священников или монахов, даже святых. Подвергается ли порицанию пользователь, который экспериментирует со своей личностью в социальных сетях, выражая в различных виртуальных образах многогранность самого себя или желая нового опыта? Конечно, если деятельность индивидуума наносит ущерб другим людям, травмирует их, приносит боль, то это есть явное нарушение заповеди о любви к ближнему: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Матф. 22,39) Очевидно также, что примерять на себя роль женщины, будучи мужчиной или наоборот недопустимо и неприлично для христианина: «На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Втор.22,5).

Ну, а если существование альтернативной идентичности есть просто отвлеченный театр одного актера и не наносит ущерба зрителям? Как влияет подобный виртуальный образ на самого человека? Иными словами – насколько вредно для души быть актером? Вопрос очень неоднозначный и уходит корнями в суть профессии лицедея с той лишь разницей, что деньги пользователь сети за свое представление не получает, т.е. в этом плане даже более честен. Судя по современной позиции Церкви в отношении актерского мастерства, создание и активное использование альтернативной идентичности в киберпространстве само по себе непорицаемо и не наносит существенного вреда душе человека. Впрочем, все же осмелюсь напомнить об угрозе Интернет-зависимости при регулярном времяпрепровождении в столь увлекательном и богемном занятии…

Периодически возникают разговоры о том, что социальные сети располагают человека к самоубийству. В качестве доказательств приводятся отдельные единичные факты (например, смерть Меган Мейер или история маньяка Геральда Крейна) сведения с жизнью счета, когда, так или иначе, был задействован какой-нибудь популярный социальный ресурс. Возражу, что служба в армии в таком случае располагает к самоубийству в гораздо большей и явной степени, как и проблемы в отношениях мужского и женского полов.

Подведем итоги. Нужны ли возможности социальных сетей православным? В голове сразу возникает два слова: «миссионерство» и «катехизация», о пользе и насущности которых (в т.ч. и в интернете) написаны уже целые тома. Да, это и актуально, и необходимо. Добавлю лишь, что, по моему глубокому убеждению, мы должны представлять себя в сети, насколько это возможно, непосредственно, без создания альтернативной идентичности и связанного с ней актерства.

Но сейчас я хотел бы обратить внимание на такой аспект в возможностях социальных сайтов, как неразрывно связанное с самоидентификацией постоянное уточнение и корректировка своих убеждений. Прежде чем катехизировать и миссионерствовать в сети, следует обрести в ней адекватную идентичность и затем не коснеть в ней, но всегда оставаться незавершенным, открытым для нового и правильного, быть готовым смиренно признать свое несовершенство и, преодолев гордость, измениться. Это позволит быть интересным для других людей, и тогда проповедь о Христе зазвучит естественно и живо, будет непосредственной и искренней, а не выглядеть агитацией.

 

При написании статьи использовались материалы из ru.wikipedia.org   и ресурса flogiston.ru

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: