Чернобыльский священник: эту землю нужно вернуть людям

|
Сегодня исполняется 28 лет со дня трагедии на Чернобыльской АЭС. Накануне печальной годовщины корреспондент «Правмира» беседует с коренным чернобыльцем, настоятелем действующего в зоне отчуждения Свято-Ильинского собора, протоиереем Николаем Якушиным.
Чернобыльский священник: эту землю нужно вернуть людям

– Отец Николай, расскажите о вашем храме.

– Свято-Ильинский храм имеет древнюю историю. До революции в нем служил мой дед. В советское время наш храм, как и многие другие, был ограблен. Его дважды хотели взорвать, но в итоге сделали склад для зерна.

Потом случилась авария на ЧАЭС, после которой Чернобыль и все окрестные села покинули люди. Зарождавшийся приход был обескровлен. Храм после аварии был закрыт целых восемь лет. С Божьей помощью, несмотря на горе, чернобыльцам удалось его открыть. Жители, которые правдами и неправдами возвращались в зону отчуждения, стали требовать открытия храма. Власти поначалу неохотно шли навстречу. Сначала нам позволили служить только на Пасху. Второй раз – уже на Рождество. Лишь с 2000 года мы стали полноценной, законной церковной общиной.

До официального возвращения храма нас называли «самоселами» и буквально не считали за людей. Хотя мы – коренные жители Чернобыля, нас все время только «самоселами» и называли. Для нас это было оскорбительно. Какие же мы «самоселы» – ведь это те, кто занимают чужое жилье, а мы вернулись в свои дома и церковь. Это была печальная страница для нашего прихода. Слава Богу, теперь уже все по-другому. С 2000 года церковь имеет законный статус, в ней проводятся постоянные богослужения. Наш храм здесь довольно известен, наши прихожане – это те, кто работает на ликвидации последствий аварии, а также люди, которые правдами-неправдами вернулись в свои чернобыльские дома. Это костяк нашего прихода.

Сейчас храм имеет статус собора. Силами прихода при нем открыт музей. Когда-то мы надеялись, что зона откроется довольно скоро, но потом разуверились в этом. Годы идут,  люди уходят, а вместе с ними – и история Полесской земли, города Чернобыль. Потому мы решили открыть музей. Жители города привезли и подарили много экспонатов. Среди них можно увидеть и советские снимки с места трагедии.

– Сколько человек насчитывает приход?

– Сложно сказать точно, так как ликвидаторы люди подневольные, приезжают сюда на работу, а не на богослужения. Но они отпрашиваются с работы и бегут в храм. Таких очень много. На праздники мы договариваемся с начальством зоны отчуждения, и этих людей отпускают. На Вербное Воскресенье, на Пасху у нас полный храм людей, а на небольшие праздники – не очень много, из-за особого статуса территории.

К вам приезжают жители Киева, паломники?

– К сожалению, из-за пропускного режима люди приезжают не так часто, как хотелось бы. Приезжали бы чаще, если б заезд в зону отчуждения был простым, но это большая волокита и проблема – люди едут в церковь, а их не пускают. Хорошо, если у человека, желающего попасть в храм, есть мои контакты, тогда смогу заказать пропуска, иначе их не пропускают. Если бы всех людей, желающих попасть в церковь, не останавливали, то прихожан было бы много. У нас замечательный, древний храм, много разных святынь. Но эта «рогатка» удерживает людей на пути в храм, хотя они едут не на атомную станцию, а сюда.

Только на Радоницу ослабевает контроль, и людям легче попасть сюда. Если человек скажет, что едет на могилки или церковь – пропустят. Много людей приезжает на Радоницу, помолиться об упокоении родных и близких.

Сделать ничего не получается. Возможно, государство могло бы помочь, но, сколько не обращался – не выходит. Наверно, стоит выходить на Верховную Раду, чтобы пропуск людей был урегулирован на законодательном уровне.

Если бы люди часто к нам приезжали, то и зона быстрее открылась. Земля быстрее бы вернулась людям, ее бы начали обживать. Радиоактивный фон у нас не такой уж и большой.

– А как решаются вопросы с обеспечением продуктами и другим?

– Мы многое сами здесь выращиваем, возле храма. Многие жители Чернобыля получают участки, держат хозяйство. Тех же курочек, к примеру. Мы живем так же, как и люди вне зоны отчуждения. И в магазины нам хлеб привозят точно так же. Для многих это звучит странно, но здесь такая же жизнь, как Киеве или Ирпене.

Я сам родился в Чернобыле, 28 лет живу здесь после аварии, и абсолютно здоров. И таких как я много. Возле храма фон – 30-35 микроренгтен, а бывало и 28. Это чуть выше, чем в Киеве, а если пойти на Крещатик, то уровень будет одинаковым. Только в Киеве еще высокая загазованность, а у нас чисто. Уже 28 лет тут лишь одна природа. Поэтому уже сейчас можно привозить сюда людей. Не говорю о детях, но любой взрослый может приехать и посмотреть. Такие поездки стали бы большим плюсом для всех. Чернобыльскую землю нужно вернуть людям, а мы теряем ее.

– Может ли эта земля когда-нибудь возродиться полностью?

– Четвертый блок АЭС давно погашен. Ученым виднее, как поступить в данной ситуации, и мы не знаем, как будет дальше. Может быть, достроят саркофаг и успокоятся, решив, что уже можно не волноваться. Да, в 10-километровой зоне вокруг станции еще нужно активно работать над ликвидацией последствий. Чернобыль же находится за пределами этой зоны, поэтому и радиоактивный фон здесь слабый. И при этом живописнейшие места, богатая природа – леса, реки, затоки, поречья. И на все это махнули рукой, закрыв территорию. Почему все это нельзя вернуть людям?

Хочется, чтобы о настоящей жизни Чернобыля сегодня узнало как можно больше людей. Ведь им ничего неизвестно. Люди боятся Чернобыля, думают, что здесь что-то страшное. Но у нас нечего бояться. Это такая же земля, как и вся Украина. Это наше Отечество. Чего же бояться? Господи, помилуй…

Мы бы очень хотели, чтобы наша земля возродилась. Сколько живем, столько и хотим. Пока не получается. Но пусть бы люди просто приезжали, узнавали красоту наших мест, понимали истинное положение вещей, меняли восприятие и отношение к Чернобылю. Тогда мы сможем восстановить жизнь здесь намного скорее.

Эта земля не может быть без человека, закрытой раз и навсегда колючей проволокой. Этот храм должен быть доступен людям. И не только наш собор, но и другие. Например, на нашей территории есть еще заброшенный старинный монастырь в честь Казанской иконы Божией Матери, прекрасная церковь в честь архистратига Михаила. Все это нужно показывать и рассказывать людям.

Фото со страницы Свято-Ильинского собора Вконтакте

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Почему поправки к закону о пенсионном возрасте не сделают реформу «человечнее» и к чему они подтолкнут…
Чем больше нецерковных людей увидят эти картины – тем больше их придет к пониманию Бога
Нужно срочно найти «поломку» в генах – родителям Яны нужна помощь

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: