Московский врач-рентгенолог Владимир Барышов первую волну коронавируса отработал в «красной зоне». Тогда все обошлось. Но в сентябре, за неделю до нового пика заболеваемости, у врача обнаружили коронавирус. Спорсмен и марафонец Барышов заболел тяжело и стал пациентом ковид-центра. На протяжении всей болезни Владимир вел дневник, который «Правмир» публикует вместе с комментариями его автора.

— Когда я работал врачом в «Красной зоне», достаточно плотно контактировал с пациентами — не заболел. Это случилось уже после первой волны. Буквально за неделю до пиков заболеваемости, которые пошли уже после 20 сентября, — рассказал Владимир «Правмиру». — Уверен, что заразился в быту. Маски и перчатки в транспорте я носил, но заражение, по всем видимым причинам, произошло в другом месте. Мы бы с двоюродным братом были в одном из московских ресторанчиков. По приезду домой, в Казань, брат тоже оказался в больнице с ковидом, примерно в тоже время, что и я. 

Температура, слабость и «матовое стекло»

16 сентября. Все началось с легкого сухого покашливания после пробуждения. Я почувствовал першение в горле, легкую слабость, тяжесть в голове и усталость. Вечером сделал компьютерную томографию органов грудной клетки — абсолютная норма.

Владимир Барышов

Начал пить ингаверин и арбидол три раза в день. Температуру ночью пытался сбивать парацетамолом. Эффект — ноль.

17 сентября. Проснулся с температурой 39,5 и разбитым: слабость страшнейшая, руки трясутся. Вызвали на дом врача. 

Терапевт взяла мазок, расписала лечение, которое я уже принимал — все еще не было лабораторного подтверждения ковида. Температура не опускалась ниже 38,3 весь день.

18 сентября. Всю ночь провалялся в бреду и слабости, температура не спадала до 38,3. Вечером следующего дня удалось снизить ее до 37,4.

19 сентября. Утром казалось, что я стал лучше себя чувствовать. Температура — 36,6. Уверен, что на фоне парацетамола.

К вечеру меня резко затрясло, ногти почернели, кожа побелела, появилась одышка, резкая слабость, температура — 38,9. Я вызвал скорую. 

Меня отвезли в городскую поликлинику №67. Там компьютерная томография (КТ) показала легкую степень вирусной пневмонии. 

20 сентября. Несмотря на лечение, состояние ухудшалось. Температура достигала 39 градусов, в обед вызвал скорую помощь. Госпитализировали меня в стационар МКЦИБ «Вороновское». 

<Записи прерываются> 

25 сентября. Мне сделали контрольное КТ, а там отрицательная динамика — увеличились обширные участки матового стекла до 50% КТ-2 (пневмония средней степени тяжести).

Пока лечусь в стационаре. Сегодня впервые чувствую себя лучше и смог написать этот короткий пост. Берегите себя пожалуйста, будьте осторожны. 

<…>

Как ковид вызывает депрессию

29 сентября. …Прошло уже 13 дней болезни и 9 дней стационарного лечения.

Что пока тяжело? К вечеру по-прежнему поднимается субфебрильная температура, в течение дня периодически падает сатурация до 93–94. Слабость неимоверная, любое простое действие — умывание, чистка зубов, заправка постели — вызывает приступ одышки до 5–10 минут. 

Головные боли возникают уже реже, сохраняется депрессия, (почти) нет желания возвращаться к жизни. Попытка зевнуть или сделать глубокий вдох вызывает ощущение, что у тебя разрываются легкие. 

Два прохода по палате от стены к стене вызывают необходимость прилечь, отдышаться (с подключением кислорода) и отдохнуть.

Сон прерывистый — ночью больше 5 часов <поспать> не получается. Одышка по-прежнему беспокоит достаточно сильно.

Какие улучшения? Нет больше мучительной температуры до 39 градусов и спутанности сознания. Это очень радует и дает надежду. Нет почти постоянной головной боли и тряски в теле с похолоданием конечностей. Стабилизировался пульс — была почти постоянная тахикардия.

В анализах мазка перестал выделяться вирус. С-реактивный белок вернулся к нормальным значениям. Появился аппетит. 

У меня коронавирус. Я это пережил
Подробнее

Стал общаться с семьей и близкими. Смог разместить пост в соцсетях. 

Спасибо всем огромное, дорогие мои друзья, кто написал мне слова поддержки. Во время этой страшной болезни возникает депрессия и нежелание возвращаться к жизни. Ваши слова вдохнули в меня энергию, я понял, как много людей меня знают и поддерживают. Это придало мне новые силы на борьбу, и я стал по-другому относиться к ситуации.

Что впереди? Контрольные КТ и анализы, выписка на домашнее долечивание, 14 дней в условиях самоизоляции. Думаю, что если все пойдет без изменений, то выпишут меня уже в пятницу.

Надеюсь на эти сроки, так как психологически и физически находится долго в стационаре очень тяжело. Слава Богу, в моем случае обошлось без реанимации.

Пока лежу здесь получаю звонки со всей России и с Москвы от друзей, родственников и близких, многие заболели COVID-19. Берегите себя делайте прививки, носите маски, перчатки, работайте удаленно.

От боли я метался по кровати

2 октября. Сегодня пишу, несмотря на головную боль и жуткое напряжение. С обеда 29 сентября я три дня и две ночи — до обеда 1 октября — не мог ничего писать. 

Головная боль была настолько мучительной и интенсивной, что я не мог даже просто лежать на кровати. Этот симптом был и раньше при высокой лихорадке в начале заболевания и четко коррелировал с величиной температуры.

 В этот же раз интенсивность головной боли никак не зависела от температуры, она не повышалась выше 37,5.

Я не знаю, как описать интенсивность боли, которую пережил. Метался по кровати, не находя себе места. Ни о каком сне и речи быть не могло. Бессонница — это новый симптом, который появился в последнюю неделю. Сон по 3–4 часа в сутки стал для меня нормой в условиях стационарного лечения.

Сегодня хочу высказать слова восторга и положительных отзывов о стационаре, в который я по счастливой случайности попал на лечение с этой страшной болезнью.

Это московский клинический центр инфекционных болезней «Вороновское» ГБУЗ ГКБ имени В.П. Демихова. <…>В приемном отделении все четко, быстро, транспортировка до бокса, сразу принимают в отделение и назначают лечение. Быстро слаженно, без задержек.

Фото: Светлана Колоскова, «Вечерняя Москва»

Очень хорошие, доброжелательные санитарки, сестры, врачи. Чувствуется человеческая теплота. Все процедуры, обходы, уборка, питание — по четкому расписанию. Врачи очень подробно всем разъясняют схемы лечения. <…> В каждом блоке на трех пациентов — душ, умывальник, туалет. Очень удобно, чисто и аккуратно.

Питание на высоте, хотя все упаковано и разогрето. В целом очень вкусно, диетически и достаточно по количеству. Вода бутилированная в неограниченном количестве — пить надо много и постоянно. 

Ну и коротко о своем состоянии. Оно улучшилось, все что осталось — бессонница и выраженная слабость. Думаю, это еще надолго. Готовлюсь к выписке.

Врачи, которые меня спасли

5 октября. Сегодня день моей выписки из больницы. Не передать словами, как я счастлив, что основные проблемы позади. Конечно, я еще не полностью здоров, но в сравнении с тем, что пережил, это мелочи.

Я очень благодарен врачам и персоналу больницы, которые сделали все, чтобы я как можно быстрее вернулся к здоровой жизни. 

Моим лечащим врачом была Татьяна Сергеевна Барсукова. Это замечательный врач, которая всегда очень приветлива и ласкова с пациентами, она всегда проговаривает ход лечения, динамику заболевания и смену тактики.

Эскизы из «красной зоны». Врач, который рисует своих пациентов
Подробнее

Заведующая инфекционным отделением Татьяна Викторовна Бикбаева лично осматривала пациентов и очень внимательно контролировала весь лечебный процесс. Она очень открытый и приятный человек, замечательный доктор и грамотный организатор.

Заведующая отделением лучевой диагностики Наталья Борисовна Петрова очень помогала мне, в том числе как психолог. Она поддержала меня как коллегу в этой непростой ситуации. Спасибо и врачам-рентгенологам, которые грамотно описывали мои исследования КТ.

Средний и младший персонал отделения очень профессионально работает на этом фронте. Я не перестаю удивляться их стойкости и слаженности работы. Особенно хотелось бы выделить медицинских сестер — Марину Сергеевну Воздвиженскую  и Анну Викторовну Юрову. 

Мне, как практикующему врачу, было очень приятно видеть такое образцовое и высокоэффективное лечебное учреждение. В период второй вспышки COVID-19 на больницу легла повышенная нагрузка, но она успешно справляется с вызовом. Я очень рад, что попал в надежные руки и выписываюсь в хорошем состоянии.

Низкий поклон и самые искренние слова благодарности всем сотрудникам МКЦИБ «Вороновское».

Бессонница мучает до сих пор

19 октября. Владимир Барышов рассказал «Правмиру» о том, что происходит с ним сейчас.

— Выписка из стационара — это еще не конец. Она вовсе не говорит о том, что человек может вернутся к ритму, к которому он привык, полноценной жизни и к работе.

Из больницы я уехал в крайне ослабленном состоянии. И сейчас наблюдаю такие частые симптомы, как выраженная слабость, дрожь в руках и ногах, очень сильная усталость даже после малейших движений. Частые головные боли. Что только я не делал, чтобы снять их — от таблеток до компрессов — бесполезно.

Я переболел коронавирусом — как восстанавливаться?
Подробнее

Длительный симптом, который настиг меня еще в стационаре и никак не хочет отпустить — бессонница. Она мучит меня до сих пор. Последние две ночи и я поспал нормально. Но не спал я почти с момента начала заболевания. Пять недель часа по три-четыре. Для меня, как для человека, который постоянно занимается спортом, норма сна — 8 часов.

В течение двух недель после выписки периодически поднималась температура — до 37,1 или 37,2. Сегодня она нормальна, но что будет завтра — сказать не могу. Синдром усталости, слабость, одышка при малейшей физической нагрузке сохраняются достаточно долго. По моим наблюдениям,это может длиться до месяца–двух. Восстановление проходит крайне тяжело. Я считаю, что пациентам после тяжелой формы пневмонии нужна массовая ребилитация по ОМС. 

Сама болезнь пока недостаточно изучена. Она немало «сюрпризов» подкидывает. Много необъяснимых особенностей. Я, например, спортсмен, марафонец. Спортом занимаюсь давно и активно, веду здоровый образ жизни, но заболел очень тяжело. Знаю, что мои друзья-марафонцы тоже переболевали пневмонией в тяжелой форме.

Но есть люди, которые вообще к спорту не имеют никакого отношения, у них есть вредные привычки, но заболевание перенесли в легкой форме. От чего это зависит? Тут пока больше вопросов, чем ответов. Тяжело болеют не только пожилые и ослабленные люди.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.