Главная Семья Детям Рассказы

«Ко многим здесь никто не приезжает». Как я впервые побывал в ПНИ

Диакон Алексий Попов — об одиночестве и духовном утешении
Фото: Stepan Rudik
«Мы вошли в первый корпус, куда на каталке привезли пожилого мужчину. У него не было ни рук, ни ног. Слов он не произносил, только издавал какие-то отдельные звуки. Когда священник спросил о причастии, человек кивнул и заплакал». Диакон Алексий Попов вспоминает, как во время учебы в духовной семинарии впервые побывал в Черкизовском психоневрологическом интернате.

Диакон Алексий Попов

На третьем курсе семинаристов отправляют на катехизационную и социальную практики. Это нужно, чтобы будущие пастыри понимали, как ответственно и важно не только их служение на территории прихода, но и в местах, где люди ждут духовного утешения, но прийти в храм по каким-то причинам они не могут.

Помню, как весной, почти в самом конце третьего курса семинарии, меня и нескольких моих однокурсников отправили на несколько часов в Черкизовский психоневрологический интернат, находящийся в нескольких километрах от знаменитой подмосковной Коломны. Там нас встретил отец Иоанн Бакушкин, который окормляет людей в этом интернате. 

Сначала мы в актовом зале помогали священнику совершить Таинство Соборования для тех, кто может спокойно перемещаться по территории учреждения, а затем помогали ему при причащении тех, кто выйти из корпуса по каким-то причинам не может.

Пока мы готовили все к Таинству, в актовый зал постепенно приходили жители интерната — они все абсолютно разные. И молодые, и пожилые, и задумчивые, и радостные. Открыв небольшую коробочку с нательными крестиками и достав катушку с тонкой веревкой, отец Иоанн дал нам задание:

— Здесь люди очень часто теряют нательный крест. Если они будут просить дать им крестик, то просто отрезайте аккуратно веревочку и надевайте на них сами.

Весь небольшой актовый зал заполнился людьми. Некоторые из них действительно подходили и просили крестик, говоря, что где-то его потеряли. Кто-то здоровался с отцом Иоанном — некоторые жители интерната могут выходить в город, предупредив, куда идут и на какое время, поэтому некоторые из них приезжали в храм к батюшке на Литургию.

Кто-то сидел на стульях, а некоторые стояли. Все спокойно зажгли свечи, на которые многие самостоятельно надели бумажки, дабы воск не стекал на руку.

Я увидел в глазах этих людей радость от встречи со Христом.

Затем мы отправились по другим корпусам вместе с отцом Иоанном, чтобы помогать ему причащать тех, кто не мог выйти из палаты. Перед нами предстала ухоженная территория, подметенные дорожки.

— Очень многое убрано здесь руками пациентов интерната, — параллельно рассказывал нам отец Иоанн, пока мы шли до корпуса. — Некоторых из них даже не навещают родственники. Есть возможность забирать их домой на какое-то время. Кто-то из родных иногда появляется здесь, но домой их категорически не хотят брать. А кто-то пользуется такой возможностью — и домой забирают в гости, и частенько приезжают навещать…

Мы вошли в первый корпус, куда на каталке привезли пожилого мужчину. У него не было ни рук, ни ног. Слов он не произносил, только издавал какие-то отдельные звуки. Глаза добрые, со слезами.

— Ты будешь причащаться? — мягко спросил у мужчины священник.

Тот кивнул головой, соглашаясь. Отец Иоанн причастил его, а я аккуратно дал ему запить, после чего его увезли обратно.

«Я никого не держу, но для них это наилучшее место». Директор ПНИ о том, почему интернаты невозможно просто закрыть
Подробнее

В другом корпусе сидели женщины разного возраста. Всех их по отдельности батюшка спрашивал о том, хотят они причащаться или нет. Подойдя к одной, он задал этот вопрос, но та молчала и никак не реагировала, смотря в одну точку. Тогда отец Иоанн взял небольшую частицу Святых Даров и начал медленно подносить к ней. Вдруг она начала махать руками и отворачиваться. Батюшка спокойно отошел, тихо и кратко сказав: «Значит, не хочет». 

В другом корпусе мужчина за пятьдесят с улыбкой вышел к отцу Иоанну и сам выказал желание причаститься. Тогда мне пришла мысль — никого никогда не надо заставлять причащаться или упрашивать. Если будет у человека внутреннее стремление, то он сам подойдет к Таинству, открыв двери сердца для Христа.

В третьем корпусе нам показали комнаты: в них живут те, кто может жить самостоятельно и ухаживать за собой. И видно, что соседи не тяготятся друг другом, у многих даже крепкая дружба. Увидев отца Иоанна и нас, семинаристов, они радовались, сами подходили, приветствовали, задавали какие-то вопросы.

Интернат – это отдельный мир. Когда я его покидал, что-то во мне изменилось: пришло какое-то отрезвление души, открылась еще одна сторона нашей жизни.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.