Пристройство собак и кошек и поддержка приютов — один из способов помощи бездомным животным, но не единственный. В большинстве регионов страны все еще не работает принятая во всем мире и соответствующая новому федеральному закону система ОСВВ — отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск.

Мы поговорили с людьми, которые взяли на себя развитие этой системы, стали предпринимателями и сами занялись регуляцией численности безнадзорных животных. 

Вся машина была в шерсти, муж ругался, но я стояла на своем

Оксана Кудря, предприниматель, муниципальный подрядчик, исполняющий контракты по регулированию численности безнадзорных животных в Ростовской области

Бывший юрист в сфере ЖКХ и недвижимости, Оксана бросила свою работу, чтобы посвятить себя помощи бездомным животным, и два года руководит службой отлова и стерилизации животных.

— Я с детства любила животных, и с возрастом эта любовь стала только сильнее. Первыми моими питомцами стали новорожденные котята, которых я вытащила из мусорного бака. Этот первый опыт выкармливания, выхаживания, мои первые походы по клиникам я никогда не забуду, — рассказывает Оксана.

Оксана Кудря

Именно тогда девушка узнала, что есть люди, которые регулярно занимаются помощью бездомным животным, и она решила стать частью этой группы. С появлением машины Оксана стала помогать ростовской зоозащитной организации развозить животных по домам и приютам, а также ездить на отлов.

— Я хорошо помню, что первым моим пассажиром был кот. Муж очень ругался, что я машину порчу, после котов все сиденья в шерсти. Но я стояла на своем. Конечно, без экстренных ситуаций не обошлось. Один раз, зимой, когда мы выехали в поле на отлов собаки, у меня отказала задняя передача, и нам пришлось подкладывать ветки под колеса, чтобы выехать оттуда.

«Хозяев на всех не хватает — тем более хороших». Можно ли животных в съемное жилье, при беременности и у кого есть шансы выжить на улице
Подробнее

Затем Оксана занялась передержкой. Знакомая дала ей в пользование свою старую квартиру в центре города, и Оксана обустроила ее для своего дела. Условия там были ужасные: дом трещал по швам, штукатурка осыпалась, а самое ужасное — это проблемы с канализацией. Но со временем все наладилось, и Оксана на некоторое время даже оставила свою основную работу, чтобы больше времени уделить животным.

Самым страшным, но в то же время полезным опытом для Оксаны стал пожар 2017 года. Что делать в такой экстренной ситуации, как правильно себя вести, как структурировать работу, чтобы помочь животным — никто ей этого не рассказывал.

— Я кинула клич всем знакомым волонтерам и зоозащитникам, чтобы животных, каких найдут и не знают, куда пристроить, привозили ко мне. Дома у меня был целый штаб: мы обрабатывали звонки, сами обзванивали людей, узнавали, у кого какое животное, кто кого нашел, а кто потерял, делали портреты животных, — вспоминает Оксана. Тогда девушка со своей командой собрала более 100 животных и решила попробовать себя в качестве муниципального подрядчика.

Чтобы найти деньги на землю и оборудование, взяла кредиты, влезла в долги.

— Мы открылись в апреле 2018 года, а первый контракт получили в июле.

И только в декабре я смогла выплатить сотрудникам зарплату - до этого все работали на добром слове, мотивируя себя искренним желанием помочь животным.

Первые полгода работы я только вкладывала и ничего не получала сама: все деньги уходили в первую очередь на оборудование, корма для собак и все необходимое для клиники, а затем на зарплату сотрудникам.

Когда Оксана увольнялась с основной работы, она понимала, что идет на риск. Но она делала этот шаг осознанно. И мысли о том, что в какой-то момент все может рухнуть, она останется без работы и без денег, естественно, были. Но девушка уверена, что, когда есть желание, когда ты занимаешься делом, которое тебе по душе, и видишь результат своих стараний, ты перестаешь бояться.

— Я никому, кроме мужа, не сказала, потому что знала, что как только узнает семья, родители найдут доводы, чтобы я отказалась от своей идеи. Конечно, вдвоем было тяжело, но мы справились. И сейчас, когда я уже ни от кого ничего не скрываю, родители и брат меня во всем поддерживают: и морально, и финансово.

Сейчас у Оксаны нет никаких страхов. Девушка верит в свое дело и уверенно идет вперед, зная, что ее всегда поддержит семья.

Люди звонят ночью и хотят забрать щенков — непонятно, для каких целей

Татьяна Королева, председатель региональной общественной организации «Экология человека», подрядчик муниципальных контрактов по возвратной стерилизации в Красногорском и Можайском городских округах

С проблемой бездомных животных Татьяна столкнулась еще в детстве, когда, живя в Тюмени, вместе с мамой занималась пристройством животных.

— Про стерилизацию речи не было — это было лет 30 назад. Мое первое яркое впечатление — это когда мы давали глистогонку щенку. Никогда бы не подумала, что из маленького подвального щенка может выйти такое количество глистов, — вспоминает Татьяна.

Татьяна Королева

С переездом в Москву тема животных ушла у Татьяны на второй план. Но ненадолго: спустя какое-то время девушка повстречала бездомную собаку, которую стала подкармливать. Родились щенки, а собаку-мать сбила машина. Естественно, Татьяна занялась поиском нового дома свалившимся на голову щенкам. Как и бывает, все приюты оказались переполнены.

— Я погрузилась в эту историю лично, открыла для себя много нового. В мини-варианте прошла все: людей, которые звонят даже ночью, чтобы забрать щенков, не понятно для каких целей, тему приютов и передержек. Тогда я поняла, что надо помогать животным более основательно.

“Одного котенка возвращали три раза”. Как понять, что вы готовы взять животное из приюта
Подробнее

Тогда Татьяна познакомилась с девушкой-ловцом и начала ей помогать, потихоньку набираясь опыта. А спустя какое-то время и сама научилась ловить животных, возила их в пункт стерилизации. Машины у нее тогда не было, обходилась общественным транспортом.

Так она задумалась о том, чтобы создать свою организацию, чтобы помощь животным стала более системной и масштабной. Создавать собственное юрлицо Татьяне не пришлось — в 2009 году ей просто позвонила знакомая и предложила забрать компанию «Экология животных», которую собиралась закрыть.

Уже через полтора года Татьяна заключила первый договор на регулирование численности безнадзорных животных с пансионатом «Лесные дали и поляны» на Рублевке. А в 2014 году, с введением программы ОСВВ в Московской области, стала заключать контракты и работать по новой системе на территории Красногорска и Можайска, уже имея к этому времени небольшой приют, послеоперационную передержку и операционную с ветеринарными врачами, созданные на собственные средства.

— Мы совершенствовались: поняли, что необходимо не просто работать по программе ОСВВ, но еще и доносить до людей идею ответственного отношения к животным и пропагандировать стерилизацию бездомных питомцев, развеивать мифы, связанные с этой сферой. Людей надо информировать, чтобы снижать градус напряженности и конфликтности, потому что многие до сих пор не знают, что такое собака с биркой.

Мы стараемся сделать так, чтобы общество наконец поняло, что эта программа принята в первую очередь не для собак, а для людей.

И что проблема безнадзорных животных — это проблема людей. На этом мы и сконцентрировались.

По мнению Татьяны, чтобы стать добросовестным подрядчиком, в первую очередь, нужно любить животных. Если этого чувства нет, то в лучшем случае организация может быть честным коммерсантом, без искреннего желания помочь животным рано или поздно эта деятельность может превратиться в простой бизнес.

— Недобросовестных поставщиков услуг у нас и так много. Кто-то просто не выполняет пункты контракта: кормит животных плохим кормом, условия содержания не соответствуют нормам. А есть те, кто просто ловит животных на одной территории и перевозит их в другое место. Это называется «карусель». Есть и целые живодерни, когда собак ловят дитилином, животные умирают на месте, а их трупы сваливают в лесу. Но сегодня ответственность за такие действия предусмотрена законодательством — у нас работают 498-й ФЗ и 245-я статья УК РФ.

Такие недобросовестные подрядчики портят жизнь всем: и животным, которые, если их перевозят, довольно быстро погибают под колесами машин или от нападок местных стай, и подрядчикам, честно выполняющим контракты, потому что тогда им меньше доверяют, и обычным людям, которые страдают от большого количества озлобленных бездомных собак.

Никто не знает, как работать по закону — они привыкли стрелять ядом

Владимир Гройсман, руководитель и основатель благотворительного фонда «Сострадание-НН», подрядчик ОСВВ по Нижнему Новгороду, соучредитель Ассоциации «Благополучие животных»

Для Владимира Гройсмана идея стать подрядчиком была вынужденной мерой. Как ни странно, заниматься отловом их приют не планировал, «Сострадание-НН» был нацелен исключительно на благотворительную помощь животным: их стерилизацию, лечение, передержку и поиск нового дома. Но к 2014 году Владимир понял, что если не взять ситуацию под свой контроль, то и деятельность фонда будет обречена на провал.

В Нижнем Новгороде в то время было семь тысяч бездомных собак. А найти добросовестного подрядчика, который бы согласился заплатить тысячу рублей за собаку, включая отлов, стерилизацию, передержку и все остальное, было практически невозможно. Приходили бы недобросовестные с целью получить выгоду за фактическое уничтожение собак. Тем более, в то время еще не было обязательной видео- и фотофиксации, поэтому отследить деятельность подрядчиков было невозможно.

Владимир Гройсман

Первый контракт Владимира Гройсмана был на пять тысяч собак на три миллиона рублей. За собаку платили меньше тысячи рублей. Но в программу нужно было уместить все: и отлов, и стерилизацию, и передержку, и вакцинацию. Естественно, этих денег не хватало, поэтому все основные процедуры фонд проводил за свой счет.

— Но я хорошо помню, как люди потом нас упрекали: «Вам заплатили мало, на стерилизацию точно не хватило бы, а значит, вы ее и не делали». Вначале было неприятно, конечно, но потом привыкли. Сейчас ситуация та же, нападок и обвинений в желании заработать на животных больше, но мы не обращаем внимания, просто делаем свое дело. У нормальных людей недоверие быстро прошло: в социальных сетях фонда более 40 тысяч человек, — говорит Владимир.

Параллельно с контрактом фонд осуществлял бесплатную стерилизационную программу. И собаки, которые ходят по городу с белыми бирками — это собаки, стерилизованные не за счет контракта.

- Весь смысл первых лет работы - это бесконечные массовые стерилизации.

У нас стерилизация строилась конвейерным образом: в помещении стояли пять операционных столов, за ними стояли врачи и им безостановочно, по кругу фельдшеры подносили новых и новых собак.

Для Владимира Гройсмана вовлеченность в сферу помощи бездомным животным началась с того, что он совершенно случайно узнал, как издеваются над бездомными животными: как их режут, как отрезают им хвосты, выкалывают глаза, чтобы отчитаться по контракту. И он не смог остаться в стороне. А спустя еще некоторое время его семья подобрала собаку с кровотечением прямо на центральной улице города. Питомца выходили, вылечили и оставили в семье. По словам самого зоозащитника, когда человек даже малейшим образом касается темы бездомных животных, он либо сразу уходит и никогда больше в нее не возвращается, либо погружается в нее с головой. Владимир оказался в числе последних и решил попробовать сделать хоть что-то.

Списал цирк, умер хозяин, спасли из контактного зоопарка. Питомник, который дает животным шанс
Подробнее

— Не у кого было спросить совета, и мы проходили все на своем опыте: например, как ликвидировать эпидемии, болезни в приюте. Ведь никто тогда еще не понимал, что если в одном вольере содержать двух-трех собак, то у них швы хуже заживают и заболеваемость увеличивается. Поначалу мы даже не понимали, чем дезинфицировать вольеры. Ловить мы учились сами, до всех комбинаций наркоза и обездвиживающих средств доходили своим умом. Всю область мы взяли под свой контроль, потому что на тот момент создавалась абсурдная ситуация: там, где работали мы, количество собак уменьшалось, бешенство кончалось, а везде, где работали другие подрядчики, подобного не происходило, хотя деньги они все осваивали, — делится Владимир.

Сейчас организация Владимира Гройсмана создала методический центр, в котором будут обучать местных ветеринаров, а также будут проводить занятия по обучению работе с законом.

— Некоторые руководители областных ветеринарных служб совершенно не понимают, как выполнять работу в соответствии с законом. Они привыкли «Адилином» стрелять — ядом, который полностью парализует собаку и животное медленно задыхается, находясь при этом в полном сознании. Помимо этого, фонд планирует инициировать создание двух-трех перехватывающих приютов, чтобы там могли работать добросовестные подрядчики и ветеринары.

По мнению Гройсмана, чтобы стать добросовестным подрядчиком, в первую очередь человек должен обладать здравым смыслом и умением работать в команде, потому что работать в одиночку в этой сфере не получится. Также важно уметь сочетать в себе «ядерную смесь» из доброты и цинизма, ведь, чтобы быть добросовестным подрядчиком, человек должен любить животных, но при этом уметь выживать в обществе.

Жози, Лесси, Дуся, Лапа – счастливые жизни бездомных собак в наших руках
Подробнее

— Человек, который планирует заниматься отловом или стать подрядчиком, должен понимать, что это тяжелая задача: и морально, и физически. И он должен быть готов к эмоциональному выгоранию. Обязательно нужно иметь занятость помимо этого: спорт, дети, семья, хобби. Нужно иметь какие-то свои интересы, чтобы не сойти с ума. А это возможно, и понятно почему. Довольно часто происходят экстремальные ситуации, которые выбивают вас из колеи. В 2016 году у нас был маньяк, который ходил с мачете и по ночам рубил собак. И я помню: стоит передо мной собака, вся порубленная, и смотрит испуганными глазами, а потом ложится и умирает. Для людей, которые сталкиваются с таким постоянно, это не проходит бесследно. Кто-то ожесточается, кто-то становится равнодушным, а для кого-то это становится точкой невозврата, — рассказывает Владимир.

Многим из тех, кто подумывает о том, чтобы стать подрядчиком в сфере регулирования численности бездомных животных, не хватает средств для того, чтобы начать свою деятельность. Нужно купить автомобиль, платить зарплату ловцам, закупить оборудование для клиники, нанять врачей, найти работников по хозяйственной части. И Владимир Гройсман абсолютно уверен, что ситуацию можно исправить, но для этого стоит бороться с незнанием людей о деталях проблемы бездомных животных и проводить обучение всех, кто хочет заниматься этим, чтобы люди знали, как работает система и как существовать в этой сфере.

Фото: Adam Baker / Flickr

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: