Родители болеют, выгорают, сталкиваются с трудностями — безденежьем, отсутствием жилья или уголовным преследованием. И в самых тяжелых ситуациях, если о ребенке некому позаботиться, он попадает в детский дом.

Можно ли этого избежать, почему временных приемных семей раньше не было в России и как отпустить ребенка к родным, когда уже полюбил его, «Правмиру» рассказала глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Когда закон не работает в интересах ребенка

— Елена, в России раньше существовали временные приемные семьи или это новая для нас практика?

— Она есть только в качестве каких-то отдельных ситуаций. Часто приемные семьи сами разыскивают родных тех детей, которых воспитывают. Иногда родители берут ребенка, мама которого отбывает наказание в колонии, понимая, что через 2–3 года она вернется домой и ей передадут дочь или сына. Но в то же время они понимают, что совершенно незачем ребенку все это время проводить в сиротском учреждении.

На государственном уровне такой практики, увы, не существует. Хотя потребность, конечно, есть.

— А в других странах все иначе?

— Во всем мире система семейного устройства работает так: есть две формы — временная, когда ребенка только забрали из семьи и неясно, что будет дальше, и постоянная (усыновление). И на первом этапе неизвестно, вернется ребенок домой или нет. Работа с кровной семьей занимает какое-то время — день, неделю, полгода или год. В этот период детям необязательно жить в организации для детей-сирот.

Ребенка отдают на усыновление, когда у него нет кровных родственников, с ними нет никакой коммуникации, чаще всего у него нет перспектив на то, чтобы вернуться домой, либо родители добровольно от него отказались.

В России развито огромное количество форм семейного устройства. Их больше, чем где-либо в мире. Но все они являются тем или иным вариантом усыновления.

В случае проблем в кровной семье у нас должны передать ребенка родственникам, в первую очередь. Но нередко они к этому не готовы. В результате дети оказываются в детском доме, несмотря на наличие близких, которые у них есть, но при этом их не забирают. Конечно, все это не должно быть поводом для помещения в детский дом.

Елена Альшанская. Фото Анны Даниловой

— То есть у нас юридически не существует временных форм устройства?

— Однажды мне удалось услышать в разговоре с юристами Госдумы, которые работали над законом об опеке, что приемная семья — это и есть временная форма устройства. Но в законе это никак не оговорено, рекомендаций нет, нигде это не практикуется.

По российскому законодательству, ребенок, который не может находиться рядом с родителями, должен быть сначала устроен на предварительную опеку. Органы опеки и попечительства должны найти хоть кого-то, кто сможет о нем заботиться. Предварительная опека — это когда у вас не собраны никакие документы. Вы пишете заявление, опека оценивает жилищные условия. Это срочная форма, которая позволяет избежать детского дома на то время, что вы будете собирать документы и обучаться в школе приемных родителей.

И в законе не оговорено, что предварительная опека — это только родственники. Это не так. На это имеет право любой человек, который готов взять в свою семью ребенка прямо сейчас, чтобы он избежал детского дома. Понятно, что речь идет, скорее всего, о знакомом ребенку человеке. Но мы практически не знаем такого опыта. Единичные истории я слышала в регионах, где опека разыскивала родственников или опрашивала соседей, а не сразу же везла ребенка в сиротское учреждение. Чаще всего никто не разыскивает людей, которые готовы забрать ребенка прямо сейчас.

А когда ребенок оказывается в детском доме, возникает другая проблема. К тем, кто приходит с желанием забрать его, предъявляют другие требования — полный пакет документов, школа приемных родителей.

Но в законе нет запрета на то, чтобы оформить предварительную опеку после устройства в детский дом. Это неправильная трактовка закона и отказ от использования его возможностей в интересах ребенка.

Такая облегченная форма семейного устройства, как предварительная опека, могла бы стать временной. Она оформляется до полугода. За это время кровная семья могла бы разобраться со своими проблемами. И ребенка либо вернули бы домой, либо передали бы на другую форму семейного устройства.

Елена Альшанская: В России нужны профессиональные приемные семьи
Подробнее

Вторая возможность избежать детского дома — оформить ребенка в приемную семью, которая предполагает наличие договора. Что у нас сегодня в нем прописывается? Финансовые обязательства государства в отношении семьи. В то время как там могут быть отражены все условия — например, что ребенок передается приемным родителям на то время, что мама отбывает наказание в колонии, и они обязаны обеспечивать видеосвязь с ней с определенной регулярностью и так далее.

А мы ведь можем использовать этот инструмент, чтобы дети не оказывались в организациях для детей-сирот, когда еще неизвестно, навсегда ли они ушли из кровных семей. Есть же бесконечные истории, когда ребенок по полгода, год или больше сидит в детдоме по так называемому «заявлению».

Если такой длительный срок мама не забирает его обратно, ему нужна семья. В детском доме он теряет важный период в жизни, когда он мог бы нормально развиваться, узнавать простые вещи о том, как устроен быт и отношения в семье. Все это бы пригодилось ему во взрослой жизни. Нецелесообразно его этого лишать, тем более, что закон это позволяет. Но нет такой практики.

Чем временная семья лучше детского дома

— Почему БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» запускает эту программу?

— Это вынужденная для нас мера. Мы работаем и с кровными семьями, и с приемными. У нас часто возникают ситуации, когда ребенка нужно устроить временно. Например, мама попала в больницу. Или мы понимаем, что сейчас ситуация небезопасна для ребенка, но с его родителями можно работать.

Другая проблема: возврат из приемной семьи. Для детей возвращение в детский дом, откуда их взяли — это очень травматичная ситуация. Лучше всего ее избежать. Если нет семьи, которая готова его забрать навсегда, с рук на руки, то лучше, чтобы он ждал ее у кого-то в гостях.

И нет этих рисков, о которых люди говорят: «Как же так? Ему будет плохо, потому что это временно…»

— А правда, как себя чувствует ребенок, зная, что он в семье не навсегда?

— В детском доме, конечно, он тоже временно. И там ему намного хуже. Мы же понимаем, что временная приемная семья не альтернатива постоянной. Если бы выбор был, мы бы сделали его в пользу второго.

Мы же оказываемся в ситуации, когда не знаем, что будет дальше. Например, когда мама выйдет из тюрьмы, она заберет ребенка или нет? У нас нет возможности найти для него постоянную семью, а потом через два года сказать: «Отдавайте ребенка». Это гораздо больше травмирует и его, и приемных родителей, которые были уверены, что это навсегда.

Нам приходится выбирать между временной приемной семьей и детским домом. Если кто-то скажет, что лучше два года провести в детдоме, мне хочется заглянуть в глаза этому человеку.

Сравните жизнь в казенном учреждении с толпой несчастных детей без обычного семейного быта, без человеческих отношений с временным пребыванием у приемных родителей. Выбор очевиден.

Ребенок ведь может пожить у бабушки или родственников. Когда родители уезжают работать в другой город, например, детей редко берут с собой. Их оставляют с близкими. Сколько людей в нашей стране воспитаны не мамами, а бабушками и тетями. Ребенок жил с ними, а потом возвращался в семью. Если между взрослыми при этом нормальные взаимоотношения, никакой трагедии не возникает.

Никто при этом не лишает его мамы. Он понимает, что она не живет с ним из-за каких-то обстоятельств. Мама звонит, пишет письма.

Мы предполагаем то же самое, когда говорим о временном размещении в приемной семье, пока родители находятся на лечении или в местах лишения свободы. У нас сохраняется коммуникация с мамой. Это, конечно, тяжело, лучше бы, чтобы она была рядом, но в жизни бывает по-разному.

— Когда от ребенка отказываются приемные родители, как объяснить, что он временно поживет в другой семье?

— Возвращение в детский дом воспринимается как тотальное фиаско. Получается, что он не прижился в семье, родители его не приняли. Поэтому, конечно, намного легче сказать: «Пока ты поживешь в гостях у тети Кати и дяди Вити, чтобы не возвращаться в детский дом». И искать ему постоянную семью. Если речь идет о подростке, с временными приемными родителями он может прожить до совершеннолетия.

Клан Фалиных – семья с бесконечным расширением
Подробнее

И многие риски снимаются нормально выстроенной поддержкой, постоянной работой с семьей. Мы не можем просить людей принять ребенка на время, если у них не будет профессионального сопровождения. Временной приемной семье предстоит выстроить коммуникацию с кровными родителями или оказать правильную психологическую поддержку ребенку, которого вернула приемная семья. Конечно, он очень тяжело переживает эту ситуацию.

Но возвращение в детский дом — это риски для будущего, для развития личности ребенка. В нем только один плюс — наше спокойствие. Так привычнее. Но мы сами в этой ситуации не находимся. Если бы у вас была возможность пощупать обе эти реальности, вы бы никогда не выбрали детский дом.

Как это — воспитывать, а потом вернуть родителям

— Как родителям настроиться на временную поддержку ребенка? Заботиться о нем, воспитывать, а потом вернуть в кровную семью?

— Мне не нравится выражение «временная приемная семья», мы будем его менять. Лучше сказать — «профессиональная». Профессиональным приемным родителям важно понимание своей роли. Они нацелены на то, чтобы помочь ребенку пережить тяжелый период в жизни с минимальными потерями. И не занимать место его кровной семьи, дать ему возможность сохранять взаимоотношения с ней. Профессиональная поддержка поможет сделать эту ситуацию успешной и не травматичной для всех участников.

— Какие трудности могут возникнуть у профессиональных приемных родителей?

— Это может быть взаимная привязанность.

У нас бывали ситуации, когда детей, которых вернули приемные родители, «подхватывали» другие семьи — временно, чтобы не отдавать ребенка в детдом. И в некоторых случаях он потом оставался с этими людьми навсегда. А бывало, что семья становилась тихой гаванью, где ребенок мог пережить тяжелый период рядом с другими приемными детьми, но родители его себе не присваивали. Потом для него находили другую постоянную семью.

Так же бывало и с детьми, у которых была кровная семья. Ситуация порой настолько тяжелая, что ребенок уже не может вернуться домой. И остается с родителями, которые оказывали поддержку. Во всем мире чаще всего у таких семей есть приоритет на семейное устройство, если ребенок не может вернуться к родителям или же они лишаются прав.

Была история, когда мама была тяжело больна, она в итоге умерла, и ребенок остался в приемной семье, которая его «подхватила». Там тоже были варианты: например, отчим мог оформить опеку. Но в итоге он этого не сделал. Выходы из подобных ситуаций могут быть разными. Поэтому важно, чтобы приемная семья готова была сотрудничать и понимала, что происходит.

Здесь важно, чтобы эти отношения были понятны и ребенку. Чтобы он осознавал, что это не навсегда, он сейчас в гостях. И это совершенно нормально, такое может быть.

Еще одна проблема — ситуация может быть нестабильной. Например, вы рассчитывали, что ребенок проживет с вами два месяца, но, например, реабилитация у его кровных родителей не заканчивается. И если семья не может больше поддерживать ребенка, то нам нужно искать новую. Мы пытаемся таких ситуаций избежать.

Приемные родители должны проявлять гибкость. Надо понимать, что это, с одной стороны, временная поддержка, с другой — нельзя четко определить ее срок. Он может затянуться на полгода или даже год. Если же мы понимаем, что ситуация перешла из временной в постоянную, то мы задаем вопрос: готовы ли родители принять ребенка навсегда? Если нет, то ищем постоянную семью.

Другой риск, когда у семьи и ребенка возникает очень сильная привязанность. Но при профессиональном сопровождении все понимают, в каких они отношениях. Важно, чтобы это проговаривалось, чтобы коммуникация с кровной семьей поддерживалась.

— При временном устройстве адаптация у ребенка проходит иначе?

— Конечно. Он спокойнее относится к ситуации, понимает, что находится в гостях. Если ребенок останется в этой семье, то некоторые моменты позднее могут проявиться. Самый тяжелый поведенческий комплекс ребенок выдает, когда понимает, что это навсегда. И ему становится тревожно, больно, страшно. У него же меняется жизнь.

Намного меньше эмоций вызывает то, что он пока поживет в другой семье, пока мама на реабилитации (в колонии, больнице и так далее). Ему говорят: «Ты будешь общаться с мамой. Посмотрим, что будет дальше». Дети разные, но все складывается проще.

Одновременно есть риск, что ребенок, оценивая ситуацию как временную, будет наплевательски относиться к каким-то правилам и обязанностям в семье. Но это тоже вопрос сопровождения. И ему, и родителям предстоит научиться договариваться друг с другом. Это нужно всем людям, которые начинают жить под одной крышей.

— Кто может стать профессиональными приемными родителями? У них должны быть какие-то особые качества?

«Мне хватит одного приемного ребенка!» – сказала мама и взяла в семью десять
Подробнее

— Во-первых, это должны быть те, кто готов к этому.

Во-вторых, эти люди должны уметь выстраивать отношения с разным уровнем границ. Если человек, видя ребенка, тут же сажает его к себе на колени, обнимает и не хочет никому отдавать, даже если тот мимо шел на детскую площадку — это не для него. У него не получится выстраивать с детьми такие отношения, которые предполагает временная форма устройства.

Другой случай — человек слишком дидактичен, с четкими представлениями о правильном и неправильном. У него тоже, скорее всего, не получится, потому что за короткий период никого нельзя переделать. Ребенка нужно принять таким, как есть. Иначе будешь разочарован.

Задача приемных родителей — стать поддержкой. Лучше всего, если они будут гибкими, с умением выстраивать границы, с высоким педагогическим ресурсом, который негде пока применить. Здорово, если человек умеет общаться с подростками.

Но часто во временном устройстве нуждаются и младенцы. И это уже сложнее. Малыши привязываются к временной семье в любом случае.

— И что с этим делать?

— Для маленького ребенка лучше иметь отношения привязанности с кем-то в два года, а потом пройти через разрыв и восстановить отношения, например, с кровной мамой, чем не иметь таких отношений вообще. Эти два года, самый ранний период жизни, наиболее важны. Привязанность нужна как воздух. Остаться без нее в системе коллективного ухода намного страшнее. Плюсы перевешивают минусы.

— Если практика профессиональных приемных семей будет широко внедрена в России, мы уйдем от детских домов?

— Мы никогда не сможем совсем от них отказаться. Ни одной стране мира это не удалось.

Но, по крайней мере, мы можем сделать так, чтобы сиротские учреждения стали малокомплектными, чтобы их стало меньше. Чтобы это были, например, дома на шесть подростков, где они готовятся к самостоятельной жизни, а им помогает воспитатель.

Мы действительно можем уйти от ситуации, когда 100–200 человек, от малышей до подростков, заперты в детских домах годами. Это неправильное детство, с травмами которого человеку приходится работать всю жизнь.

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» приглашает на краткосрочные модули тех, кто уже окончил школу приемных родителей: «Дети с ОВЗ», «Подростки», «Семья в поддержку». Ближайший курс «Семья в поддержку» пройдет с 17 октября по 28 ноября, курс «Подростки» — с 31 октября по 28 ноября. Записаться на курсы можно по тел. 8(906)777-10-86 или почте school.otkazniki@gmail.com.

Материалы по теме
24 февраля, 2015
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: