Константин и Наталья Великоцкие не встречаются вечером дома после работы. Они уходят на работу вместе, вместе работают, вместе возвращаются домой. Примерно в одно время стали родителями и открыли свое дело – детский образовательный проект. Они рассказывают детям об искусстве и истории, но так, чтобы было не скучно. Родители троих маленьких детей – как они успевают и как отдыхают, если работа и семья в их жизни накрепко переплетены?

Константин и Наталья познакомились в приходском лагере храма Космы и Дамиана. Константин проводил спортивные занятия, а Наталья в то время работала искусствоведом в музее-заповеднике Коломенское.    

Едва поженившись, супруги сняли небольшой домик в дачном поселке по Ярославскому направлению, считая, что лучше жить не в Москве и не в квартире.

– Я открыл первое попавшееся объявление и увидел фотографию: дом, окруженный разлапистыми елями, утопающий в зелени. Оказалось – это гостевой дом большой многодетной семьи, в которой на тот момент воспитывалось пятеро детей в возрасте от десяти до трех лет. Сами они жили неподалеку.

Младенцы на работе – это стало нашей визитной карточкой

Можно сказать, что именно с этой многодетной семьи началось дело Великоцких. Мама, хозяйка дома, попросила Наталью сделать для ее детей и их одноклассников интересные экскурсии, нескучные, где дети были бы не сторонними наблюдателями. Так что первые экскурсии и программы готовились для этой семьи, сдавшей дом. А потом глава этой семьи сказал: «У вас так хорошо получается, может, стоит подумать над тем, чтобы это стало вашим делом?»

Примерно в то же время Константин, работавший на двух работах, буквально в течение месяца этих работ лишился.

– Передо мной встал логичный вопрос: что делать дальше? Десять лет я работал в различных офисах и точно знал, что это не мое. А тут – идея сама себя обнажила. Мы поняли, что детям можно интересно рассказывать про искусство и историю, делая их самих участниками процесса. Так появились «Скороходы».

Когда проект начался, старшей дочке Великоцких было всего полгода. И она тоже ездила на первые экскурсии.

– Дочка, особенно до года, очень плохо спала, – вспоминает Наталья, – мы ее все время укачивали. Мне это время запомнилось как тотальная бессонница, никогда в жизни я не испытывала такого состояния. Было сложно сочетать работу и первого маленького ребенка. Вот второй и третий маленький ребенок – это уже намного проще.

Младенцы на работе – это стало нашей визитной карточкой. Потом у нас появилось еще двое детей, и мы всегда ездили на экскурсии и на занятия с ними. Это всегда очень сложно, потому что надо продумать, взять всё необходимое.

Алгоритм такой – с малышом кто-нибудь гуляет. Сначала это был Константин, потом бабушка, мама Натальи, и тетя, сестра Константина. А Наталье надо было успеть покормить малыша до начала мероприятия, провести его в строго заявленные полтора часа, потому что когда они истекут, привезут малыша, который потребует подкрепиться. Подготовка к каждому выезду, как военная операция: ничего не забыть, учесть все моменты…

Мы думали, что дети и летом будут ходить на экскурсии

– Первый год работы был тяжелым, – чуть ли не хором говорят Константин и Наталья. – Это был такой рубеж, когда ты понимаешь, что назад тебе дороги нет, только вперед. Особенно непростым было первое лето. Мы еще не до конца понимали специфику и думали, что раз дети уже ходят на наши занятия и экскурсии, они и летом будут это делать. Это сейчас мы понимаем, что делать летом, а тогда все разъехались и было ощущение, что про нас забыли. 

Как раз в это время супруги сняли дом побольше и поближе к бабушке с дедушкой, родителям Натальи, в Домодедовском районе. Переехали и поняли, что им скоро будет нечем платить за жилье. Константин решил искать временную альтернативу и устроился работать в такси на своей машине. 

– Я думал, что заработанного хватит и на оплату дома, и на продукты, – говорит Константин. – Летом как-то перебьемся, а в сентябре вновь начнем нашу деятельность. Но с первых дней стало понятно, что, сколько бы ты ни работал, ты там никогда не заработаешь. Процент, который ты получаешь от компании – низкий, кроме того, раз на своей машине, она быстрее изнашивается, ведь ты с утра до вечера в пути, да еще деньги уходят на бензин. Я работал буквально сутками, продержался месяц и ушел, поскольку никакого смысла, в том числе материального, в такой работе не было.

Был уже июль, и я по знакомым начал узнавать: не нужен ли кому человек с таким-то набором профессиональных навыков. Откликнулась многодетная семья – трое сыновей и дочка. Сначала мы договаривались об одной работе, а в итоге решили, что я буду воспитателем, наставником мальчиков.

Ушел в декрет и исполнил мечту – как папа сидел с детьми и получал новую профессию
Подробнее

Эта работа тоже закончилась через месяц просто потому, что Константин не мог больше добраться до нее – на общественном транспорте очень далеко, а собственная машина пришла в негодность после ДТП.

Без машины за городом сложно, занимали денег по друзьям, в итоге купили машину, которая сломалась на второй же день и стабильно ломалась каждый месяц.

– Постоянно приходилось занимать, перезанимать, отдавать и опять занимать, до тех пор, пока не начался сезон, сентябрь месяц и мы более или менее встроились в рабочую колею. То есть весь год мы практически занимались тем, что зарабатывали и отдавали долги.

Следующего лета мы ждали с ужасом, но у нас уже были какие-то идеи. Вообще жизнь нас заставляла учиться быстро придумывать, встраиваться в сезонность.

«У вас там малыш или вы много едите?»

Ожидая на свет появления второго ребенка, Наталья перестала работать за две недели до родов. Сотрудников тогда почти не было, и все экскурсии и мероприятия приходилось проводить самой.

– Долгое время я думала, что если сверху накинуть широкий платок или надеть свободное платье, никто не заметит, – говорит Наталья. – Но потом даже сами дети стали оказывать знаки внимания: «Может быть, вы присядете? Вам тяжело». Как-то одна маленькая девочка спросила у меня: «У вас там малыш или вы просто много едите?»

С третьим ребенком мы тоже работали «почти в декрете», но, к счастью, так сложилось, что она родилась в начале осени, последние месяцы беременности были более спокойные.

А потом, с месячным ребенком – снова на работу.

«Семья – как бизнес, ее нельзя создать и забыть». Эколог, предприниматель и многодетная мать – о любимом деле
Подробнее

Первое время люди звонили и представлялись: «Я – мама такого-то ребенка из такого-то класса. Мы к вам приезжали, нам понравилось. Можно ли для нас сделать какую-то экскурсию?» Первые экскурсии в основном были по запросам от слушателей… Например, Египет изучают в пятом классе в первом полугодии – мы делаем экскурсию по истории и искусству Египта.

– Для современных детей просто экскурсия – это скучновато, – говорит Наталья. – Нам показалось, что важен диалог, беседа с детьми, обсуждения. Потом нам стало ясно, что очень здорово показывать какие-то предметы прошлого, они включают фантазию ребенка, делают историю близкой, такой, что можно потрогать. У нас стали появляться подлинники и копии предметов древности. Постепенно реквизита у нас становилось все больше – шлемы, сундуки, костюмы. Какое-то время мы, пока не появился постоянный офис, жили, как будто в своем маленьком музее. Дети подрастают и, слушая наши обсуждения, включаются в то, что мы обсуждаем. «Реквизит», «программы» – чуть ли не первые их слова.

Старшая дочь Константина и Натальи занимается в младшей группе. Иногда родители берут ее в старшую, она сидит сзади, если надоедает слушать, рисует.

– Самое тяжелое – это объяснить ребенку, что на занятиях не стоит называть меня мамой, – говорит Наталья. – Все-таки это учебный процесс. Она спрашивает: «Как же мне тогда тебя называть?» А ты не знаешь, что ей ответить. Сейчас уже второй сын подрастает, постепенно ему становится более интересно то, о чем мы рассказываем. Он пока еще не дорос до участника, но четко знает, чем мы занимаемся, очень интересуется реквизитом. У него любимый исторический герой – князь Владимир, исторический образ. Дети все время закапывают что-то в песочнице и говорят, что это артефакты.

Родители сидят с детьми и никогда не звонят во время занятий

Родители Натальи поддерживали супругов и в то первое непростое лето, поддерживают и сейчас.

– Они верили в нас с самого начала, – говорит Наталья, – хотя даже некоторые друзья считали, что все несерьезно, просто хобби. 

Когда стали появляться и другие дети, родители стали брать на себя старших, поскольку грудничка без мамы надолго не оставишь.

– Второго ребенка родители начали оставлять у себя, когда ему было семь месяцев, – рассказывает Константин. – После одного случая. Наташа проводила мероприятие в Пушкинском, а я – с коляской и с другом, который живет неподалеку, прогуливался по Гоголевскому. Погода была хорошая, сынок сидел в открытой коляске, лицом к городу. Потом пошел снег, а я так увлекся серьезными философскими разговорами с другом, что забыл перевернуть коляску в другое положение и закрыть ребенка от снега.

«Эй! Это ваш ребенок?» – услышали мы окрик с другой стороны дороги от женщины. «Раз ваш, чего вы не видите, ему снег в лицо?!»

Услышав эту историю, родители Наташи посмеялись, но сказали, что будут оставлять ребенка у себя, благо он уже ест прикорм. А если говорить серьезно, мы бы без родителей Наташи не справились, вряд ли мы смогли бы преодолеть то, что преодолели, без их веры в нас и их поддержки. Теперь, когда мы на работе, если не берем на занятия старшую, они остаются с тремя детьми.

Родители Натальи помогают не только поддерживая, оставаясь с детьми, но и профессионально. Оба историки, кандидаты наук, они предлагают интересные идеи, выступают в роли консультантов и редакторов.

Конечно, бывает, что дети болеют. Иногда даже приходилось переносить занятие, но это – единичные случаи. Чаще на помощь вновь приходят дедушка и бабушка. 

– Бывает, что у кого-нибудь из детей температура поднимется в то время, когда мы работаем, – говорит Наталья. – Родители никогда не звонят нам во время занятий, тактично ждут окончания и только потом: «Как у вас всё прошло? Хорошо? А у нас немножко температура поднялась у Игнатия. Насколько немножко? 39,5. Ты не волнуйся, мы дали парацетамол». Один раз им даже скорую пришлось вызвать, поскольку у ребенка начались судороги. Но позвонили тоже уже после: «Ты не волнуйся, уже всё хорошо». Хотя можно представить, как они испугались! Когда врач скорой спросил: «Сколько лет?», мама в стрессе ответила: «Пятьдесят девять». – «Да не вам! Ребенку!»

Куда бегут многодетные 

Когда у супругов еще не было детей, они любили с утра, не спеша, завтракать около большого окна и наблюдать за многодетной семьей, той самой, что сдавала им дом. 

– Утром рано мама выводит детей в школу. Убежали – калитка закрылась. Потом папа – бежит на работу. Через полчаса мама возвращается, – отвела в школу, калитка опять скрипнула. Пробежала. Потом побежала отводить младших на кружки. Снова бежит – забирать старших из школы. И все бегом. Сейчас нам понятно, почему. У нас детей не пятеро, трое, но мы тоже все время бегаем. Темп жизни такой, что остается только бегать.

В то время супругам казалось, что бегать – не совсем правильно, что должно быть время и для жизни.

– Но специально ждать какой-то «жизни» – неправильно, – говорит Константин. – Жизнь – это то, что происходит в данный момент, и надо радоваться этому конкретному моменту.

Ждать, что завтра наступит блаженное время, когда можно будет отдохнуть и ничего не делать – заблуждение.

Да, шесть лет супруги живут, что называется, без остановки. Работа, воспитание детей, притормозить, выдохнуть, да просто выспаться – не получается.

– Мы привыкли к такому темпу, – говорит Наталья. – Заниматься с маленькими детьми, готовиться к занятиям, отправлять материал в типографию, связываться с художниками, которые с нами сотрудничают и так далее.

Когда совсем тяжело, мы задаем себе вопрос: «Может, не надо дальше, если так тяжело?» Потом вместе отвечаем себе: «Нет, как можно всё это оставить?» Пути назад нет. С детьми понятно – они твои, ты их должен воспитывать, ими заниматься. Но и работа тоже твоя. Она уже настолько родная, и уже сложно представить, что ты будешь без нее, а она без тебя. Это наш путь.

– Помогает пример и других семей, где много детей, – говорит Наталья. – Посмотришь, у людей шесть, семь детей, а они внутри спокойные, добродушные, полны жизненных сил, каждому из своих детей стараются что-то интересное найти. Со сложными ситуациями справляются и с подростками находят общий язык. У меня же еще не подростки, они еще все такие маленькие, такие хорошие. Неужто я совсем расклеилась, надо брать себя в руки!

– Наша жизнь настолько наполнена различными событиями, в том числе имеющими большой смысл – это рождение детей, это их воспитание, переживание их взросления, – говорит Константин. – Это постоянно новые эмоции. Поскольку у нас работа не стандартная, не по графику 5/2, получается, что мы постоянно вместе. Плотность общения высокая, но при этом коэффициент конфликтов достаточно низкий. Наверное, и потому, что у нас есть одна общая цель и мы к ней идем – и в работе, и в семейных отношениях.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: