В
Фото: Sputnik / T. Makeyeva
Фото: Sputnik / T. Makeyeva
Вице-премьер Татьяна Голикова 24 ноября заявила о наиболее критичной ситуации с коечным фондом для больных коронавирусом в Ивановской области (занято 92%), Орловской области (92,7%), Республике Коми (90,6%), Мордовии (92,1%), Республике Крым (93,6%) и Санкт-Петербурге (90,3%). В стране занято 78,2% коек, по данным на утро 23 ноября. «Правмир» поговорил с пациентами и врачами из этих регионов о том, с какими проблемами они столкнулись.

— В 32 регионах страны заболеваемость на 100 тысяч населения превышает сейчас российский уровень. К сожалению, как мы и предполагали, с наступлением осенне-зимнего эпидемического сезона ситуация с распространением новой коронавирусной инфекции продолжает осложняться,— заявила Татьяна Голикова на заседании координационного совета уполномоченных по правам человека.

В России за 30 ноября зарегистрировали 26 338 новых случаев заражения коронавирусом. Общее число заразившихся достигло 2 295 654. За последние сутки умер 368 человек с коронавирусом. Всего скончались 39 895. Выздоровели 17 247 человек, за все время — 1 778 704.

Санкт-Петербург. «Люди лежат в коридорах — мест не хватает»

В Санкт-Петербурге за 30 ноября выявили 3691 новых случаев заражения коронавирусом. Число заболевших стабильно растет с начала ноября — 4-го их впервые было более 1000 в сутки. По количеству пациентов с ковид северная столица находится на втором месте среди регионов страны. 

За последние сутки от ковида умерли 20 человек. Ранее этот показатель был выше: 24 ноября впервые было зафиксировано 80 жертв COVID-19 за сутки, 25-го — 85.  Всего в городе от коронавируса скончались уже 5 432 человек. 

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Олег Эргашев сообщил, что в больницах города остаются свободными 8,9% коек для пациентов с коронавирусом. Всего в городе развернуто 10 860 коек, передает «Коммерсант».

Врач скорой помощи Виктория Михеева рассказала «Правмиру», что нагрузка на медиков в Петербурге в ноябре увеличилась в 2–3 раза по сравнению с апрелем и маем. В больницах не хватает мест, поэтому госпитализируют только тяжелых.

— У нас сейчас, как в регионах, люди лежат в коридорах, на топчанах, на любой горизонтальной поверхности, мест катастрофически не хватает, — говорит Виктория Михеева. — Весной, когда мы еще мало знали об этом вирусе, в больницы клали всех подряд, сейчас – только тяжелых. Но и сегодня есть такие люди, которые категорически настаивают на своем и непременно хотят госпитализироваться. Мы пытаемся им объяснить, что необходимости в этом нет, что койки нужны тем, кто нуждается в кислороде, у кого ситуация на грани жизни и смерти. Тяжелых сейчас очень много.

Всплеск заболеваемости коронавирусной инфекцией врач скорой связывает с тем, что многие люди не соблюдают противоэпидемиологические мероприятия — «не все носит маски или носят их, не натянув на нос». Также она отмечает, что когда бригада скорой приезжает на вызовы к потенциальным больным, люди не надевают маски — врачи просят их сделать это. «Такая халатность по отношению к себе и окружающим привела к тому, что заболевание массово распространяется», — подчеркивает собеседница «Правмира». 

— И мы-то видим, как тяжело болеют люди старшего возраста и те, кто имеет сопутствующие заболевания. Особенно тяжело ковид переносят диабетики, — объясняет врач скорой. — У пожилых людей развивается пневмония, часто с дыхательной недостаточностью. У диабетиков клиника развернутая и скоротечная. Достаточно случаев, когда молодые от тотальной пневмонии погибают. А власти не хотят вводить жесткие карантинные мероприятия и люди ничего не боятся.

Бывает, что приезжаешь к пациенту, он вроде стабильный, потом наступает резкое ухудшение. Его на кислород и бегом, бегом, бегом в больницу.

Болеют и многие врачи скорой помощи, отмечает Виктория Михеева. «Машины закрыть некем», — говорит она. 

— Часто мы работаем по одному – водитель и врач. Или водитель и фельдшер. Физически тяжело работать, да еще в этом костюме, — продолжает медик. — В этом чехле несчастном на вызове ты потеешь, потом выходишь на улицу и тут же замерзаешь. Из-за этого риски медперсонала заболеть увеличиваются. Тебя плохо слышат, приходится кричать, это физически отнимает много сил. Вызов пришел! Извините, я пошла.

«Ковид будет возвращаться волнами». Кардиолог Вера Потиевская — о «красной зоне» и прогнозах
Подробнее

Из-за карантина по коронавирусу и ОРВИ на дистанционное обучение переведены 118 классов в 60 школах Петербурга, по данным на 26 ноября.  Удаленный формат по желанию выбрали более 13 тысяч школьников. Также не работают 16 групп в 14 детских садах. 

В Санкт-Петербурге действуют ограничения в связи с пандемией. Предприятия общепита не работают по ночам. Временно закрыты кружки, секции, студии и клубы, которые финансирует бюджет города. В торговых центрах больше не работают фудкорты и катки. 

С 16 ноября власти ввели режим самоизоляции в отношении людей старше 65 лет и тех, у кого есть хронические заболевания. 

С 23 ноября спортивные мероприятия проходят без зрителей. С 1 декабря заполняемость концертных залов, залов в театрах и кинотеатрах не должна превышать 25% от количества зрительских мест в зале.

Ивановская область. «Зачем вы делали КТ?»

В Ивановской области 30 ноября коронавирус обнаружили еще у 159 жителей региона. Всего с начала пандемии скончалось 247 больных. По числу инфицированных Ивановская область остается на 45 месте в стране, сообщает ГТРК «Ивтелерадио». 

В стационаре находятся 2113 человек, в том числе на койках с кислородом — 1278 человек. На аппаратах ИВЛ — 69 пациентов. Свободны для пациентов с COVID-19 444 койки, по данным Департамента здравоохранения Ивановской области на 28 ноября.

Но жители региона сообщают, что им трудно получить медицинскую помощь. В поликлинику дозвониться трудно, сделать тест предлагают далеко не сразу.

Так, с середины ноября 60-летняя жительница Ивановской области Светлана Сахарова находится на больничном, который нужно продлевать каждые 3–5 дней. Из симптомов — температура выше 38 градусов, которую трудно сбить. Светлана вызвала врача сразу же, как проявилось заболевание. На вызов, по словам ее дочери Нины Каширской, пришел молодой фельдшер, послушал пациентку и назначил лечение энерионом и лоратадином. Так как температура не спадала, семья пыталась связаться с врачами поликлиники. 

— Чудесным образом дозвонились, нам сказали: «Сбейте температуру и идите на прием в поликлинику. У врача много вызовов, если он к вам не придет, вы потеряете свой больничный», — и положила трубку. Пришел тот же фельдшер, послушал и снова выписал энерион, хотя температура держится выше 38 и 5, — рассказывает Нина. 

«Врачей на все ОРВИ не хватит». Почему российская медицина не справляется с нагрузкой и при чем тут ненужные КТ
Подробнее

Еще через несколько дней Нина вызвала скорую. Врач на скорой посоветовала срочно делать КТ. Для этого нужно взять направление у участкового врача. В регистратуре поликлиники ответили, что сделать это можно только на следующем запланированном приеме по поводу продления больничного, а в городской больнице сказали, что принимают на КТ только из ковид-центра и ни о какой очереди из поликлиники не слышали. 

Компьютерную томографию Светлана Сахарова делала платно. Исследование показало поражение легких (10%) и признаки двусторонней пневмонии. Было написано, что с высокой вероятностью это ковид. 

В поликлинику, чтобы вызвать ковид-бригаду, Нина снова не дозвонилась. Муж Светланы Владимировны (Нина уточняет, что ему 69 лет) выстоял несколько очередей, чтобы лично показать врачу результаты КТ. 

— Врач позвонила моей маме и начала выяснять, зачем вообще она стала делать КТ и кто ей сказал про ковид-бригаду. Выписала рецепт на лекарства. По поводу больничного сказала, что следует идти в поликлинику (с диагнозом пневмония, температурой и подозрением на ковид). На вопрос про мазок ответила: «Ждите, вам позвонят», — продолжает Нина.

Со Светланой Сахаровой до сих пор не связались. Она не может сдать тест на коронавирус и продлить больничный. Не понимает она и дальнейший алгоритм действий. Нина Каширская написала на сайт губернатора Ивановской области просьбу «разобраться в ситуации и дать возможность вылечиться, не допустить очередного летального исхода».

«Сегодня температура уже и у меня, и завтра я вряд ли дозвонюсь (нужно минимум два часа на бесполезные попытки), чтобы вызвать врача на дом. Моему мужу тоже снова придется ехать заражаться, а может и заражать, ведь там стоят в очередях люди, которым сказали сбить температуру и идти в поликлинику», — написала Нина. 

Власти Ивановской области признают, что ситуация с коронавирусом остается напряженной. Об этом еще 16 ноября заявил глава департамента здравоохранения Ивановской области Артур Фокин. В регионе перепрофилировали ряд медицинских учреждений, чтобы создать места для пациентов с ковидом.

Также до конца года в Иваново построят ковид-госпиталь МЧС, где установят новое оборудование для обследования больных с коронавирусом: томограф, аппараты УЗИ, эндоскоп, гемодиализ. В госпитале будут отделения реанимации и хирургии.

«Прямо в приемном отделении сможем выполнять полный комплекс диагностики. Это будет ультрасовременная клиника. Пока все работы по ее строительству ведутся в строгом соответствии с графиком», — отметил 27 ноября на брифинге Артур Фокин.

Орловская область. «На свой страх и риск лечимся сами»

В Орловской области 30 ноября заболели еще 146 человек, всего заболевших 16 065. С начала пандемии скончались 196 человек.

Регион увеличит число коек для пациентов с ковидом и закупит дополнительные аппараты ИВЛ, рассказал во время прямого эфира в Instagram губернатор Андрей Клычков. На 24 ноября в резерве — 160 аппаратов ИВЛ, 16 используются. Общее число коек для пациентов с коронавирусом — 1472. От норматива свободно 20%.

«Если рост продолжится, лечить будет некому». В городах России не хватает коек для больных с ковидом
Подробнее

«Нас дважды в федеральной прессе обозначили как регион, у которого небольшое количество свободных коек. Писали, почти 7,5% коек у нас свободно. Я позвонил вице-премьеру —  начал уточнять. У нас другая цифра. Потому что от норматива у нас 20% свободно», — объяснил Клычков.

К концу ноября в Орловской области планируют развернуть еще 200 специализированных коек для больных коронавирусом на базе хирургического корпуса больницы им. Н.А. Семашко, сообщила пресс-служба регионального правительства 24 ноября. В дальнейшем планируется развернуть дополнительные койки также на базе Кромской ЦРБ и других лечебных учреждений региона. На минувшей неделе дополнительно было развернуто 100 коек, 70 из них на базе Кромской ЦРБ, 30 — горбольницы скорой медицинской помощи им. Н.А. Семашко, по данным «Коммерсанта».

В регионе продолжают работать школы, только одно учебное заведение закрыто на карантин — в Кромском районе. Детские кружки также продолжают работу.

Но при этом педагоги болеют коронавирусом. После очередного педсовета, на который преподаватели детской школы искусств города Орла ездили во время осенних каникул, 10 учителей одновременно не вышли на работу, в том числе мама Юлии, 64-летняя Ирина Евгеньевна. Собеседница «Правмира» попросила не называть ее фамилии.

Неделю Ирина Евгеньевна просидела дома со слабыми симптомами, но потом состояние стало ухудшаться. Юлия вспоминает, что у мамы пропало обоняние, вкус, поднялась высокая температура, сильно болела голова. Они сдали тест на коронавирус в частной клинике и, не дожидаясь результата, вызвали врача. Терапевт из поликлиники пришёл, по словам Юлии, без СИЗов, дальше коридора не прошел, спросил, как Ирина Евгеньевна себя чувствует, не осматривая пациентку, заключил, что это не коронавирус, «все сейчас так болеют», и посоветовал пить арбидол. 

На следующей день из частной клиники прислали результат теста, он оказался положительным. Дозвониться в поликлинику семья не смогла, поэтому отец Юлии сходил в амбулаторию и вызвал ковидную бригаду. Через день пришел врач уже в защите, подтвердил диагноз, посоветовал пить больше воды и обещал принести лекарства через два дня. Папа Юлии тоже учитель, ему врач сказал сесть на самоизоляцию и обещал взять мазки через два дня, но ни лекарств, ни самих врачей не было и через неделю. 

Ирине Евгеньевне тем временем становилось хуже. Купить лекарства, вспоминает Юлия, было нереально, поэтому она искала их  через знакомых — люди делились тем, что у них осталось. Лечение тоже подбирали с помощью знакомых врачей, причем это были специалисты по другому профилю. 

— На свой страх и риск дома мы лечим маму антибиотиками, гормонами, потому что попасть в больницы нереально, как и на КТ. Туда мы тоже попали с помощь знакомых. КТ показала больше 25% поражения легких. В поликлинике не отвечали на звонки, в скорой говорили, что приезжают, если сатурация меньше 93 и если температура зашкаливает, и то когда, сегодня, завтра, через два дня — неизвестно, — рассказывает Юлия.

Почему приезда скорой ждут часами, а иногда — сутками? Врачи скорых — о том, что происходит по всей стране
Подробнее

Тогда она написала комментарий на странице губернатора Орловской области Андрея Клычкова в инстаграме. Ответили мгновенно, а на утро позвонил главврач той самой поликлиники, куда она не могла дозвониться. В тот же день к Ирине Евгеньевне пришел врач, принес лекарства, у нее и у мужа взяли тест, оформили больничный. 

Сразу, как только диагноз Ирины Евгеньевны подтвердился, Юлия позвонила в Роспотребнадзор, чтобы сообщить информацию о маме и чтобы, возможно, приняли какие-то меры в школе. Оказалось, результаты частных лабораторий они не учитывают, а поликлиника так и не отправила экстренное уведомление. Только когда Юлия спросила об этом главного врача, поликлиника сообщила в ведомство. 

— У других преподавателей, маминых коллег, у которых двусторонняя пневмония, которые болеют уже четвертую неделю, стоит ОРВИ и другого диагноза им не ставят, — говорит Юлия. — У нас бабушка умерла от коронавируса в августе. Тогда приходили врачи, забирали в больницу. Сейчас попасть в стационар сложнее.

То, что в регионе растет число пациентов с ковидом, подтверждают чиновники. Глава Департамента здравоохранения региона Иван Залогин отметил на брифинге, что возросла «оборачиваемость коек» — больных выписывают раньше, после первого отрицательного теста. 

— Раньше [в стационарах] лежало 800 человек, а сейчас под 1400… Количество пациентов резко возросло, но возросла оборачиваемость коек. Раньше пациент находился на стационаре порядка месяца. Сейчас значительно быстрее происходит выписка, в том числе, в связи с новыми требованиями по всего лишь одному отрицательному тесту», — цитирует Залогина «Орел times».

Республика Коми. В поликлиниках — очереди

В Коми 24 ноября опровергли заявление вице-премьера Татьяны Голиковой о нехватке коек для пациентов с ковидом. Минздрав региона заявил, что в регионе создан  «достаточный резерв» коечного фонда в ковидных госпиталях — 2 586 коек, 22% из них свободны.

В регионе 30 ноября выявили еще 291 случай заболевания коронавирусом. Число заболевших достигло 21 331 человек. За сутки от ковида умер один человек, всего с начала пандемии ушли из жизни 349 пациентов с коронавирусной инфекцией.

В медицинских учреждениях Коми возникают очереди. Об этом сообщали местные СМИ — так, на них пожаловались пациенты в поликлинике №1 Ухты.

В Министерстве здравоохранения Коми ответили, что потоки заболевших и выздоровевших пациентов в данном медучреждении разделяют, время приема первичных пациентов отличается от того, в которое люди приходят на повторный прием. Врачи выезжают к больным на дом, отметили в ведомстве. 

Об очередях рассказала одна из собеседниц «Правмира». Жительница Ухты Ирина Карауш рассказала «Правмиру», что врача вызвать трудно — они не приезжают, ссылаясь на огромное количество вызовов, приглашают больных самостоятельно прийти в поликлинику, даже с температурой.

Ждать приема приходится несколько часов.

«Я сама ходила два раза, правда, с ОРВИ. Очередь около 30 человек, ждала приема до трех часов оба раза. Люди нервничают, ругаются, но доктор не разорвется на всех», — пояснила Ирина Карауш.

В республике Коми действует режим повышенной готовности. Компании обязаны направить на удаленную работу не менее 30% сотрудников, в том числе и всех работников 65 лет и старше. Диспансеризация и профилактические осмотры приостановлены до 2021 года.

До 15 января января 2021 года прекратили работу ночные клубы, детские игровые комнаты и развлекательные центры. Заведения общепита не могут организовывать банкеты, свадьбы, поминки, а также корпоративные мероприятия. На тот же период театры и концертные площадки должны заполнять залы не более, чем на 50% от общей вместимости.

Люди старше 65 лет и пациенты с хроническими заболеваниями обязаны соблюдать режим самоизоляции до 20 января 2021 года. Если люди старше 65 лет работают, то организации обязаны предоставить им на этот срок оплачиваемый больничный, сообщает «Комсомольская правда в Коми».

Любовь Хабарова из города Вуктыл заболела в конце сентября. Врачи пришли быстро, но сначала диагностировали ангину. Горло болело, голос пропал. Постепенно становилось все хуже и хуже, исчезли запахи.

«Привез отца с ковидом в стационар, приняли через 6 часов». В Кузбассе очереди в больницах, а медиков не хватает
Подробнее

— У меня взяли анализы и подтвердили ковид. Я пропила три вида антибиотиков, они не помогали. Была огромная слабость, весь октябрь я практически проспала. Потом уже мне назначили антибиотики внутримышечно, я сама себе ставила уколы.  И они, наконец, помогли. Но отрицательного теста я все еще жду, — рассказывает Любовь Хабарова. 

У Любови двое детей — 6 и 14 лет. Все это время они вместе с мамой находятся на самоизоляции. Школы республики Коми работают в обычном режиме, поэтому детям приходится учится самостоятельно. 

— Самое тяжелое, с чем пришлось столкнуться, — в городе нет никаких социальных служб, волонтеров, которые помогли бы с покупкой продуктов. Мне все покупала мама, но как в такой ситуации быть одинокому человеку? Я не выхожу из дома с 6 октября. Но если бы не было помощи от мамы, мне пришлось бы ходить в магазин самой. И я знаю, что некоторые так и ходят в магазины, потому что иначе никак. Болеют у нас много людей, но не все обращаются в больницу, кто-то бессимптомный ходит по городу, — заключает она. 

Севастополь. «Врачам не хватает респираторов и костюмов»

В Севастополе за 30 ноября коронавирусом заболели 65 человек, умер один. Всего в стационарах находятся 177 больных, в пансионате «Изумруд» — 101 человека, на амбулаторном лечении еще 187 севастопольцев, по данным на 29 ноября.

Врач-эпидемиолог Галина Посох работает в городской больнице № 4 в Севастополе. Она говорит, что медиков мало, нагрузка постоянно растет, а средств защиты не хватает.

— Если сравнить ситуацию с весной по 10-балльной шкале, то сейчас у нас все 9 баллов. Людям не сидится дома. Летом с материка приезжали отдыхающие и до сих пор народ едет зимовать, считая, что у нас лучше, чем в Москве. Сейчас все вызовы с признаками ОРВИ, температурой расцениваются как условный ковид.  И не все эти вызовы мы выезжаем в СИЗах, — говорит Галина Посох. 

Расход СИЗов большой, их приходится экономить.

— У нас «Касперы» и ламинированные костюмы считаются одноразовыми, — объясняет она. — «Касперы» не подлежат обработке, а ламинированные мы стараемся обработать и пустить в работу еще раз. Выхода другого нет. И респираторы повторно пытаемся использовать, обрабатываем их кварцевыми лампами. Не предусмотрено расходная статья в больнице на приобретение СИЗов, поэтому выживаем как можем. Когда фонд «Правмир» нам оказал помощь, мы приобрели экраны и СИЗы. Экраны очень помогли, выручают, они же многоразовые. 

Врачи часто работают сверхурочно. 

— Редко какой рабочий день заканчивается в 8 вечера. Как правило, мы не укладываемся, приходится сидеть и до 10 часто. Выходные и праздничные дни нас тоже не касаются. Лаборатории работают, присылают положительные результаты, нам надо людей оповестить, навестить. Я же не могу сказать пациентам: «Извините, у меня выходные, приеду в понедельник». Самое тяжелое для нас сейчас – непонимание со стороны пациентов. Они беспечно относятся к маскам, это и удивляет, и утяжеляет нашу работу. Тяжело, но держимся, — заключила собеседница «Правмира».

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.