«Все, приплыли, мой ребенок – уголовник». Что делать, если он – зачинщик травли?

|
Год назад москвичка Наталья Цымбаленко столкнулась с буллингом в классе своего сына. По следам разбирательств она написала пост – им поделились более 9 тысяч раз. На основе своего опыта она написала книгу «Буллинг. Как остановить травлю ребенка», которая вышла в издательстве «Питер».

Наталья Цымбаленко

Во-первых, не спешить с выводами! Не стоит драматизировать — все, приплыли, мой ребенок уголовник. Или реагировать агрессивно — да они там все уроды и идиоты, я их раскатаю за такие обвинения. Вдохнуть, выдохнуть, поблагодарить за информацию, спокойно и методично начать разбираться в ситуации.

Во-вторых, вам нужна как можно более полная картина происходящего в классе.  Поговорите со своим ребенком. Без обвинений, криков и эмоций. Постарайтесь спокойно обсудить тему его общения с предполагаемой жертвой. Посмотрите на реакцию. Поговорите с учителями, с родителями других детей. Выслушайте версию родителей ребенка, пострадавшего от буллинга.

На этом этапе постарайтесь не вступать в пререкания, не возражать и не оправдываться. Просто послушайте, что вам скажут. Если есть возможность, поговорите с одноклассниками.

Если ваш ребенок посещает секции или дополнительные занятия, узнайте, как он себя там ведет. Вспомните, случались ли конфликты вне школы (друзья семьи, развлекательные центры, детские дни рождения и т. д.).

Проверьте аккаунты в соцсетях. Это спорный с моральной точки зрения вопрос, можно ли нарушать цифровую приватность подростка. Решение за вами. Но переписка ребенка может пролить свет на то, что происходит и чем это может грозить вашей семье в случае суда.

Изолируйте ребенка и сотрудничайте с родителями пострадавшего

Если информация о причастности вашего ребенка к травле подтверждается, то у вас две главные задачи.

Первая задача — убедить ребенка, что он не прав, что его поведение ошибочно и вредит ему самому.

Самое сложное в этих разговорах от недвусмысленного порицания действий ребенка не перейти к осуждению его самого. Мы тебя любим, мы тебя поддерживаем, мы всегда поможем тебе, и вот здесь и сейчас тебе нужна помощь! Давай разберемся вместе, почему.

Если есть возможность, на какое-то время изолируйте ребенка от школьного коллектива. Для жертвы смена обстановки — это бегство, которое как раз и провоцирует формирование комплекса неполноценности, уязвимости перед агрессией. Для ребенка-агрессора смена обстановки — это возможность взглянуть на ситуацию со стороны, оценить свое поведение без привязки к уже распределенным ролям в коллективе.

Если агрессор лишается поддержки своих сторонников, он теряет уверенность в себе, так как рядом не остается никого, за чей счет можно самоутвердиться, выплеснув агрессию и подкрепив тем самым пошатнувшуюся веру в себя.

Вторая задача — сотрудничество с родителями пострадавшего ребенка.

Прежде всего поговорите с юристом. Вы точно должны знать, чем конкретно грозят вашему ребенку его действия.

Дайте понять, что вы категорически не приемлете такого поведения своего ребенка в частности и класса в целом. Выясните, какие меры предпринимаются школой для того, чтобы предотвратить ситуации травли. Предложите свою помощь в организации таких мероприятий. Если ваш ребенок причинил конкретный ущерб (порча вещей) — договоритесь о возмещении. Принимайте активное участие в школьной жизни: походы, постановка спектакля, волонтерские обязанности.

Это даст вам возможность увидеть отношения между детьми за пределами школьных правил, понять роль учителей в детском коллективе. Травля возникает не мгновенно, и этот кризис в одночасье не решается. Даже после устранения активных проявлений агрессии нормализация отношений в коллективе занимает какое-то время.

Буллинг одинаково разрушителен как для жертвы, так и для агрессоров. Ваши действия служат благу прежде всего вашего ребенка. Здесь нет победителей и побежденных, здесь есть только общее желание минимизировать причиненный вред и научить детей нормальному общению и выстраиванию отношений в коллективе.

У нас в классе отношения после прекращения активного буллинга можно было описать как вооруженный нейтралитет. Я бы не сказала, что атмосфера благоприятная. Для окончательного исправления ситуации нужен «ласковый каток» последовательных усилий всех заинтересованных сторон: школы, родителей и, конечно, самих детей.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Константин Седов – о бойцах на войне с болезнью и работе с моментальным результатом
Психолог Катерина Мурашова о том, что главное – сообщить ребенку свое решение
Почему родители часто пропускают начало эпилепсии у ребенка - объясняет врач-эпилептолог

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: