Трансплантологи Михаил Каабак и Надежда Бабенко смогут приступить к операциям в НМИЦ здоровья детей только в середине января 2020 года. Учреждение будет закрыто на карантин, а затем на мойку. Уволенные врачи не видят смысла в том, чтобы возвращаться на работу, поскольку не смогут лечить тяжелобольных детей на территории центра.

Операций не будет из-за карантина и мойки

Михаил Каабак и Надежда Бабенко должны были вернуться на работу в НМИЦ здоровья детей после встречи с министром здравоохранения Вероникой Скворцовой. Сегодня, 27 ноября, трансплантологи планировали «определить формат и контуры той структуры, которая будет заниматься трансплантацией» и понять, как создать для детей оптимальные условия. Но узнали, что пациентов в центре в ближайшее время не будет.

Напомним, что десять малышей, которым должны были делать операции в НМИЦ здоровья детей, по-прежнему ждут операции. В самом тяжелом состоянии сейчас Рома Кузнецов из Южно-Сахалинска.

Дети ждут трансплантаций. Что будет с теми, кого должен был оперировать Каабак
Подробнее

— Мы приехали к 8:00 в Научный центр здоровья детей для того, чтобы понять, в каком положении диализ и реанимация, чтобы как можно быстрее эвакуировать Рому Кузнецова из РДКБ и начать вакцинацию, а также говорить о ближайшей трансплантации, — рассказала «Правмиру» Надежда Бабенко. — Вместо этого мы прождали до 10:30, а потом узнали, что НМИЦ здоровья детей закрывается на карантин.

По словам Михаила Каабака, карантин по ветряной оспе продлится до 2 декабря, а с 25-го начнется мойка. До окончания новогодних праздников о приеме пациентов и манипуляциях с ними не может быть и речи, отмечает его коллега Надежда Бабенко.

— Проблема в том, что мы не сможем забрать в НМИЦ здоровья детей братьев Кузнецовых — ни Рому из РДКБ, ни Виталика из Южно-Сахалинска. Нас это сильно расстраивает. С 25 декабря весь центр закрывается, всех пациентов куда-то выписывают. Лечить детей в этом учреждении до середины января будет невозможно. Сейчас мы будем искать возможности как-то изменить эту на ситуацию, — объясняет Михаил Каабак.

Дети не могут столько ждать. Но, по словам Надежды Бабенко, администрация НМИЦ здоровья детей ссылается на карантин и «административным языком объясняет, почему не может допустить операции».

— Это глупость. Тяжелобольных детей, умирающих нужно оперировать вне новогодних и других праздников. Тогда, когда детям это требуется, — говорит Надежда Бабенко. — Мне, безусловно, сейчас горько и обидно, что та администрация, на которую мы так надеялись и которую мы защищали на всех федеральных каналах, не спасает вместе с нами Рому. Я не могу их судить. И не хочу говорить резких слов, потому что в определенных кругах это уважаемые люди. Будут ли их уважать родители Ромы и Виталика — вряд ли. Равно как и другие семьи, которым сейчас отказывают в помощи. 

«Мы должны быть рядом с детьми»

«Врачей, которые могли их вылечить, уволили». Родители бьются за пересадку почек своим детям
Подробнее

Трансплантологам предложили вернуться в НМИЦ здоровья детей на прежних условиях — на четверть ставки. Но, как отмечает Надежда Бабенко, их восстановление в должностях займет месяц. Несмотря на то, что врачей уволили меньше двух недель назад. 

— Я понимаю, что НМИЦ здоровья детей будет снова собирать все справки, анкеты и другие необходимые для отдела кадров бумаги. Но за это время Рома лучше себя чувствовать не начнет, — подчеркивает она. 

Михаил Каабак и Надежда Бабенко не видят смысла возвращаться в центр.

— Сейчас мы не понимаем, зачем нам оформляться на работу в НМИЦ здоровья детей, если там нет детей, — говорит Михаил Каабак. — Мы туда идем, чтобы их лечить. Если там нет возможности это делать, то для чего возвращаться? Нам нужно находиться там, где наши больные дети. Если они в РДКБ, то и мы должны там быть. Рядом с ними. 

Что будет дальше

Михаил Каабак с сожалением констатирует — определенности пока нет. Но трансплантологи ищут возможность помочь Роме Кузнецову.

— С министром мы вчера говорили о том, что Елена Николаевна Байбарина [директор Департамента медицинской помощи детям] поспособствует началу вакцинации Ромы. Это стало бы важным шагом вперед. Тогда не так критично было бы забирать его в НМИЦ здоровья детей. Но пока я с ней не смог поговорить по этому вопросу, — говорит Михаил Каабак.

— Можно ли провести операцию в другом месте?

— Сегодня у нас будет совещание с руководством Морозовской больницы, где мы этот вопрос еще раз поднимем с учетом новых знаний о неспособности НМИЦ включиться в процесс до середины января. 

Михаил Каабак и Надежда Бабенко встретились 27 ноября с руководством Морозовской больницы. Там готовы принять Рому Кузнецова на период вакцинации, а также позволить трансплантологам на их базе провести операцию. Но для этого нужна команда от Департамента здравоохранения Москвы.

—  Я разговаривал и с Еленой Николаевной Байбариной, и главным врачом РДКБ Петром Шумиловым — они предпримут меры, чтобы в ближайшее время начать вакцинацию, — рассказал «Правмиру» Михаил Каабак. — Это звучит ужасно: «предпримут меры», «в ближайшее время» — я был бы счастлив вам доложить, что сегодня введена первая вакцина, но пока этого не произошло. Когда это произойдет — я не знаю. 

Фото: Metro Петербург

«Если лекарство эффективно, от него не отказываются»

Трансплантологи были уволены в конце октября. Согласно официальному заявлению Минздрава, причиной стало то, что Каабак «на условиях внешнего совместительства и был оформлен на 0,25 ставки». Сам хирург убежден, что это связано с применением им при лечении пациентов незарегистрированного Минздравом, но включенного в международные клинические рекомендации препарата алемтузумаб. 

«Наша схема, согласно опубликованным статистическим данным, дает преимущество в пятилетнем выживании трансплантатов: 89% против 75% при родственной трансплантации почки детям в центре Шумакова, и 79% против 59% при трансплантации трупной почки в РДКБ», — отмечал Михаил Каабак в комментарии «Правмиру».

Рон Шапиро, доктор медицинских наук, профессор хирургии, директор отделения хирургии программы трансплантологии почки и поджелудочной железы Медицинского центра «Маунт-Синай» (Нью-Йорк) в интервью «Правмиру» рассказал, почему не государство, а ученые решают, использовать алемтузумаб при трансплантации или нет. 

Напомним, что в России, как и в США, он используется офф-лейбл, то есть не рекомендован официально при трансплантации органов. 

— Как давно иммуносупрессия с помощью алемтузумаба используется в США? Используется ли эта схема для детей с весом меньше 10 кг?

Рон Шапиро

— Алемтузумаб был разработан в Кембриджском университете под руководством Германа Валдмена, который тогда был главой отделения патологии. Впервые этот препарат использовал при трансплантации сэр Рой Йорк Колн (британский хирург, пионер в трансплантации органов, создатель программы пересадки почки в Кембриджском университете. — «Правмир») в 1998 году. В 2003 году мы начали использовать эту схему иммуносупрессии в Питтсбургском университете. 

Мы используем схему иммуносупрессии с помощью алемтузумаба для взрослых и детей, в том числе для того небольшого поступающего к нам количества малышей, которые весят меньше 10 кг. Питтсбургский университет публиковал данные по маленьким детям, и их результаты очень и очень  успешные. Также небольшой массив данных был опубликован университетом Висконсина. Их данные также очень обнадеживающие. Эту схему используют и другие научно-исследовательские центры — например, Университет Орегона. Но они свои данные еще не публиковали.

— В США алемтузумаб используется офф-лейбл — это создает проблемы?

— Традиционно он используется при клеточной лимфоме и рассеянном склерозе. Система получения официального одобрения Управления по контролю качества пищевых продуктов и медикаментов (контрольный орган Министерства здравоохранения и социального обеспечения США. — «Правмир») лекарственного препарата для использования при трансплантации очень сложная. Поэтому очень многие препараты, которые используются для иммуносупрессии, применяются офф-лейбл. 

Например, тимоглобулин мы использовали офф-лейбл много лет, прежде чем получили официальное разрешение. А комбинация такролимуса и ММФ получила государственное одобрение только недавно, спустя 20 лет после того как стала основной схемой в мире. Например, при пересадке поджелудочной железы нет официально одобренной схемы. Все, что используется, используется офф-лейбл.

— Как много трансплантологов в США придерживаются этой схемы?

— Две главные легенды трансплантологии — покойный доктор Томас Е Старзл (выполнил первую трансплантацию печени у человека, разрабатывал методики иммуносупрессивной терапии. — «Правмир») и Рой Йорк Колн — убежденные сторонники этой схемы. В США алемтузумаб успешно используется в разных центрах, но у этой схемы есть и оппоненты. Но знаете, трансплантология — это такая область медицины, где люди любят спорить обо всем.

— Основной аргумент оппонентов этой схемы в России в том,  что она дает побочные эффекты, в том числе в долгосрочной перспективе. У вас есть подобная статистика?

— Исходя из моего опыта работы и данных в имеющихся у нас научных статьях  — процент отторжения органа, инфекции и развития онкологии у пациентов, которые получали эту схему, очень невысок.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: