Журналисты, единомыслие и Божий Дар. Про апостолов и дело Ивана Голунова

Журналистов часто не любят и часто за дело. Мы бываем въедливыми и надоедливыми или, напротив, примитивными и поверхностными, на нашу объективность волей-неволей могут негативно влиять наши взгляды, некоторые из нас вообще работают не за идею и не по призванию, а для заработка, нередко можно встретить хамоватого журналиста, напирающего на то, что он четвертая власть и всему ему должны - а есть среди нас и просто манипуляторы и обманщики. Но даже манипуляторы и обманщики должны судиться за манипуляции и обман, а не за несуществующее распространение несуществующих наркотиков.

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

В воскресенье после литургии в нашем Градоякутском Преображенском соборе архиепископ Роман произносил проповедь и среди прочего добавил:

– В ожидании Сошествия Святого Духа апостолы были единодушны, пребывали в совместной молитве. Нам бы тоже быть не в ссорах и дрязгах, а в единодушии – тогда и мы сподобимся посещения Божия.

Очень мне запала в душу эту мысль. Единодушие в людях – необходимое условие присутствия Святого Духа среди них.

Особенно эти слова отдались в связи с реакцией коллег на арест Ивана Голунова, журналиста «Медузы». Практически единогласно, отставив какие бы то ни было разногласия, работники пера, клавиатуры, диктофона, камеры и всего, чем работают журналисты, вступились за коллегу, потребовав справедливого и честного разбирательства. Это прозвучало в официальных СМИ (кстати, нашумевшая история с репортажем на одном из федеральных телеканалов, где на голубом глазу заявляется вслух, что Голунов был нетрезв, тут же крупным планом показывая справку, в которой зафиксировано прямо противоположное – либо чудовищная глупость, которую пришлось срочно исправлять в повторном показе, либо откровенный саботаж задания, из-за которого репортаж пришлось все равно показывать еще раз), об этом безостановочно говорят СМИ независимые и вообще множество журналистов с самыми разными взглядами.

Благодаря такой слаженной реакции сразу удалось заставить сотрудников МВД признать, что как минимум фотографии, приложенные к делу – подделка, добиться мягкой меры пресечения в виде домашнего ареста, да и просто повлиять на общественное мнение.

С общественным мнением, правда, все неоднозначно. Оно, мнение это, слишком идеологизированно. «Как можно вступаться за наркоторговца?» – говорят самые доверчивые. «А вот почему молчали про Кирилла Вышинского / Олеся Бузину / Игоря Корнелюка / другие имена журналистов, погибших на территории Украины и непризнанных республик?» (Кирилл Вышинский – главред РИА Новости в Украине, обвинен в государственной измене; Олесь Бузина – украинский журналист пророссийской направленности, убит в Киеве; спецкор ВГТРК Игорь Корнелюк погиб в результате обстрела на Донбассе) – говорят люди не в теме. «Да какая там справедливость, это просто толпа русофобов! Корпоративная солидарность либералов с либералами!» – говорят люди не просто не в теме, но и агрессивно не в теме.

«Мнение большинства» не понимает одной простой вещи: журналисты – одно из самых сплоченных профессиональных сообществ (подобное им сообщество – врачебное).

Журналисты независимых СМИ могут обвинять, к примеру, Маргариту Симоньян в ангажированности, а вокруг интервью Дмитрия Киселева Юрию Дудю может развернуться дискуссия с довольно жестким взаимным троллингом. Но когда на Донбассе гибнут журналисты «пропагандистского» ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин «либеральная» «Новая газета» делает новость с траурной припиской: «Редакция скорбит с родными и близкими», когда убивают «пророссийского» журналиста Олеся Бузину, «оппозиционная» Медуза собирает подборку высказываний журналистов и политиков о его гибели, а о Вышинском делают материалы вообще все – от «негатива» «Новой газеты» до поддержки «Коммерсантом».

Журналистов часто не любят и часто за дело. Мы (я, хоть и перешла работать в пресс-службу, продолжаю относить себя к журналистам) бываем въедливыми и надоедливыми или, напротив, примитивными и поверхностными, на нашу объективность волей-неволей могут негативно влиять наши взгляды, некоторые из нас вообще работают не за идею и не по призванию, а для заработка, нередко можно встретить хамоватого журналиста, напирающего на то, что он четвертая власть и всему ему должны – а есть среди нас и просто манипуляторы и обманщики. Но даже манипуляторы и обманщики должны судиться за манипуляции и обман, а не за несуществующее распространение несуществующих наркотиков.

«Почему вы уверены, что обвинения ложные? Потому что коллеги?» – спросит очередной скептик. Отвечаем вопросом: «Вы уже перестали пить коньяк по утрам?»

Никто не гарантирует, что обвинения ложные, зато все видят, что основаны они на огромном количестве подтасовок и нарушений, а коллега брался за дела опасные и непопулярные. Его репортажи зачастую даже скучные, но очень дотошные и скрупулезные. Спекуляция зеленью (да-да, укропом и кинзой – об этом он тоже писал), банк «Пересвет» (кто-нибудь еще помнит, что это, интересно?), грязный рынок ритуальных услуг… Это и вправду расследования, но не детективные, а буднично-рутинные, просто написанные хорошим языком и очень тщательно. А за такое не только посадить могут. За такое убивают. Уж кому как не журналистам знать, что бизнес трогать опасно, иногда опаснее политики. Так что предположение, что человека оклеветали – как минимум, не беспочвенное.

Поэтому и встрепенулись. Каждый может стать Иваном Голуновым: если накопает, что на сквер, на котором якобы общественность не хочет строительства храма, имеет виды владелец нескольких торговых центров; если выяснит, что крупный благотворительный фонд отчитывается липовыми документами, и так далее. Можно было бы сказать, что у каждого из нас интерес исключительно «шкурный».  

Если бы интерес был шкурный, все бы как раз тихо проглотили скандальчик, от потенциально опасных тем бы отказались и вообще сменили род деятельности.

Ну ладно, перестать писать, если не умеешь копать или лечить, довольно сложно, но промолчать можно. Многие и промолчали. Их нельзя осуждать: никто не обязан высказывать свою личную позицию, ни гражданскую, ни религиозную, ни юридическую. Но речь не о молчащих, а о говорящих.

Так вот, при чем тут воскресная проповедь?

Апостолы очень часто спорили между собой, и пока ходили за Христом, и после Его Вознесения, но вдруг забывают о разногласиях – и к ним приходит Бог. Я не хочу сказать, что теперь к каждому журналисту придет Бог – в СМИ работают не только верующие. Но если нам удастся сохранить единодушие, оно и станет даром свыше.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: