22 июня…

22 июня 1941 года – самый скорбный день в нашем календаре. И каждый год мы вспоминаем эту дату, безусловно, с чувством глубокой скорби и величайшей благодарности нашим отцам и дедам, которые, начиная с этого дня, в течение войны беззаветно отдавали свои жизни за то, что считали для себя святыней. А защищать Родину для русского человека всегда было проявлением глубоко воспринятого долга.

Мы привыкли к тому, что нападение фашистской Германии на Советский Союз было внезапным, вероломным, без объявления войны.

Протоиерей Александр Ильяшенко

Хотелось бы задать вопрос: а можно ли такое огромное предприятие, как подготовка к широкомасштабной войне, сделать секретным?

Восток и Запад

Сначала я хотел бы провести сравнение с военными действиями на Западе, которые начались в мае 1940 года.

Как известно, Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года, когда фашистская Германия напала на Польшу. Англия и Франция объявили Германии войну. В стремительных операциях за несколько недель германская армия наголову разгромила польскую. Но пока Германия уничтожала Польшу, западные страны бездействовали. Этот период, когда противники были в состоянии войны, но военных действий не начинали, получил название «Странная война».

Этому можно дать следующее объяснение: для того, чтобы Франции полностью развернуть свои армии, подготовить их к военным действиям, должны быть выполнены мероприятия, входящие в мобилизационный план, для этого требуется 3-4 недели.

А англичанам требовалось перевести с острова на материк свой экспедиционный корпус; многотысячная армия – это же не взвод, который можно быстро поставить под ружье. Октябрь – время уже сырое, холодное, скоро зима. Зимой холодно, санитарные потери могут превышать боевые.

Вот цивилизованный европеец – англичанин, француз – зимой воевать и не стал. Поэтому нет ничего странного в этой войне. Но этим временем Германия воспользовалась в полной мере. Оккупировав Польшу, она смогла перебросить свои дивизии с запада на восток, развернуть новые дивизии, проанализировать опыт прошедшей кампании, извлечь из нее уроки, и когда погода позволила, наступила весна, тогда германская армия перешла в наступление, которое никак нельзя назвать неожиданным – война шла уже несколько месяцев.

Армии западных стран – Англии, Франции, Бельгии – были развернуты, занимали свои боевые позиции, были под ружьем, т.е. полностью готовы к боевым действиям. Более того, западные страны весной сами могли бы начать наступательные операции, но почему-то не начали. Это говорит не об их демократичности, а об их специфической психологии. Видимо, они до последнего надеялись стравить Германию с СССР.

Лет десять назад вышла книга об известном немецком офицере спецслужб, Отто Скорцени. Представим ночь с 9 на 10 мая 1940 года. Европа – не Россия, там все очень компактно. Бельгийские солдаты слышат гудение танковых моторов на противоположном берегу реки, очевидно, что происходит какая-то подготовка, что вот-вот будет наступление. Так что никакой внезапности, даже тактической, не было.

Форт Эбен Эмаэль

Форт Эбен Эмаэль

На самой границе с Германией был бельгийский форт Эбен Эмаэль – это целый укрепленный район с подземными ходами, бункерами, бетонными казематами, стальными колпаками, вращающимися орудийными башнями.

Все эти укрепления были на уровне земли, заросли травой, так что совсем были незаметны. Все там было пристрелено, все сектора обстрела выверены, все пути подхода перекрывались орудийным огнем – абсолютно неприступная крепость, способная выдержать мощный долговременный штурм.

Форт охранял мосты и, в случае чего, мосты должны были быть взорваны, чтобы противнику нельзя было по ним переправиться. Солдаты в полной боевой готовности были на своих боевых постах. Все было готово к отражению врага.

И хотя майская ночь и короткая, и не слишком темная, но совершенно неожиданно из темноты ночи один за другим на территорию этого форта бесшумно и стремительно начали садиться планеры. Их самолетами над Германией разогнали и отпустили в свободный и, подчеркнем, абсолютно бесшумный полет.

Десантники высадились прямо на территорию форта, на натурных макетах которого, в свое время, они тренировались и учились действовать. Поэтому они быстро разоружили и уничтожили охрану; мешки по 50 кг взрывчатки клали прямо на бронеколпак, поджигали бикфордов шнур, а сами – в сторону, в укрытие. Колпаки были такие прочные, что даже такой заряд их не пробивал, но создавалась столь мощная ударная волна, что убивала или тяжело контузила людей, находящихся в бетонном бункере.

Меньше, чем за час, крепость, построенная по последнему слову техники, казавшаяся ее создателям и защитникам неприступной, была полностью захвачена.

Командир форта звонит узнать, что там происходит и слышит в ответ сочное немецкое ругательство. Мосты не успели взорвать, и германские танковые дивизии по этим мостам стальной лавиной стремительно двинулись вперед по европейским дорогам.

Вот в чем дело: немцы оказались на голову выше своих врагов, вырвались вперед в гонке вооружений, были на качественно другом уровне по сравнению с самодовольной, вооруженной до зубов и готовой к сражению Европой.

Нужно отметить, что англичане быстро поняли стремительность германского наступления, но даже не попробовали его остановить, хотя были в полной боевой готовности, а стали спешно эвакуировать свой корпус обратно в Англию. И ставят себе в заслугу, как «героически» перевезли свою армию назад в Англию. Но фактически они дезертировали, удрали с поля боя, не только бросили своих союзников, но и открыли левый фланг французской армии.

Так вот, я хочу подчеркнуть, что хотя в Европе война не была внезапной, Европа была покорена за сорок дней. Когда французская армия капитулировала, германская армия приняла капитуляцию в том же Компьенском лесу, где в Первую мировую войну была принята германская капитуляция, в том самом вагоне, и акт о капитуляции был подписан той самой ручкой.

А была ли внезапность?

Немецкие солдаты пересекают государственную границу СССР. Время съемки: 22.06.1941. Фото с сайта bosonogoe.ru

Возвращаясь к скорбному дню 22 июня 1941 года, мы должны признать, что и здесь не могло быть внезапности.

Например, в период подготовки к Первой мировой войне, адмирал фон Эссен, главнокомандующий Балтийским флотом, имел как главнокомандующий определенные суммы денег, которыми он сам по своему усмотрению распоряжался и ни перед кем не отчитывался.

Так вот, на границе с Восточной Пруссией адмирал втайне купил дом, который начинили самой современной радиотехникой, чтобы прослушивать германские переговоры.

Тогда о радиоразведке речи еще не было, поэтому немцы говорили открытым текстом, и командующий Балтийским флотом знал обо всех их приготовлениях. То есть русское командование знало все немецкие тайны, а немцы об этом даже не догадывались.

Возвращаясь к трагическим событиям начала войны, отметим, что должна была возрасти интенсивность радиообмена. Приведем интересное наблюдение одного немецкого офицера: в ночь с 21 на 22 июня его часть стояла на берегу Буга, и он отмечает, что в поездах, ехавших с востока на запад, в освещенных окнах вагонов было видно, как матери укладывают детей спать.

«Неужели они ни о чем не догадываются?» – удивлялся немецкий офицер. Очевидно, что перед войной, это особенно резко сказалось за несколько дней до ее начала, стал падать пассажиропоток и грузопоток с запада на восток, в порты перестали заходить немецкие грузовые корабли. Не нужно быть сотрудником спецслужб, чтобы понять, что готовится наступление, это могли понять рядовые железнодорожные, или портовые рабочие.

Конечно, границы разделяли государства, но не родственников, которые могли обмениваться своими наблюдениями. А спецслужбы нужны, чтобы определить, например, точную дату наступления. Проведем аналогию: в 1943 году на Курской дуге наше командование точно знало день и час начала германского наступления и места главных ударов.

Что-то было не в порядке в нашем государстве: были разорваны связи, информация снизу не доходила наверх. И, кроме того, советское руководство пыталось всеми силами сохранить с Германией мирные отношения, потому что понимало, с какой чудовищной силой придется иметь дело. Но нельзя ни в каком деле, особенно в политике, руководствоваться догмами, какими бы благоразумными они ни были. В том, что армия оказалась в таком невыгодном положении, можно серьезно упрекнуть советское руководство.

Это понимал и сам И. Сталин. В выступлении на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии, 24 мая 1945г, он сказал:

“Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.

Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа (Бурные продолжительные аплодисменты, крики «ура»).

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода.

Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего Правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, — над фашизмом.

Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!

За здоровье русского народа!”

(Бурные, долго не смолкающие аплодисменты).

(Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М. 1947. С. 196-197).

«Нельзя забывать, что война – явление страшное, но еще более страшное явление – это поражение. И пока человечеством не найдено решения для предотвращения войн, надо напрягать все усилия, чтобы этого поражения не случилось….», – это написал эмигрант, военный философ Мариюшкин в своей статье «Помни войну». И оказалось, что армия недостаточно обученная, неподготовленная, и опыт пришлось покупать ценой большой крови.

Почему мы отступали в 1941-ом?

Я еще раз хочу подчеркнуть, что Германия в 1941 году вырвалась очень далеко. Но тяжелейшие потери Красной армии в 1941 и 1942 годах нельзя списывать только на внезапность и превосходство германской армии. Можно вспомнить, что Наполеон в 1812 году напал на Россию внезапно во главе объединенной Европы, с более чем двукратным превышением сил, однако он не выиграл ни одного сражения и ни одной крупной части не взял в плен, чего нельзя сказать о 1941 годе.

После Первой мировой войны и революции генералитет царской армии разделился на три части: одна часть возглавила Белое движение и воевала против красных, другая приняла революцию и стала сражаться в рядах Красной армии, и именно их талантами и была вырвана победа у Белой армии, а третья часть осталась в стороне, понимая, что это братоубийственная гражданская война, и они просто не пожелали быть ее участниками.

Среди таких непримкнувших был генерал-лейтенант Свечин, получивший это звание в Императорской армии. В начале 20-х годов он читал курс Стратегии в Академии Генерального штаба. В это время будущий маршал Тухачевский подавлял в крови Тамбовское восстание. Известен приказ Тухачевского: против восставших и членов их семей применять боевые отравляющие газы, но только так, чтобы в зоне действия газов не оказалось скотины. Разделавшись с повстанцами, Тухачевский изгнал из Академии настоящих, высококвалифицированных, преданных делу специалистов, в том числе и генерала Свечина. Тухачевский сам стал читать курс Классовой Стратегии.

Можно попытаться представить себе, что это такое. Во-первых, – «пролетарии всех стран соединяйтесь», значит, ожидалось, что при вооруженном конфликте пролетарии должны соединиться и не подчиниться ни своему правительству, ни своему командованию, а добиваться, так считали большевики, поражения своего правительства в войне, чтобы установить всемирную социалистическую республику.

Второе: революция зародилась в окопах, ей способствовала позиционная война. Поскольку революция вспыхнула в окопах, то советское правительство боялось позиционной войны. Поэтому в советском военном искусстве оборонительным операциям не уделялось должного внимания. Запрещалось рыть окопы полного профиля, с ходами сообщений, с уступами, в соответствии с военной инженерной мыслью.

Я читал воспоминания одного бронебойщика, которому в свое время было присвоено звание Героя Советского Союза: они заняли немецкие окопы, которые были отрыты по всем правилам военного искусства, и тут прямо на них идут немецкие танки. Окоп идет зигзагом, они отбежали в сторону, оказались сзади немецкого танка и подбили его. А ячейка – это совсем небольшая ямка, в которой человек может только спрятаться. Если на него идут танки, ему деваться некуда, он не может изменить свое место, он полностью изолирован от своих товарищей и от командира, и от налетов авиации не защищен.

Потом с течением войны это неестественное последствие страшной идеологии отменили, и немцы поражались, с каким искусством русские солдаты умели окапываться и маскироваться.

Еще надо учесть, что перед войной были репрессированы и казнены многие великие ученые и изобретатели. Может быть, не все знают, что Сергей Павлович Королев принимал участие в разработке знаменитых «Катюш». А в 1938 году он был отправлен на магаданские рудники. Изобретатель «Катюш» Лангемак был расстрелян.

И почему-то с чувством гордости пишут, что в сентябре 1941 года под Смоленском батарея «Катюш» дала свой первый залп, который был ошеломительным и для наших солдат, и особенно для тех, по кому он был нанесен, то есть для немцев. Спрашивается, а если бы был жив Лангемак, и «Катюш» была бы не одна батарея в сентябре, а тысячи батарей на границе Советского Союза в июне 1941 года, чтобы тогда было бы с немецкой армией?

Также был репрессирован король истребителей Поликарпов. Ему не дали до конца доделать свой истребитель Р-180. Прославленный летчик-истребитель Покрышкин говорил, что этот самолет ждали в армии, он отвечал самым передовым чаяниям летчиков.

Это всего лишь несколько причин неудач Красной армии первых месяцев войны. Но немецкая армия была действительно самая мощная в то время: военная теория, практика, стратегия, оперативное искусство, тактическое искусство, взаимодействие родов войск, связь. И тем не менее со временем ситуация кардинально изменилась.

27 июня 1941год Бойцы Красной Армии отправляются на фронт. Фото ТАСС. Фото с сайта svpressa.ru

В той же книге о Скорцени приводится такой сюжет. 1944 год, стремительное наступление Красной армии. Разведцентр, в котором Скорцени занимал очень высокий пост, получает из тыла Красной армии сообщение от группы германских солдат и офицеров численностью две-три тысячи человек, оказавшихся в окружении, что они просят помощи и прикладывают все усилия, чтобы вырваться из тылов Красной армии и выйти на воссоединение с германскими частями.

Возглавлял группу подполковник Шерхорн. Они просят оружия, медикаментов, и им высылают самолет. Аэродрома, конечно, нет, раскладывают костры, отмечают площадку, им сбрасывают контейнер с грузами, те получают, по рации благодарят. Ежемесячно, с немецкой методичностью, с октября 1944 года по апрель 1945-го, вылетали самолеты, привозя и медикаменты, и рации, и питание к рациям, и оружие. Сбросили им 8 млн. русских денег, здесь награбленных. Просили врача, сбросили с парашютом врача, но он сломал ногу, попросили еще одного, еще прислали. Сам Скорцени хотел к ним прилететь, но что-то ему помешало.

Подполковнику Шерхорну за мужество заочно было присвоено звание полковника. И вот эта группа пробивалась к своим, неся раненых, оказывая сопротивление, пробиралась по лесным дорогам, чтобы ее не было заметно с воздуха. Но прорваться они так и не смогли. В апреле 1945-го им из центра послали радиограмму, что больше мы вам помогать не можем, рассчитывайте на себя. Такая вот история.

Потом мне попалась в руки книжка Судоплатова, он пишет, что, действительно, Шерхорн был, но группы не было, а была радиоигра. Наши морочили голову немцам, дурили их в течение семи месяцев! Получили от них рации, которые были лучше отечественных, 8 млн. денег, оружие, боеприпасы. Легко себе представить, как наши обмывали повышение Шерхорна!!! И это не единственный такой случай.

Произошел удивительный перелом, в ходе войны проявились лучшие героические качества нашего великого народа. На мой взгляд, объяснение может быть такое: одно дело – политическая система, идеология, и совсем другое дело – та вера, которой руководствовался наш народ на протяжении своей тысячелетней истории. Никакая идеология, никакие репрессии не могут вытравить из народа то, что составляет его суть. Конечно, Великая Отечественная война, это война народная, конечно, это война патриотическая, но еще это и война за веру.

Война за веру

На грандиозном народном собрании в США в Мэдисон Сквер Гардене, вечером 2-го июля 1941 года, Митрополит Вениамин, Экзарх Московской Патриаршей Церкви, произнес речь, в которой он указал на отношение Русской Православной Церкви к Отечественной Войне. Эта речь произвела огромное впечатление на все многотысячное собрание.

«Настоящее столкновение Советского Союза с Германией произошло в необычайный знаменательный день. Есть единственный день в году, когда Русская Православная Церковь празднует память «Всех Святых Земли Русской» от начала христианства до наших дней. И этот единственный день в нынешнем году совпал с 22 июня. Как раз именно в ночь под этот день по-американски, и утром этого дня по-европейски немцы открыли войну против нас. Это знаменательное совпадение несомненно не случайно! Не буду говорить иного о нем: но мы верим, что это есть знак милости Русских Святых к общей нашей родине, и дает нам великую надежду, что начатая борьба кончится благим для нас концом».

Благодаря подвигу многих прославленных и не прославленных, ведомых и неведомых новых мучеников и исповедников Российских, принявших на себя натиск неслыханных гонений и ценою своих страданий и крови, жизни и смерти одержавших нравственную победу в неравной борьбе, русский народ вновь обрел себя, ощутил свое духовное и национальное единство.

Теперь мы знаем, что за Россию молились и жившие тогда такие великие подвижники, как святители Афанасий Сахаров, Лука Войно-Ясенецкий, преподобный Серафим Вырицкий и многие другие в плену, в заточении и в горьких работах бывшие…

То, что в результате революции было опорочено, осмеяно, поругано вновь обрело свой смысл и значение. Потому и встала “страна огромная”, как один человек на “священную войну”, что «прадеды», победители в борьбе за веру и правду, вымолили у Господа верящим и не верящим в Бога внукам своим силу и стойкость победить в Великой Отечественной войне.

Подвиг новых мучеников и исповедников Российских послужил тому, что наш народ, невзирая на многолетнюю пропаганду материализма, гонений на Церковь и преследования верующих, вновь стал осознавать себя православным народом.

Святитель Лука Войно-Ясенецкий

Хочу привести отрывок из проповеди святителя Луки Войно-Ясенецкого, которую он произнес 20 сентября 1944 года на притчу о злых виноградарях:

«Но тот, кто упадет на этот Камень, разобьется; и на кого упадет он, того раздавит. Многие, многие спотыкались, и падали, и разбивались тяжко, и ушибались об этот Камень Краеугольный… Каждый, кто творит дела беззакония, кто извергает хулу из уст своих, кто малодушно отказывается исповедать перед людьми Господа нашего Иисуса Христа, падет на Камень Краеугольный и разбивается о него. И рушится дело жизни его, основанное не на этом Камне Краеугольном, а на стремлении к благоденствию земному.

На кого же падет Камень, на кого обрушивается всесожигающий, истребляющий гнев Божий? На тех, кто в делах диавольских дошел до предела, на тех, кого назвать можно слугами антихриста.

И видим мы, как этот страшный камень истребляющего гнева Божия уже готов обрушиться на слугу дьявола – Гитлера и на народ, отвергший любовь Христову, сделавший знаменем своим смерть и разрушение; на народ, издевающийся над нашими святынями, разрушивший дивные храмы Божии и осквернивший тысячи и тысячи храмов наших. На этот народ уже готов упасть этот камень, и раздавит он его и сотрет его, как стирается глава змея. Скоро увидим и услышим мы этот праведный суд Божий».

Хочется привести слова Н.В. Гоголя о войне за веру.

«Известна, какова в Русской земле война, поднятая за веру: нет силы сильнее веры. Непреоборима и грозна она, как нерукотворная скала среди бурного, вечно изменчивого моря. Из самой середины морского дна возносит она к небесам непроломные свои стены, вся созданная из одного цельного сплошного камня. Отвсюду видна она и глядит прямо в очи мимо бегущим волнам. И горе кораблю, который нанесется на нее! В щепы летят бессильные его снасти, тонет и ломится в прах все, что ни есть на них, и жалким криком погибающих оглашается пораженный воздух» (Н.В. Гоголь.Тарас Бульба.)

Не скажешь лучше наших поистине великих предков, это действительно была война за веру против бесчеловечности и богоборчества. Поэтому этот скорбный день окрашен и чем-то светлым.

Удивительное самоотвержение, беспримерный подвиг, который явил наш народ в период Великой Отечественной войны, и есть свидетельство того, что не умерла в народе вера, а наоборот, всколыхнулась и спасла нашу Родину, весь мир от богоборческой, чудовищной по своей жестокости силы германского фашизма.

Записала Тамара Амелина


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Война, унесшая 60 миллионов жизней

2 сентября закончилась самая страшная трагедия в мировой истории – Вторая мировая война

22 июня. День особой скорби и памяти

Ставка, Сталин ходит, посасывая свою трубочку, и выражает недовольство неудачами Красной армии, задает вопрос, кто виноват.…

Река Нева, 22 июня 1941

Вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо блокады...