Человек создан, чтобы царствовать

Мы уже поговорили о гордыне, в том числе и той, которая прячется под маской самоуничижения и самоедства, а сегодня решили поразмышлять о чувстве собственного достоинства. Что такое человеческое достоинство с точки зрения христианства? Может ли чувство собственного достоинства быть греховным, и наоборот, может ли стать добродетелью? Об этом рассуждает игумен Нектарий (Морозов).
Человек создан, чтобы царствовать

Достоинство — образ Бога

С христианской точки зрения, человек обладает достоинством совершенно превосходным. Преподобный Макарий Египетский говорит о том, что как бы ни был прекрасен и величественен весь этот мир, сотворенный Богом, но тем не менее ни в чем из этого видимого мира не благоволит Господь упокоеваться, а в маленьком человеческом сердце находит для Себя место упокоения. В тех, конечно, случаях, когда человек перестает противиться Богу и пускает Его в свое сердце.

Более того, апостол Павел говорит о бесплотных Небесных Силах, что они суть служебные духи, посылаемые для нашего спасения (см.: Евр. 1, 13–14), то есть человеческое достоинство превосходит и достоинство ангельское. И хотя это звучит несколько дерзновенно, Бог стал не Ангелом — Он стал Человеком и возвел человеческую природу к самой большой высоте, к которой только может подняться сотворенное существо. Мы созданы для того, чтобы стать богами по благодати. Можно ли говорить о том, что существует какое-то достоинство, более высокое, нежели это?

Таким образом, чувство собственного достоинства не противоречит христианскому благочестию. Однако сразу вслед за этим утверждением надо оговориться, что мы считаем правильным чувством собственного достоинства, а что — искаженным представлением о нем.

Если уязвляют мое самолюбие, как-то попирают мою гордыню, а я возмущаюсь, раздражаюсь и гневаюсь, это говорит о ложном понимании собственного достоинства. На самом деле то достоинство, которое Господь дал человеку при сотворении, — то есть образ Божий — никто никаким поступком или словом не способен уязвить или умалить. Ведь люди, нас окружающие, до нашего достоинства даже дотянуться не могут — они поражают что-то внешнее, в нас существующее, но ни в коем случае не нашу внутреннюю самую главную составляющую. И только лишь мы сами, высочайшим достоинством почтенные, можем себя этого дара лишить. Только лишь мы сами можем жить так, словно мы его не имеем. Так, возмущаясь, что кто-то думает и уж тем более говорит о нас хуже, нежели мы думаем о себе, мы при этом совершенно спокойно сами свое достоинство буквально втаптываем в грязь — в грязь своих грехов, в грязь своих страстей, в грязь каких-то низменных интересов.

А те обиды и досаждения, которые причиняют нам люди, или те обстоятельства, которые являются затруднительными, как раз наоборот — могут в нас образ и подобие Божие выявить. Как? Через готовность отнестись к этому и благодушно, и с благодарностью — то есть через смирение. Осознание, что ты живешь в несоответствии тому высочайшему положению, в которое человека Господь по дару сотворения поставил; мысль, что ты сам в себе свое достоинство попираешь, не должна давать гордиться. Человек создан для того, чтобы царствовать, а вместо этого, как какой-то беспутный сын из евангельской притчи о блудном сыне, всё расточив, потеряв, питается пищей свиней и никак не может вернуться к дому отеческому.

Рассуждая об отношении к собственному достоинству, логично говорить и об отношении к достоинству другого человека, которое в нем точно так же обретается, как и в нас, потому что и его сотворил Господь, и в нем тоже образ и подобие Божие присутствуют, и ради этого человека Господь распялся, любя его. Вот тут-то как раз мы можем воздать дань сокровенному в человеке достоинству в полной мере. Но это тоже очень трудно дается.

Смирение — не обесценивание личности

Вспоминая известный рекламный слоган «Ты этого достойна» многие задаются вопросом: позволительно ли христианину желать каких-то земных благ, земного комфорта, счастья? На мой взгляд, этот вопрос не совсем корректен. Ведь для человека стремление к благобытию совершенно естественно, потому что он при сотворении был помещен в замечательные условия существования — и с некой внешней точки зрения, и с точки зрения того, что он был действительно поставлен царем над всем видимым миром. Поэтому, конечно, человек желает хотя бы в какой-то степени к этому состоянию и к этим условиям вернуться.

Но такое желание не должно приобретать страстный, болезненный характер. Мы можем стремиться к благобытию, к хорошему положению в жизни, но ни в коем случае не как к главной цели. Это вещи лишь сопутствующие нашей жизни. На первом месте должно быть все-таки стремление быть с Богом. А слова Христа о том, что прежде всего необходимо искать Царствия Божия, а все остальное приложится, — это не только указание на то, чего нужно искать в первую очередь, но и на то, при каком условии все остальное может приложиться. При этом под «всем остальным» нужно понимать не то, чего хотим мы, а то, что нам на самом деле нужно.

Безусловно, человек не должен пребывать в состоянии униженном, забитом: смирение и обесценивание человеческой личности — это все-таки очень разные вещи, они не равнозначны. Более того, неверно воспринимать себя как какое-то недоразумение или неудачу, в том числе и неудачу Творца, всегда нужно помнить, кто ты есть и насколько ты дорог и важен для Бога. Но в то же время как-то бунтовать и возмущаться по поводу того, что условия жизни не таковы, каких хотелось бы, не стоит. И не надо видеть именно в этом какую-либо удачу или неудачу в своей жизни.

Когда-то преподобный Амвросий Оптинский сказал кому-то из братии, кто ждал пострига и рукоположения, замечательные слова: «Поверьте мне, и постричь вас могут, и рукоположить, и кем угодно вас могут сделать, только хорошим человеком вас никто никогда не сделает». Вот стать хорошим человеком каждый из нас может. В этом и заключается самая главная самореализация. И более того, когда ты становишься хорошим человеком, ты становишься, как это ни странно, счастливым, невзирая на внешние обстоятельства. И тебя тогда не гнетет, что у кого-то что-то есть, а у тебя нет, что кто-то преуспевает на работе и движется по карьерной лестнице, а ты не движешься.

Да, мне, вероятно, возразят: человека, долгое время находящегося в плохих бытовых и социальных условиях, может, как говорится, заесть среда, и при этом не обозлиться и не ожесточиться очень сложно. Но на самом деле это лишь на первый взгляд кажется непреложной истиной. Человека гораздо скорее может испортить не трудная, а благополучная жизнь, в которой он не имеет никаких лишений и не сталкивается ни с какими испытаниями. Есть масса подобных примеров. А какие-то тяжелые жизненные обстоятельства в большей степени способствуют тому, что вырабатывается характер по-настоящему сильный и независимый. Жизнь вообще — это очень непростое дело, это сложнейший и интереснейший творческий процесс. Если мы проживаем ее просто так или стремимся хорошо жить, но терпим неудачу в материальном или в каком-то ином плане — тогда нас среда заедает, уродует, калечит, сгибает под себя, тогда мы начинаем чувствовать себя какими-то ходячими недоразумениями. Если же наша цель — измениться и стать людьми Божиими, если мы к этой цели движемся, то жизненные испытания и нестроения нам только помогают.

Взирая на тот мир, описанный в Евангелии, который окружал Христа Спасителя и Его учеников, мы видим, что он — такой же, как мир современный. В нем те же самые ценности в кавычках, в нем те же самые представления о том, что важно, то же стремление к власти, к богатству, к почестям. Господь же дает нам закон жизни, который переворачивает все эти представления, потому что Он говорит о том, что самое ценное заключается в сердце человека: Царство Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21), и призывает искать именно его, указывая на него как на источник счастья. А еще Христос повелевает желающему быть первым — стать последним, а желающему возвыситься — себя уничижить. То есть появляется некая совершенно обратная логика. И человек, который об этом рассуждает теоретически, не может этого постигнуть, а тот, кто встает на данный путь, понимает, о чем говорит Господь.

Научиться у Учителя

Как воспитать в себе правильное чувство собственного достоинства? Думаю, нет более действенного средства, чем постоянное взирание на образ Хрис­та и стремление учиться у Него жить так, чтобы сделать свою жизнь не только лишь человеческой, земной, но и небесной, Божественной.

Безусловно, гордыня может находить для себя основание в чем угодно — даже в призвании быть учеником Христа. Но все-таки, помимо страстей, у человека еще есть разум, который подскажет, как, ощущая себя учеником Христовым, не возгордиться, а наоборот, паче и паче смиряться. Ведь будучи учениками, мы объективно не то что не исполняем всё, повеленное нам, а не делаем практически ничего. Поэтому оснований для гордости здесь нет никаких, и любой разумный человек это понимает. Кстати, разумность — это тоже одно из проявлений человеческого достоинства.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии