Чем оскорбленный христианин отличается от оскорбленного гопника?

Священник Александр Пикалев

Священник Александр Пикалев

Довольно много было уже сломано копий и перьев о тему Pussy Riot, и стремление что-то к этому добавить начинает выглядеть дурным тоном. Но ведь, по большому счету, это тема не о трех подсудимых женщинах, а о нас православных, о нашем отношении к их поступку.

Не сомневаюсь, очень удобно быть христианином, если ничто этому не мешает, никто на тебя не смотрит косо, никто не смеется над твоей верой, никто не заставляет снять крестик. О большем я уже молчу.

Но вот происходит нечто, что не несет, собственно, никакой угрозы благополучию и спокойствию, но в тоже время рождает в душе массу негативных эмоций. Собственно, такова природа оскорбления, которое по сути своей лишь сотрясение воздуха и может стать ураганом только при условии энергетичекой подпитки со стороны оскорбленного.

Да, укус комара невозможно сравнить с челюстями бультерьера, так же как невозможно сравнить выходку Pussy Riot в Храме Христа Спасителя с поступком тех, кто взорвал этот храм в 1931 году. Но фокус в том, что если комариный укус непрестанно расчесывать, да еще расчесывать грязными руками, то можно запросто получить огромный гноящийся нарыв, заражение крови и очень неблагородную и мучительную смерть.

Что касается смерти, то, как говорится, не дождетесь, а нарыв вполне очевиден.

Еще с античных времен известно, что лучший способ борьбы со всевозможными «геростратами» – это их забвение. Но, корм, как всегда, не в коня и «геростратов» продолжают прославлять.

Все было бы ничего, если бы информационный рейтинг Pussy Riot поднимало НТВ на пару с «Эхом Москвы» при поддержке ru_antireligion. Но, увы, львиную долю этой работы сделали мы сами – люди, считающие себя православными христианами. О том, как все это начиналось и что предлагалось всевозможными «православными активистами» сделать с Pussy Riot, я рассказывать не буду. Об этом много написал отец Андрей Кураев.

Было совершено кощунство? Да. Оскорбительно ли это для нас? Безусловно. Но, тем не менее это не повод считать, что у оскорбленного христианина такие же чувства, как у оскорбленного гопника. Реакция в стиле «за козла ответишь», «пасть порву, моргалы выколю» – это, мягко скажем, не совсем то, чему прилично быть, несмотря на все неприличие происшедшего.

И ошибка здесь не в форме реакции, а гораздо глубже. Если я живу в доме, который построен так, что от любого ветерка может рухнуть мне на голову, я совершаю ошибку. Если езжу на машине, которая может запросто перевернуться на любой кочке, я совершаю ошибку. Если я верю в Бога так, что чьи-то тупые стихи и 40-секундная пляска конвертирует мою веру в ненависть, я совершаю ошибку.

Как недавно сказала мне одна ЖЖ-блогерша: “хорошо, если их посадят, хоть в храмах можно будет спокойно помолиться”. Но если ради спокойствия моей молитвы тот, кто мешает мне молиться, должен сидеть в тюрьме, можно ли будет назвать мое обращение к Богу молитвой? Если да, то тогда основой райского блаженства праведников должно стать не созерцание Бога, а созерцание ада и мучающихся в нем грешников.

Мне, по большому, счету не так уж и важно, дадут Pussy Riot реальный срок или нет, хотя бы потому, что они уже реально сидят почти полгода. Если их посадят, то их посадит СВЕТСКИЙ, а не церковный суд, и это будет заслугой (или антизаслугой, как хотите) именно светского судопроизводства.

Наша проблема в другом. В том, что среди нас есть те, кто активно хочет, чтобы PR посадили. Есть те, кто готов получить от этого моральное удовлетворение. И в связи с этим возникает очень серьезный вопрос: является ли христианской мораль, которая получает удовлетворение ТАКИМ способом? Лично для меня ответ очевиден: нет, не является. И именно по этой причине я против реального срока для Pussy Riot, несмотря на всю мерзость их выходки в храме.

Читайте также:

Прот. Андрей Кураев: Говорящие «А вот их бы в мечеть!», ошиблись религией

«Православная» логика

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
В тюрьме мы часто имеем дело не c преступником, а с жертвой

Как тюремный священник Константин Кобелев выступил в защиту прихожанина

Я хочу, чтобы человека не сажали за телефон

Хроники одного суда: священник, адвокат и даже потерпевший против приговора

Бывший глава ФСИН приговорен к восьми годам колонии

Все трое являются фигурантами дела о мошенничестве при закупках электронных браслетов

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!