Архим. Алексий (Поликарпов): Что такое духовная жизнь? (+Видео)

Предлагаем вашему вниманию лекцию наместника Московского Данилова монастыря архимандрита Алексия (Поликарпова) “О духовной жизни”. Лекция прочитана в рамках общедоступного лектория “Основы православного мировоззрения” в Патриаршем центре духовного развития детей и молодежи.

Что есть духовная жизнь? Это и счастье, это и трудность. А вот преподобный Силуан говорит, что человеку с Богом трудно. То есть – трудное счастье?

О душевном и духовном

Ну что, если говорить о духовной жизни – наверное, вот вы уже ее проводите, эту духовную жизнь. И вот пришли сюда для того, чтобы ещё в большей мере подкрепить свои знания, в большей мере утвердиться в духовной жизни, в большей мере приобщиться Христу.

Человек состоит из духа, души и тела. Дух – это сердцевина души. А плоть наша – вот это тело… если бы не было души, не было бы духа, не было бы и тела – оно не было бы живо. Мы бы уже не находились здесь, на земле, мы бы стези свои не проходили. То есть – жизнь в духе, жизнь с Богом – так, прежде всего.

Говорят: вот какой душевный человек – хороший. Но душевный, как нам говорит Священное Писание – ещё не есть духовный. Дух оживотворяет, возводит человека и направляет его…

Есть в Священном Писании понятие духовности. Там приводятся плоды духа – любовь, радость, мир, долготерпение, кротость. И сказано, что такой человек находится в духе, с Богом.

Когда мы говорим, что человек духовный – мы, наверное, разумеем, что он имеет особые добродетели. И так мы говорим не только о святых. Мы говорим, что такой человек имеет дарования духа, и вот эти дарования он проявляет в жизни.

Особенно это видно в Церкви, когда человек служит Христу. Когда человек эти дарования призван раздавать, потому что это его служение, это его жизнь такая, это его труд. Либо просто иногда к человеку духовному, облечен ли он какими-то полномочиями, либо просто живет со Христом, в Боге – тянутся люди для того, чтобы получить эти дарования духовные.

Но вот мы уже сказали, что это и счастье, это и труд, это и сложность. Это всё это вместе составляет сердцевину человека, когда он живет, трудится, дает плоды и сам получает радость.

Готовимся ко встрече со Христом

Действительно, можно быть сытым, богатым, довольным. Но жить без Бога – можно так? Можно. Вокруг нас люди во множестве так живут. Мы пришли сюда для чего? Для того чтобы ещё в большей мере обогатиться, но уже духовно. Для того чтобы иметь опору.

В вечерних молитвах, которые мы читаем, есть такие слова: «Упование мое – Отец, прибежище мое – Сын, покров мой – Дух Святый. Троице Святая, слава Тебе».

Мы прославляем Бога, мы опираемся на Святую Троицу.

Человеку трудно жить – тогда, когда он выбирает свой путь, когда он идет по этому пути, или тогда, когда у него встречаются сложности, трудности. И где искать помощь, где искать опору? Конечно же, в Боге. Но для того, чтобы получить от Бога помощь, мы сами должны идти к Нему. Мы должны сами эту встречу для себя как бы организовать.

И вот эта наша встреча со Христом – она будет таковой, какими мы придем ко Христу. Для того чтобы быть готовыми от Него получить помощь, мы должны с Вами что-то делать. Должны быть готовы принести Христу свою жизнь, свои дарования – о святых, например, говорится, что был верен даже до смерти.

Святые много потрудились для того, чтобы возлюбить Христа, возлюбить добродетель и возненавидеть грех. Можно победить в самом себе грех только тогда, когда его возненавидим. Побеждаем тогда, когда боремся. И все это тоже будет такой образ духовной жизни.

Ты – мне, я – Тебе?

Но иногда мы рассуждаем, что если духовная жизнь, то должны быть плоды ее в нас. Должны быть дарования. Бог должен дать нам какую-то помощь оказать, наградить нас за наш труд. Бывает такое потребительское отношение? Бывает, конечно. Иногда мы искренни, а иногда говорим: “Поставлю свечу, сделаю поклоны, прочитаю ещё что-то, и Бог должен мне помочь”.

Может быть и так. Может быть, и такие отношения могут поначалу строиться. Но это тогда, когда мы в начале пути – когда мы ждем за свой труд награды. Может такое быть – Бог нас знает, жалеет нас, милует и награждает нас. Подчас незаслуженно награждает. Потому что мы не заработали этого. Но Он, любя и желая, чтобы мы пришли к Нему, дает нам это пока авансом.

И вот мы, обращаясь к Нему, говорим: “Господи, я Тебя люблю”. Но за этим не должно стоять: “И Ты меня должен любить”. Я люблю Бога, потому что Бог – мой Творец. Бог – мой Отец, Бог – мой Промыслитель, Он – мой Учитель, Он – Путеводитель по жизни моей.

И мы знаем святых, мы знаем просто верующих людей, которые жизнью своей являют нам такие примеры, и нам надо им подражать.

Кому нужны правила?

Но это легко или трудно? И легко, и трудно. Кажется – буду жить так. Сегодня мы решили, а завтра получается сложно. Так вот: в духовной жизни нужно постоянство. И вот почему есть правило? Иногда люди спрашивают: “А зачем же нужны правила? Богу разве нужны правила?”

Богу правила не нужны. Правила нужны нам. Богу нужно сердце наше. Господь говорит: “Сыне, даждь мне сердце твое”. А для того, чтобы сердце было с Богом, для того, чтобы мы всегда помнили о Нем, есть такие правила – правила церковные. Если говорить о личной, о частной жизни человека – то это молитвенное правило. Мы знаем, что есть молитвенное правило, которое читается утром и вечером.

Мы всегда должны обращаться к Богу. И дело даже не в том, сколько мы прочитаем молитв утром и вечером, а как мы их прочитаем.
Подвижники веры, благочестия, святые люди много говорят о том, что мы должны предстоять пред Богом. Не просто прочесть законное число молитв, а каким образом прочесть? Мы должны осознать, что же мы говорим Христу, услышит ли Он нас, если мы будем обращаться к Нему недолжным образом в молитвах?

Молитвы чьи мы имеем? Вот вы с молитвословом знакомы, я думаю, да? Знаете, что надписание есть над молитвой? Там написано имя святого, чья это молитва. Эти имена могут быть нам знакомы, а могут быть и незнакомы. То есть это молитвы, которые составили святые.

Подвизаясь, исполняя Евангелие в жизни, живя с Богом, они приносили Господу молитвы хвалебные — благодарили Бога, они Господу приносили молитвы покаянные — каялись в своих согрешениях, они приносили Господу молитвы просительные — просили о помощи, просили о том, чтобы Бог всегда был с нами. И вот это вот прежде всего. И мы начинаем свой день молитвами, просим у Бога помощи, и заканчиваем тоже молитвой, потому что в течение дня многое случилось у нас, и вот мы у Него просим и прощения, и благословения на следующий день, и помощи во всех наших последующих делах и начинаниях.

Евангельское слово врачует наши немощи

Вот это вот такая краткая характеристика, может быть, некоторых штрихов нашей духовной жизни в этом плане. Мы должны читать, употребляю слово «должны». Хотя личная свобода, личное отношение к Богу, у каждого оно, естественно, есть, и каждый по-своему может рассуждать. Но преподобный Серафим говорит, что мы должны знать Священное Писание так, чтобы ум наш как бы плавал в нем. Вот когда мы читаем Святое Евангелие, то у нас есть особый настрой.

Слова Божественного Евангелия — они врачуют наши немощи. И вот когда это делается постоянно, насколько это возможно для каждого из нас, то тогда Слово Божье пребывает в нас, а мы пребываем в нем, мы в Слове Божьем всегда найдем ответ на все наши недоумения, на все наши вопросы мы получим ответ. Высветляется, очищается, есть разные примеры, когда Евангелие врачует страсти и пороки человека. Один человек был одержим недугом пьянства, и вот он получил совет от одного монаха, что ему нужно читать Священное Писание тогда, когда ему захочется выпить. И он стал так практиковать.

Это трудно, сложно, конечно, но, тем не менее, когда ему было трудно, он просил других, чтобы они читали Евангелие, прямо над ним, подчас — над засыпающим. И получалось так, что-то закроют учреждение, в котором эти спиртные напитки продаются, то ещё какие-то причины — и постепенно-постепенно он утратил этот греховный навык. Слово Божие его исцелило.

Женщина была одержима гневом и получила совет от духовника читать Евангелие. И вот когда она читает Слово Божие, но это же всегда нелегко, всегда надо себя заставить, понудить, и вот постепенно это дух гнева, дух такого напряжения, раздражения у неё уходил. И так вот многом, и мы знаем, что это настрой, это добрый настрой, это доброе отношение, это доброе отношение и к себе, и к другим, и, прежде всего, к Богу, оно дается тогда, когда мы это Слово Божие принимаем в себя, в своё сердце.

Поститься полезно или вредно?

Но мы знаем о постах и о постных днях, да? Полезно или вредно поститься? Весьма полезно. Для фигуры так это нужно. Ну, а для того, чтобы, прежде всего, мы врачуем не только тело, мы врачуем душу. Вот посты, постные дни, они установлены Церковью для того, чтобы мы могли помогать телу, чтобы тело было нашим помощником, а не просто соперником души. И есть установленные правила — правила, которые освящены Церковью. Не просто я пощусь тогда, когда я хочу, потому что разные есть посты, разные есть воздержания, но, прежде всего, воздержание ради Бога. И вот тогда, когда это есть, то тогда, конечно, мы получаем плод.

Ну, мы знаем вот о постах — Великий пост, Петровский пост перед праздником Петра и Павла, пост Успенский, пост Рождественский. Каждый из них имеет свой устав о пище, каждый имеет устав о богослужении, особенно значим, мы знаем, Великий пост. И вот это вот всё приносит плод человеку. Но всё это — посты, молитвы — всё это должно совершаться в Церкви, потому что Церковь — это богоучрежденный институт. Это не просто храм, в который мы ходим или не ходим, это не просто богослужение, это не просто подчас тяжелое стояние в храме.

Разные встречи в храме

Бывает же тяжело на службе? Я думаю, нам тяжело бывает. А вам? Тоже тяжело бывает. Так что тут должен быть иногда просто навык. Особенно вот если поначалу, то дверь церковная, она такая тяжелая, с такой ручкой, открывается она тоже непросто, тоже Храм Божий — дом молитвы, да? И вот для нас он должен стать постепенно нашим домом, нашим родным, куда мы приходим, и где встречает нас Христос, где встречает нас благодать Божья.

Но подчас встречи бывают разные. Иногда люди, а это нередко, они жалуются на бабушек, которые — бабушки встречают их так, довольно строго и говорят: «Вот тут платок, а тут брюки, а тут вот не так стоишь, не так свечку держишь», — бывает такое, да? И как же вы помирились с этими бабушками? Ну я не говорю в адрес людей, которые, не ко всем обращаюсь, а вот, в частности, к молодежи, наверное. У вас не было таких встреч с такими сердитыми бабушками?

Поняли, что они от ревности, они сразу хотят, чтобы мы все стали хорошими, и сразу. Ну, бабушки тоже, они не сразу стали бабушками. Но вот вы знаете, если говорить о бабушках, то, наверное, это известно сейчас, пишут об этом и говорят, вот есть такой митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Управляет он Московской областью, Московская епархия. И вот однажды, когда у владыки, а он часто по своему послушанию прежде бывал за границей, спросили там: «А что же будет у вас с Церковью, если у вас сейчас в основном пожилые люди, бабушки, а что же будет, когда они все умрут?» — это были годы, наверно, ещё так 60-70-еминувшего века. Он так шутливо ответил: «А наши бабушки бессмертные».

Ну вот, бабушки, тем не менее, к сожалению, может быть, умирают, но они оставляют нам опыт, они оставляют нам свою веру, они оставляют нам церковность, потому что наши бабушки — они большой подвиг несли. Они, там где они могли, где у них получалось, они отстаивали наши храмы, просто буквально ложились вот там под трактор, под машину и препятствовали закрытию храма. Они хранили иконы из закрытых храмов, они хранили веру. Потому что они эту веру передавали вольно или невольно, даже молча, даже не поучая, они передавали эту веру своим детям. А дети — уже своим внукам.

И это часто приходилось слышать, когда говорят: «Вот у меня скончались родители, и я пришла в Церковь»-то есть «я пришла в Церковь по примеру прежней своих родителей», да? А мы наследуем эту веру, эту церковную культуру. И так, что вот это вот важно, конечно. Важно, когда мы приходим в Церковь, мы сами должны вот эту духовную культуру черпать, черпать.

Уважение к печатному слову

И вот замечательно, что вы здесь собрались, вы пришли сюда за этим, правда? Мало что-то знать, хочется знать больше, хочется иметь упорядоченные знания, да? Чтоб это не просто бы кто-то где-то сказал, где-то прочел. У русского человека большое уважение, ну вот теперь это немножко уходит уже, это теперь уже где-то здесь вот, в этих машинах, а прежде вот так оно и было, ну так оно и есть ещё, большое уважение к печатному слову. Вот я в свое время помню, что книг было духовных мало, конечно, мало их, можно было найти с трудом, может быть, где-то у кого-то.

Буквально такие вот библиотеки, а их, конечно, у простых людей не было, может быть, у священника, может быть, в духовных ещё школах, то, что было. А вот так вот русский человек, к каждому печатному слову он относился с большим благоговением. И вот то, что читалось, то врезывалось в память человека, и вот этот человек, христианин, церковный человек, он исполнял это своей жизнью. И вот это вот важно для нас. Подчас вот можно слышать мысли, которые говорят: «А почему так? А зачем это?» — вопросы уместные, человек же не может бессмысленно войти в Церковь, человек не может просто.

Вера прежде всего, да — область сердца. Но есть область ума, когда человек осознает, осмысливает, рассматривает, критически к чему-то относится, можно это. Но для того, что бы вот, осмыслив и поняв правильно, потом уже жить по-христиански, жить так, как учит Святая Церковь. Потому что есть, к сожалению, такое, когда говорят: «А вот неправильно. А вот человек грешит. А вот священник не так живет, а вот он нас учит».

“Хочу” и “надо”

Ну, всё в жизни бывает. Человек есть человек, человек оступается, и тот же священник, имея благодать нас поучать, наставлять, совершать таинства, иногда, может быть, он как человек несовершенен. Святые там, правда? А здесь есть люди, которые стремятся к святости, и вот это нелегко бывает, мы сами знаем по собственному опыту. Так что в каждом из нас два человека: что не хочу, как говорит апостол Павел, то делаю, а что хочу, то не делаю.

Есть четверостишие такого одного старичка, умершего теперь, он говорит:

Не люблю я слово «надо»,

А люблю «хочу».

«Надо» мне совсем не надо,

Надо лишь «хочу».

Так вот так вот у нас бывает, что хочу, и вот так мы иногда живем. А Церковь — это институт богоучрежденный. Рождение Церкви — это Святая Троица, Пятидесятница. Пятидесятница, когда Дух Святой в 50-йдень после воскресение сошел на апостолов. И каждый, вот как вы помните, деяния их описываются, и каждый заговорил из этих людей, пришедших в Иерусалим, каждый заговорил на разных языках. И там было даже недоумение, как они, почему они на разных языках?

Может быть, они, как там говорится, что, может быть, они нетрезвы? Может быть, они напились сладкого вина? Но каждый заговорил на тех языках, которые были в это время в Иерусалиме. И потом, вот как мы знаем, апостолы пошли с проповедью Евангелия по всему миру.

Почему мы говорим, что наша Церковь истинная? Какое мы имеем право так утверждать? Потому что Церковь нашу учредил сам Христос. Он говорил апостолам, что Он пошлет Духа Святаго им вот после своего воскресения, и так они будут проповедовать Евангелие, Благовестие во всем мире. Апостолы передали это учение своим ученикам — мужам апостольским, пресвитерам. И вот так вот, почему мы говорим, епископ имеет власть рукоположить священника, совершать таинство хиротонии. И вот это вот, это преемство от Христа через апостолов передается нам.

Таинства Церкви

Церковь сильна чем? Каждый может говорить: «А я верую, и нужна ли мне Церковь?» — я верую, и Церковь мне нужна. В Церкви есть таинства. Мы знаем таинства, но самое первое — крещение, да? Мы крещены, и вот мы таким образом вошли в Церковь. Таинство крещения соединяется с таинством миропомазания. «Печать дара Духа Святаго», — говорит священник. И он запечатлевает органы чувств, все мысли и чувства человека, вот этого младенца, если крестят младенца, или взрослого, освещается.

Таинство покаяния — мы идем по жизни, крестившись, отреклись от сатаны и всех дел его и служений его и гордыни его, но всё равно же мы немощные, слабые люди, согрешаем. Поэтому есть покаяние. Причастие, когда мы соединяемся со Христом, тела и крови Христова вкушаем. Вот по этому поводу мы основываемся на Священному Писании. Христос, когда на тайной вечере с учениками своими был, он говорит: «Сие есть тело Мое», — преломил и преподал ученикам». — «И сия есть честная», — преподав вино, сказал, — «Честная кровь Моя». Тела и крови Христовых приобщились ученики.

Люди иногда рассказывают такие случаи, что они сомневаются, что это хлеб и вино. Истинна ли тело и кровь. И вот такие случаи, что женщина одна, она, причастившись, почувствовала во рту вкус мяса и крови. Пришла в ужас, конечно, стала сразу каяться. И всё это у неё прошло, это состояние. Ну это необычное, вот, почему человек не может, конечно, быть, вот… А почему тело и кровь — потому что вот так преподал Христос.

Одна женщина, просфорница, она рассуждала так, что «ну как же, это просфора, я сама пеку эти просфоры, приношу на службу» — и вот у неё тоже подобное было состояние. Так что тело и кровь Христовы истинно, это образ веры. Это не просто, протестанты, они рассуждают так, что под видом хлеба и вина, а мы в православии говорим: «Истина тело и истина кровь» — мы причащаемся, не соединяясь со Христом в таинства причастия, мы не можем наследовать жизни вечной.

В Церкви, я говорю о таинствах сейчас и всем, в церкви есть таинства священства, когда священной степени диакон или священник без хиротонии от епископа не может принять священную степень, есть таинство ещё освящения или соборования, когда через помазание маслом семь раз перед чтением Священного Писания прощаются грехи, забытые грехи прощаются, и дается здравие телу и душе. И вот таким образом семь таинств Церкви, присутствия, благодать Духа Святаго.

Ну, а если просто говорить о богослужении, о церковных песнопениях, то, конечно, где мы так ещё почерпнем такую благодать и силу, как не в храме Божием, да? домашняя молитва — она необходима, перед Богом мы должны предстоять, сердце наше, прежде всего. А здесь мы молимся все. Церковь говорит: «Миром Господу помолимся». И мы все, хор отвечает: «Господи помилуй». Преподобный Феодосий Печерский говорит, что одно церковное «Господи помилуй» больше наших вот таких частных молитв.

Все возможно верующему

Ну, а если мы именуемся христианами, а христианами стали называться впервые последователи Христа в Антиохии, если мы именуемся христианами, то и вся жизнь наша должна быть христианской. Каждое наше дело, каждое наше слово должно быть в Боге. Прежде, чем мы начинаем, прежде, чем мы совершаем, мы должны рассудить, будет ли это угодно Господу, правильно ли будет это по-христиански, будет ли во славу Бога, не будет ли мне в осуждение?

Ведь разные мотивы есть в жизни. Жизнь непростая, трудности, сложности, проблемы — у каждого есть они. Вот и надо рассудить так, чтобы, как апостол говорит: «Едите ли, пиете ли, иное ли что творите — всё творите во славу Божию». И тогда жизнь наша, какую бы мы жизнь ни проводили, кто бы мы ни были в жизни — были бы космонавты, священники, ученные, просто человек, который копает землю, мама, которая растит своих детей и занимается домом, кем угодно человек бы ни был — артистом, художником — всё будет во славу Божию, если это будет вот как раз вот принцип «Я живу по-христиански, каждое дело я совершаю во славу Божию». Тогда будет жизнь со Христом.

И жизнь, она может быть сложной, трудной, но всё возможно «о укрепляющим мя Господе». Тогда вот она и будет духовной, если мы говорим о духовной жизни, вот как нам поставили вопрос, что мы должны говорить о духовной жизни.

Крещение и монашество

Вот нам ещё нужно делать, чтобы мы были не только говорящие, но чтобы мы были делатели, потому что от слов своих мы оправдаемся или осудимся. Самое первое — это мы в Святом Крещении либо сознательно, если во взрослом возрасте крестимся, либо через своих восприемников, как я уже говорил, отрицаемся сатаны и всех дел его и служений его и гордыни его.

И вы видели, наверное, на Крещении, что младенец если это, на руках у крестных, и крестные, священник говорит, чтобы они повернулись лицом на запад и говорили: «И дуни, и плюни на него», – то есть вот видимым образом, и даже такое, — на дьявола. А потом уже несколько раз, трижды спрашивается, сочетался ли он Христу. И за младенца либо сам крещаемый отвечает: «Да, сочетался Христу», — и читает символ веры потом. Вот, а потом уже погружается в купель: «Во имя Отца аминь. И Сына аминь. И Святаго Духа, аминь». В это время снисходит Дух на крещаемого.

Много таких примеров из истории Церкви, когда просто язычники, актеры изображали Крещение в театре. И вот один из них, такой Генезий, который отрекся от своих родителей христиан, потому что они были христиане, а он был язычник, и он ушел от них и отказался. И потом он в театре представлял Крещение, и вот на него снизошел в это время Святой Дух, получается, помимо его воли, помимо его призвания, и он вышел из купели, исповедовал себя христианином. И был замучен за Христа, не отказался от Бога. Так что в таинстве сообщается нам сила Духа Святаго, а мы должны её разумно использовать.

Вот в монашестве, когда человек постригается в монашество, его спрашивают, вольною ли волею он приходит, понимает ли он, как бы, что он делает, ради чего он это делает. Постригаемый приносит обеты — нестяжания, послушания, целомудрия. И его спрашивают: «Исполнишь ли? Сделаешь ли?» — и он не просто отвечает, не говорит как-то растерянно «Не знаю», положим, он не говорит «Сделаю», а он говорит: «Ей, Богу содействующу, честный отче». То есть, «Если Бог будет мне помогать, то я это буду исполнять, исполню». И так вот каждый из нас, живя с Богом… Сейчас, минуточку, будут вопросы, да. И, может быть, ответы.

И каждый из нас, живя с Богом, вот тогда так мы можем жизнь свою построить. Ну, а теперь вопросы.

Ответы на вопросы

— Что такое нестяжание?

– Нестяжание? Монахи живут в монастыре. У них есть общее жилье, вот у нас братский корпус, у каждого там есть своя келия, но живут вместе, так? У них нет домов отдельных, у них нет отдельных, там, чего ещё?.. Что у человека в миру может быть? У всех одинаковая одежда. У них нет каких-то собственных сбережений, может быть, у них нет ещё чего-нибудь такого, от чего бы человек обогащался. Потому что человек пришел служить только Христу. А если пришел к Христу, значит, он должен идти налегке, для того, чтобы достичь своей цели.

— Паисий Святогорец говорит, что монашество — это такая стезя, которая особенно умиляет Господа. Вот что Вы можете сказать, как Вы считаете, монашество выше брака?

– Думаю, что нет. А заповедь «растите и множитеся» Господь дал первым людям, да? И вот если он исполняют эту заповедь, а это же, ну я думаю, вот вы взрослые люди, вы понимаете, что это непросто — растить и множитися. Если по-христиански, брак должен быть христианский. Значит, жена, муж — они должны быть христиане. И, более того, у мужа жена должна быть первой, а у жены – муж первым.

Легко, хорошо, удобно? Я думаю, трудно, да? Особенно в современном мире вот это непросто. Потом что? Нужно иметь детей, не планируя семью, а сколько Бог дает. И их нужно воспитать по-христиански. И за них нужно дать ответ перед Богом. Легко это или трудно? Очень трудно. Ну, а быть монахом — как? Тоже трудно.

Есть такое присловье: «видят, как монах скачет, но никто не видит, как монах плачет». Да, это тоже непросто, это тоже трудно. Так что вот, почему Господь… В чине пострига, кстати, вот я замечу, когда уже там вот, если кто-то видел, то знает, что вот так вот ползет на локтях человек, там мужчина или женщина. И вот потом, когда уже перед царскими вратами, перед амвоном, то там есть такие слова, священник говорит, что Господь ведет ко спасению разными путями. И вот один из этих путей — путь монашеский. Можно спастись и в браке, и вот таким образом.

К старцу Паисию множество людей приходило, и не всех он отправлял в монашество, и не всем он возбранял эту стезю, но в ком он видел произволение. Вот святитель Игнатий, в первом томе у него «О последовании» есть статья — «О последовании Господу Нашему Иисусу Христу» — он говорит, что человек должен испытывать себя. Потом, к чему он склонен? Вот проверить себя, посмотреть, а потом уже как-то с помощью Божьей, с помощью духовника решать.

– После помазания в храме дают хлеб, как он называется?

— Благословенный хлебец. Этот хлеб, вот как вы знаете, перед этим на богослужении, часть богослужения называется лития, там освящают хлебцы. И вот эти вот части этого хлеба потом раздают верующим. Съесть его можно, взять домой, использовать, ну можно и постепенно, так, чтобы он потом не пришел в негодность, а есть его можно и не натощак.

– Можно ли после причастия делать земные поклоны?

Ну, вообще после причастия — нет, можно воздержаться, уже дома потом, если будет усердие, прикладываться к иконам — да. Причастились, запили, можно тогда прикладываться и к иконам, к кресту. Есть такое мнение, что прикладываться не нужно, но это неправильно.

– Как бороться со страстью уныния, печали, противостоять ей?

– Да, Господи помилуй, помоги. Преподобный Серафим советует читать канончик из молитвослова, есть такой, вот этот канон молебный: «Многими содержим напастьми, к Тебе прибегаю, спасения иский: о Мати Слова и Дево, от тяжких и лютых мя спаси». Читать Евангелие, он говорит, посильное рукоделие — и вот так просить Господа, и терпеть.

Святитель Тихон Задонский был борим таким унынием, печалью, и он даже просил, чтобы в келье его поливали дегтем. Вот не знаю, видимо, как-то это так ему помогало. И у него есть такой акафист, очень такой хороший, содержательный, читаемый Богу, Всемогущему Богу в нашествии печали. Там такой припев акафиста: «Господи мой, Господи, радосте моя, даруй ми, да возрадуюся о милости Твоей». И вот у него слова там есть: «Идеже Ты, — там всякая радость. А идеже несть Тебе — там всякая печаль суетна».

– Можно ли молиться дома без платка?

– Ну, можно и без платка, только молиться, а если хотите в платке, то ещё лучше. Плюсик будет, как мы говорим, иногда мы любим выражаться такими словами: «Мне запишется» там, или еще что-то. Наверно, запишется тогда: молилась дома в платке. Но бывает так, конечно, перед храмом, перед монастырем, платочек. А закончили службу, вышли — всё, в сумку. Или так, перед храмом судорожно искание по сумкам — забыла, нет платка, ну всё. Ну, это мера тоже духовного возраста. Почему, на что мы ориентируемся? В Священном Писании написано у апостолов, что с покрытой головой, ну вот ориентируемся на это. Можно без, непокрытой, но если можем сделать лучше — сделаем лучше.

– Крестное знамение в общественных местах, например, в кафе — про себя креститься или явно?

— Ну, кто во что вырос. Как вот, положим, если я считаю, если я не просто считаю и не просто именую, а действительно для меня это потребность внутренняя, я настолько вырос, я везде, положим, перекрестился. А если это не будет искренне, или для меня как то, может быть, страшновато — ну хорошо, пусть про себя крестится, либо там, может быть, иногда, особенно вот в прежние годы, когда это было действительно страшновато и опасно, может быть, даже — глазами перекрестить вот так вот, кружку там или что, еду какую-то. Так что, во что мы выросли, явно ли тайно.

– Так. Ну, вот здесь об одежде для умершего: есть новая — хорошо, надеваем новое, самое лучшее, нет нового — достаточно чистой тогда одежды.

– Шестопсалмие можно читать, да. Можно читать шестопсалмие, причем тогда вот, когда дома, тогда как? Вот мы уже об этом начали говорить, что не просто, можно, как вот в Церкви по-разному, может отличаться чтение домашнее и церковное. Дома мы, может быть, как-то другой ритм возьмем, но так, чтобы была молитва. Ну, либо иногда так можно, что мы дома осваиваем церковное чтение, то это тоже будет хорошо. В принципе, читать неплохо.

– Канон на исход души, живые люди, да? Душа избегает мытарств. Ну, наверное, можно читать просто псалтырь, а иногда вот так, рабы Божьи, я слышал такие рассуждения, говорят: «Ну, за меня после смерти будет некому молиться»,-то вот сама за себя женщина, положим, может быть, сорок дней читает псалтырь. Ну, хорошо или плохо? Ну, читать псалтырь — хорошо, всегда молиться — хорошо, а вот буквально, я читаю канон на исход души, сейчас если я себе таким образом напоминаю о смерти, то хорошо, ну, а если просто как некую такую вот программку, и какой-то такой магический смысл, то это не будет правильно.

— Можно ли православному заниматься спортом? Вот у меня уныние, я не молюсь, но я хожу на брусья и от злости и начинаю заниматься.

– Ну давай на брусьях ещё «Господи, помилуй» говори — и будет замечательно.

– Как научиться принимать все горести и радости, дарованные от Бога, и быть довольным тем?

— Ну, это непросто, конечно. Во-первых, надо рассуждать, что мы благодарим Бога, надо благодарить Бога, хотя бы вот словесно. А потом рассуждать, что грехи у нас есть? Есть. Подвиги есть? Нет. Ну, значит, надо потерпеть то, что случается.

— Если Бог един, а как относиться к другим религиям, они что, все заблуждение?

– С уважением можно к человеку относиться, к верующему. А последовать его религии, положим, и оставить свою — естественно, нет. Мы знаем, и мы говорим: «православие» — правая слава, да? Воздаем правую славу Богу. А порочить кого то, там с кем-то ссориться, конфликтовать — это неуместно будет.

– Если не удалось сохранить целомудрие до брака, нельзя уже вступать в брак?

— Почему? Нет, так вопрос не стоит. Почему? Нет. Нужно покаяние. Пожалуйста, если человек готов к браку, он вот исправляет свои ошибки уже потом жизнью в браке такой доброй, целомудренной.

– Лучше уйти в монастырь для исправления?

— Уйти в монастырь — это должно быть призвание. Не просто почему-то, по какой-то беде я иду в монастырь, а потому что считаю, что это мой путь.

Желаю вам любить храм. Святитель Трифон Туркестанов, если слышали такого, читали, может быть, его, есть и проповеди его, наставления, он похоронен на немецком кладбище, он любил Церковь, часто служил, проповедовал. У него на его памятнике его слова: «Дети, любите храм. Храм есть Небо на Земле».

Господь дал нам веру. Каждого в своё время Он привел, у каждого свой путь, он может быть непростой, нелегкий, и, тем не менее, мы со Христом, и Христос с нами. И вот мы должны быть с ним. И вот когда мы в Церкви, когда мы гласа Божия слушаем, это замечательно. Дай Бог нам терпения, последовательности, дай нам Бог крепости хранить свою совесть в чистоте, целомудрии. Молодым людям особенно надо хранить целомудрие. Это нелегко, потому что трудно бывает, жизнь, к сожалению, о другом говорит частенько, свои представляет? Это и счастье, это и трудность. А вот преподобный Силуан говорит, что человеку с Богом трудно. То есть – трудное счастье?
резоны.

А люди, которые уже имеют возраст, должны иметь мудрость, они — мамы, бабушки, дедушки, они должны являть добрый пример — пример терпения, пример снисхождения. Если говорить о детях — дети должны слушать своих родителей. И есть такой вопрос, иногда задают духовники: «А ты с первого раза слушаешь своих родителей?» — ну что на это ответим? Чаще всего — нет. А к родителям есть такое обращение в Священном Писании: «Родители, не раздражайте чад своих». Так что вот так во Христе и будем спасаться.

Простите, помолитесь. Желаю вам Божьей помощи, чтобы Господь был с вами, а вы были с Богом.

Читайте также:

Протоиерей Алексий Уминский: Что я хочу от Бога

Вечерние молитвы: в чем мы каемся?

О молитве: что такое молитва? как правильно молиться?

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Постное письмо № 21. Хлеб или Крест

«Мир стал комфортным, мы ищем удобства и легко предаем»

«Кажется, у меня бабушка умерла»

4-летняя девочка прошла 8 километров по тайге в мороз

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!