Чудо за церковным порогом

|
Нетипичная история о Церкви

Сейчас все чаще слышна критика Церкви. Иногда она здравая и полезная, иногда вызвана иными мотивами – не с целью что-то исправить, а опорочить. Такие публикации в СМИ и соцсетях собирают больше читателей, их активно обсуждают и с удовольствием копируют. Попробую рассказать хорошую историю, и посмотрим, сколько она соберет читателей.

Георгий Гупало

Георгий Гупало

Я сознательно скрою имя главного героя истории и место, в котором она происходила. Причин несколько. Иногда даже добрые слова о человеке могут принести проблемы самому человеку. Причем с той стороны, с которой и не ждешь.

Однажды мы с друзьями поехали в старинный русский городок подышать свежим воздухом, полюбоваться размеренным, спокойным стилем жизни, побродить по тихим и милым уездным улочкам, украшенным неяркой, но такой милой сердцу архитектурой.

После самостоятельной экскурсии отправились на речку, чтобы пожарить шашлыки и перекусить. На другом берегу реки мы увидели дивной красоты церковь, построенную явно в начале ХХ века. После обеда решили заехать и посмотреть, что внутри.

Район, в котором стояла церковь, принято называть депрессивным. Почти всюду в России окраина районного центра представляет собой печальное зрелище. Беднота, одноэтажные унылые дома, покосившиеся и некрашеные заборы, разбитые дороги с остатками асфальта и глубокими лужами, много мусора вокруг. Рядом цементный завод, все в округе – крыши домов, фруктовые деревья, лысые огороды в шесть соток – засыпано цементной пылью. Все это печальное окружение навевает беспробудную тоску и стимулирует исключительно к пьянству. Можно представить, как здесь темно и противно поздним вечером, когда несчастные обитатели пригорода возвращаются из райцентра домой.

Описание окружения храма крайне важно. Представьте себя на месте священника, который решил поднять из руин довольно большой храм, окруженный со всех сторон, чего уж там, трущобами. Что его ждет? Полное безденежье, десяток старушек будут приносить яйца, печенье и укроп; чтобы выжить самому, надо будет поднять цены на требы до заоблачных для местных жителей высот.

Местные еще больше озлобятся на Церковь за желание попа урвать у них последние копейки. Про строительство храма вообще надо забыть. Там и в районном центре не хватает денег для ремонта церквей, а уж кто даст храму на окраине? Нужно быть великим подвижником, чтобы к тебе потянулись люди из города, еще большим, чтобы поехали из Москвы и других мест.

Одним словом, подъезжая к храму, я не ожидал ничего хорошего, но за церковным порогом скрывалось чудо.

Входим в притвор и первым делом видим выставку детских рисунков «Весна идет». Веселые желтые жирафы, зеленые бегемоты и разноцветные лисы с зайчиками встречают русскую весну. Рисунки исключительно хороши, видно, что дети от души повеселились, создавая свои маленькие шедевры.

Далее на стенде – фотоотчет о походе в лес с пением у костра приходского гимна. Объявления о записи в кружки: художественный, гимнастический, танцев и пения. Большой фоторепортаж о выступлении в храме ансамбля народных инструментов. Лавки поставили поперек и больше сотни человек слушали в храме выступление местного ансамбля.

Далее еще более невероятное объявление: «Желающие отправить своего ребенка в детский лагерь при Оптиной пустыни могут обратиться к старосте храма. Стоимость месячного проживания с транспортными расходами – 200 рублей». Рядом – такое же объявление про детский лагерь на Валааме, но так как туда ехать дольше и дороже, то стоимость выше – 300. Ни вы, ни я не ошиблись. Речь идет именно о рублях, и нули никто не потерял. «Так, – подумал я, – значит, у храма есть какой-то добрый спонсор».

Входим непосредственно в храм. Справа – большая церковная лавка с огромным для провинции выбором книг, буквально сотни наименований. Слева вся стена заставлена книгами. На полке красуется объявление: «Дорогие друзья! Это наша приходская библиотека. Вы можете взять любую книгу домой. Единственная просьба: вернуть после прочтения». Рядом никаких старушек, записывающих фамилию и номер паспорта. И вообще никого. Действительно – бери и уходи. Книги хорошие, много больших и толстых, есть новинки.

Я часто езжу по стране, а в радиусе 300 км вокруг Москвы, кажется, бывал уже всюду, но такого прихода еще не видывал. Сам храм пока в разбитом состоянии, идет ремонт, штукатурки на стенах нет (как позже стало ясно, не случайно), но все очень чисто и опрятно. Никакого «старушкинского» налета не ощущается.

Фото: via-victoria.livejournal.com

Фото: via-victoria.livejournal.com

Пока мы ходили по храму, кто-то донес настоятелю, что приехали гости, и он устремился к нам навстречу. В храм чуть не вбежал. Открытая улыбка, приветливый взгляд, протянутая вперед рука. «Здравствуйте, вы откуда, какими судьбами, не хотите ли чаю?» Мне очень было любопытно узнать поближе этого человека, и я с радостью принял его предложение. Пошли в приходской дом. По дороге настоятель показывает на четырехэтажное кирпичное здание, которое строится рядом с храмом.

– Это будет наша школа-восьмилетка. Там, – показывает он в другую сторону, – у нас бомжи живут, пытаемся вернуть их в человеческое общество и научить зарабатывать на жизнь. В этом строении мы собираем одежду и все необходимое для малоимущих.

– Там все так же открыто, как и в библиотеке? – спрашиваю я.

– Нет, я поставил двух старушек распределять помощь. Они следят за порядком, помогают найти и выбрать нужное, записывают то, что необходимо нуждающимся. Можно было сделать, как и в библиотеке, но я решил, что по пять тысяч в месяц старушкам за труды будет приятно получать. Да и порядок будет.

Входим в приходское здание. Беломраморный пол, бронзовые балясины, дубовые перила, кондиционеры, на стенах большие фотографии Стамбула и Рима. Поднимаемся на верхний этаж и входим в большой зал со стеклянной крышей.

– Тут у нас зимний сад. Я сам в прошлом учитель ботаники и зоологии, вот и решил не забывать про былое. Мы собираем растения, которые упомянуты в Библии. Вот видите – в каждом горшке вставлена табличка: где упомянуто растение, как оно называлось в древности, как на латыни, как за ним ухаживать.

Далее настоятель показал свои залы для занятий гимнастикой, кружки рисования и пения, редакцию местной приходской газеты (выходит каждые две недели, печатают на цветном принтере и раздают бесплатно). Тут же книжная редакция.

– Я понял, – говорит настоятель, – что книгами надо заниматься либо для души, либо превращать все в бизнес. Соединить нельзя. Так как бизнесмены из нас плохие, то делаем для души. Захотелось что-то полезное издать – ищем деньги, печатаем, распространяем и не думаем о том, что получилось в конце – прибыль или убыток. Мы свою долю радости получили.

Сели пить чай. Меня всего распирало от одного вопроса: откуда все это великолепие, откуда столько денег на все эти замечательные, полезные, нужные дела.

– Как откуда? Из Москвы, конечно. Езжу, рассказываю, показываю. Сейчас добрых и богатых людей много. Но только поймите правильно. Ведь часто что происходит: приходит священник к богатому человеку и просит денег на строительство храма. Мало того что неизвестно, куда и сколько ушло от этого строительства, самое главное – непонятно зачем оно вообще нужно. Зачем нужен храм, для кого и чего? Вот приходит кто-то к богатому человеку и просит денег на казино или публичный дом. Я, дескать, с детства мечтаю свое казино иметь. И что, богатый человек, который сам заработал деньги, должен их отдавать ради прихоти какого-то мечтателя?

С храмом такая же ситуация. «Я хочу». Ну, мало ли кто что хочет. А зачем тебе храм, что ты будешь там делать? Служить, молиться, это понятно, дело нужное. Но ради чего все эти молитвы и службы? Нужно приход создавать, общину, людям жить помогать, учить жизни.

Вот я что придумал: собрал 20 ребятишек из самых-самых бедных семей – родители пьют, кто-то сидит, кто-то скоро сядет – и полетел с ними в Стамбул. Попросил денег у спонсоров и отвез их на две недели в древний Константинополь. Показал храмы, музеи, на море съездили. Ведь они другими вернулись. Сами посмотрите. – Достает большой альбом с фотографиями. – Я все на фотоаппарат снимал и спонсорам потом с отчетом подарил. Посмотрите на лица этих ребят, какими они уезжали и какими возвращались. Конечно, прежняя среда будет еще много дурного им предлагать, но маленькую прививку мы сделали. Так же и в Рим свозил группу, сейчас в Иерусалим планирую. А что деньги? Это все не так много стоит, если посмотреть, но мир нашего города будет тише.

Или другое дело: есть много стариков, старушек, которые хотели бы приехать в храм, но не могут этого сделать физически. Я договорился со «скорой помощью», один наш спонсор перечисляет им какую-то сумму, и теперь каждый пожилой человек может приехать на «скорой» в наш храм, исповедаться, причаститься или просто помолиться. Рядом стоит медсестра, и если человеку будет плохо, она окажет необходимую помощь. Поверьте, эта поездка очень важна для многих пожилых людей. Иной раз это последний шанс исправить что-то в своей жизни.

Или вот еще. Нашел тут заброшенный пионерский лагерь. Корпуса стоят, есть свет, вода. Конечно, все нуждается в ремонте, но если привести в порядок, то там и зимой жить можно. Думаю детский приют сделать. Пока на лето, а там видно будет…

***

Далее он рассказывал, как мечтает покрыть крышу и купола медью, а стены в храме мозаикой, чтоб было как в Константинополе, как сделает мозаичный пол…

Слушал я этого удивительного священника и думал, откуда же он столько сил берет, откуда столько энергии, почему не тухнут его светящиеся глаза?

Он ничего не просил у нас. Сказал только, что будет рад, если мы или наши друзья когда-нибудь чем-нибудь помогут и поучаствуют в одном из его проектов.

Уезжали мы с другими мыслями. Печальная картина окраины казалась нам уже не столь беспросветной. Появилась надежда, что рано или поздно к храму пройдет хорошая асфальтированная дорога, встанут по шеренге фонари, подтянутся заборы, а там уже и местные жители вспомнят о высоком предназначении человека.

Я часто слышу, что в этом мире, наполненном злобой, насилием, агрессией, развратом в самом широком смысле этого слова, нельзя сохранить себя в чистоте. Но посмотрите на рыб. Они рождаются в соленом море-океане, всю жизнь, иногда долгую жизнь, проводят в соленой среде, но остаются пресными. Соль не пропитывает их.

Нам всем нужно учиться жить в агрессивной среде, не впитывая в себя зло. Исполняя самый простой закон, данный нам Небесами – оставаться Человеком с большой буквы. Не приумножать зло, а делать мир краше и добрее, как делает герой моего рассказа на дальней окраине уездного русского городка.

Быть Человеком может каждый.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Как христианин христианину, или о “Любви и РПЦ”

Если есть недоумение, то от некого частного (и непонятно, насколько правильно услышанного) мнения стоит переходить именно…

Куда идет приход

Приход – это «табор, идущий в небо». А его главная путевая карта – Евангелие

Мама «хрупкой» девочки: «Я отказалась бояться»

Мой муж, атеист, спрашивал меня: «Почему же твой Бог позволяет такое?»