Доверять ли нищим?

|

В Евангелии сказано: «Всякому, просящему у тебя, давай» (Лук. 6:30). Но следовать этим словам у нас получается далеко не всегда. Доверять ли бродягам и подавать ли им, как вести себя на паперти, где много попрошаек, – на эти и другие вопросы попытались ответить клирик храма иконы Божьей Матери «Живоносный источник» в Царицыне протоиерей Александр Лаврин и волонтер движения помощи людям улиц «Курский вокзал – бездомные дети» Анна Федотова.

По большим праздникам у храма нищих много. На Пасху – особенно. Бывает, они выстраиваются длинной шеренгой вдоль дороги к церкви. И все говорят: «Подайте, подайте, подайте…» У многих из нас уже выработался шаблон поведения для ситуаций, когда через вагон поезда метро двигается инвалид на коляске, когда возле палатки кто-то просит пару рублей. Одни не замечают и не задумываются ни над чем, другие – подают всегда, третьи – жертвуют в некоторых случаях. Но никакая из этих привычек не применима в праздничные дни возле храма. Не заметить – невозможно, подать каждому – часто нереально, а выбирать – сложно и как-то неправильно, что ли… Тем более, после службы, когда наше сердце открыто и в душе светло.

«Все, что касается нищих, – говорит протоиерей Александр Лаврин, клирик храма иконы Божьей Матери «Живоносный источник» в Царицыне, – это ваше дело, кому и сколько подать. Если человек не подаст милостыню, никто с него ничего не потребует. Это – совершенно добровольное дело. Но в том-то и дело, что у христиан не получается так, чтобы не подать, а потом остаться спокойным. Все равно на душе будет неспокойно».

Так как же тогда быть? Как не испортить себе праздник – ни вот такими «кошачьими поскребываниями на душе», ни ложной радостью от осознания себя великим благотворителем?

«Универсальных советов здесь быть не может, – говорит волонтер движения помощи людям улиц «Курский вокзал – бездомные дети» Анна Федотова. – Потому что у всех людей разное строение души. Один человек даст, не рассуждая, и не искушается, а другой – искушается».

После того, как начала заниматься проблемами бездомных, сама Анна деньги на улице подает уже реже, но стала разговаривать с просящими. В ее практике множество примеров, когда от предложений реальной помощи какая-нибудь бабушка-страдалица убегала в прямом смысле этого слова, или же, когда на просьбу показать документы на ребенка, присутствие которого вызывает наибольшее сочувствие публики, цыган вместе с измученным малышом в испуге выскочил из пригородной электричке на первой попавшейся станции.

«Если я, например, сомневаюсь, действительно ли человек нуждается, или подозреваю, что он пропьет, – рассказывает она, – говорю, что денег не дам, а могу купить еды. Многие очень радуются. А «профессиональные» нищие просто посылают». Но ведь Анна начинает разговоры не для того, чтобы выяснить для себя – подавать или не подавать. Она предоставляет нуждающимся людям информацию о том, куда они могут обратиться за помощью, где есть баня для бездомных и где можно бесплатно пообедать.

«Если себя убеждать в том, что, вот, мол, это профессиональный нищий, ему не нужно, – говорит отец Александр, – у меня просто душа будет потихонечку привыкать к цинизму. А вообще, как святые говорили, если даже на коне подъехал, но просит, – дай. Мы не испытываем, нужно или не нужно. Это наша уже интерпретация – профессионалы».

Между тем, возле храмов даже в обычные дни далеко не все просящие – представители так называемой мафии нищих. Анна Федотова, опекающая людей, по разным причинам оказавшихся жителями московских улиц, рассказывает: «Многие из наших подопечных пойдут в Пасху просить. Я знаю молодых ребят, которые просто ходят деньги стрелять – некоторые на наркоту, некоторые действительно на дело. У меня только что в гостях был наш подопечный паренек – он работает, но без документов платят мало. Деньги нужны ему на жизнь, и еще он копит на оформление документов. Сейчас ходит к церкви. Долго решался – теперь ходит просить. И приносит деньги мне на хранение».

Анна считает, что «не специалисту» бывает сложно отличить настоящего и профессионального нищего, и «Если человека это не смущает, – говорит она, – то надо просто дать и сказать: «Помолись за меня». А я еще часто прошу: «Не покупай курево и алкоголь». Отец Александр уверен: «Если человек просит, а от него пахнет водкой или вином, если он пьяный, давать нельзя. Если этого нет, а я не даю, то это какие-то рассуждения лукавые».

Другое дело, когда нищий начинает требовать: «Если, скажем, кто-то говорит, что ему мало подали, значит, человек не милостыню просит, а вымогает, – поясняет отец Александр. – Представьте себе, если бы вы в чем-то очень сильно нуждались, вам, может быть, очень много надо, у вас какое-то несчастье, а тут проходящий мимо обратил на вас внимание, какую-то копеечку дал, для вас все-таки важнее будет, что вам посочувствовали, правда? А если вы на это скажете, что вам мало дали, то, значит, вам особо и не нужно».

Просто поговорить – это тоже немаловажно. Если есть время, советуют активисты движения поддержки людей, оказавшихся без крыши над головой, хорошо бы выяснить, почему человек просит, откуда он, что у него случилось, и тогда, может быть, откроется какой-то путь настоящей помощи. «Часто дают деньги, просто чтобы с этим не связываться, – поясняет Анна Федотова. – Потому что стыдно, хочется скорее избавиться от неудобной ситуации. Все люди – люди, если с ними по-человечески говорить . Эти люди не кусаются. У нас даже среди наших подопечных есть бывшие мелкие предприниматели, сейчас любой может вот так на улице оказаться».

Но наша жизнь так устроена, что мы не всегда в силах взять на себя еще и чужую беду и даже не всегда имеем, что подать. «Чтобы оказать наиболее действенную помощь нищему, нужно располагать временем, знанием, куда обращаться, – поясняет Анна. – Бывает, что человек не проходит мимо бродяги, пытается помочь, но не выдерживает трудностей, которые с этим связаны. Поэтому, если уверенности, что сможете поучаствовать в судьбе такого человека, нет, то можно просто дать немного денег, купить еды, сказать доброе слово. Иногда, когда у меня нет денег, а человек просит, я говорю: «Простите, у меня ничего сейчас нет. Но вы держитесь!»

«У Тургенева, – напоминает отец Александр, – есть стихотворение в прозе с таким сюжетом. Писатель проходит мимо нищего, и тот у него просит милостыню. Тургенев посмотрел в карманах, а у него ничего нет, и он тогда дал руку и говорит: “Знаешь, брат, у меня даже платка носового нет, чтобы тебе подарить”, и пожал ему руку. А нищий отвечает: “Это тоже милостыня, брат”. Вот так на милостыню и надо смотреть, как на сочувствие, снисхождение».  

На Пасху и на большие церковные праздники на ежедневную благотворительную кормежку, организованную движением «Курский вокзал – бездомные дети», приходит меньше бродяг. В эти дни, когда у людей радостно и светло на сердце, нищим подают больше. «У нас тогда для тех, кто пришел, добавка», – смеется Аня.

На завокзальных пяточках, куда добровольцы привозят баки с кашей и чаем, тоже праздник. В эти дни монастыри, которые помогают с кормежкой, жертвуют яйца, куличи. Ведь эти чумазые, с изнуренными и тоскливыми лицами, люди тоже любят что-нибудь вкусненькое. «Можно, если денег нет, или сомневаетесь, дать неосвященное яичко – ну, просто потому, что не принято скорлупу выкидывать, – или что-нибудь вкусненькое. Они же очень радуются. Иногда, – рассказывает Анна, – угощают бездомных, а они приходят и нас угощают. Две конфетки мне как-то человек принес».

Только вот, чтобы было, чем угостить, подумать надо заранее. Как, впрочем, и о денежном пожертвовании. «Лучше всего, – советует протоиерей Александр Лаврин, – если есть какая-то мелочь отделенная. Когда я могу просто из кошелька вынуть и подать, не глядя, сколько и чего, потому что это мелочь у меня на нищих. Если я не позаботился об этом, то, понятно, сотню вынимать и давать – ни мне не полезно, ни нищему. Потому что у меня это будет гордость и тщеславие вызывать, а нищему, когда он будет получать копеечки после этой сотни, будет совершенно неинтересно. Поэтому для нас, христиан, лучше, выходя из дома, заранее внутренне о нищих позаботиться».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: