Фатализм Пасхи

За возгласом «Христос воскресе» кроется тот факт, что воскресение каждого из нас неизбежно. Но… что же будет потом? Размышляет архимандрит Савва (Мажуко).

Фото Натальи Емчицкой

Фото Натальи Емчицкой

Это всем хорошо известный факт: пасхальный возглас «Христос воскресе» содержит в себе всё Евангелие, как некий конспект апостольского благовестия. Как в математике или физике есть краткие формулы, в которых в «сгущенном» виде представлены целые тома научных трудов: если вы пожелаете эту формулу раскрыть, вывести «из скобок», расписать на доске, доски может и не хватить, но вот лёгкое головокружение и приступ восхищения, восторга и даже научного азарта вы легко заработаете.

Наше такое привычное «огустевшее» Евангелие — «Христос воскресе» — мы редко выводим «из скобок», потому что просто светло и весело кричать «Востину воскресе», христосоваться и с детским восторгом всем храмом петь пасхальный канон, ошибаясь, забывая слова, громко до сипоты и весело. Хорошо. Радостно. Покойно и как-то… тихо в этом пасхальном многоголосии.

А потому в этой тишине вдруг вспышкой внезапной: «Христос воскресе» — это ведь и о моей судьбе, о моем воскресении, о том, что однажды каждый из нас сможет с неудержимым ликованием, новым голосом, но слишком своим закричать на всю вселенную: «Я — воскрес! И жив — навсегда». Жив — жизнью Спасителя, воскрес — воскресением Христа, но это — я, самый настоящий я, и никто другой — воскрес, «Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого увидят Его» (Иов 19:27).

И вот еще что. Пугающее и обезоруживающее. Даже умеряющее восторг. Воскресну не только я. Воскреснет каждый живущий и живший человек, и «имеющий жить». И глаза каждого из этих самых настоящих, воскресших в своих телах увидят Своего Искупителя и Воскресителя и… меня тоже увидят. «Савва воскресе!» — «Воистину воскресе!». «Андрей воскресе!» — «Воистину воскресе!». «Анна воскресе!» — «Воистину воскресе!»…

Все они воскреснут. Все? Абсолютно. И та угрюмая тётка, что заливает мою квартиру каждый месяц? Непременно. И тот злодей, что клеветал на меня начальству? Обязательно. И мой друг, который так жестоко меня обманул и посмеялся надо мной? И он. Каждый.

И те, кому ты сам боишься смотреть в глаза, и та девушка, которую тебе страшно встретить, и твои братья, которым ты так мало уделял времени, и дети, слишком долго ждавшие твоей любви и гордости, и мама, так любившая шоколад, а ты узнал об этом так поздно.

Наши ближние — бессмертны. Они — вечные наши спутники. Мы к ним приговорены. Они — наша судьба, то есть мы — присуждены к ним, а они — нам. И это так пугает и обезоруживает. Бежать — некуда! И там, в приготовленных Отцом чертогах, будут они, их лица, их покашливание, чавканье за столом, тяжелое дыхание.

Единственный выход — научиться их любить здесь и сейчас. Вот тут — дома, в церкви, на работе — научиться ладить с каждым, и видя эти лица, слыша голоса — полюбить, принять, простить. Потому благовестники Евангелия, кричавшие всем народам и племенам только одну весть — «Христос воскресе!», — уточняли: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем… Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф 4:26,31,32).

Это не просто максимы этики, нравственное приложение к христологии апостола Павла, но самое прямое следствие проповеди Воскресшего Бога. Догмат Воскресения Христова — основание христианской этики, и только на этом основании эту этику можно принять, понять и усвоить.

«Братья мои вечные, братья мои бессмертные», — так начинал свое пасхальное послание великий сербский старец прп. Иустин (Попович). Святым людям был открыт этот пугающий и обнадеживающий фатализм Пасхи. Мы никуда не можем скрыться от своих ближних. Хотя утешает и то, что и им скрыться от нас некуда. Мы приговорены друг к другу. А потому единственный открытый путь к принятию пасхальной вести — научиться любить своих бессмертных соратников по Вечности.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Они не искали земной победы и одни остались у Креста

Проповедь митрополита Сурожского Антония, произнесенная им в Неделю святых жен-мироносиц.

Женщины без надежды

И наибольшая Любовь – это Любовь без надежды. Почему-то женщины умеют это лучше мужчин