Глеб Климов: «Русскому человеку врать нельзя»

|
Лень русских – миф или реальность? На каких ценностях должна строиться деловая этика? В чем сложность воцерковления предпринимателя в России? Об этом наш разговор с Глебом Климовым, владельцем инвестиционной компании «Nord GK Invest KOY».
Глеб Климов: «Русскому человеку врать нельзя»

— Глеб, расскажите, пожалуйста, подробнее, о том бизнесе, которым вы занимаетесь.

— Я занимаюсь инвестиционно-строительным бизнесом в России и зарубежом. В настоящий момент мы построили ряд крупных коттеджных поселков в Финляндии и управляем активами сектора недвижимости в странах Южной Европы.

— Если сравнить мотивацию к труду у русского человека и тех культур, о которых вы можете сказать, основываясь на опыте работы, каковы ваши впечатления?

— У меня есть большой опыт совместной  работы с греками, киприотами, итальянцами, финнами и израильтянами. Сначала, я с трудом понимал, как вести с ними бизнес,  и мне  понадобилось несколько лет жизни в их культурной и социальной среде, чтобы вникнуть в их систему мышления, понять общественные и семейные установки и смочь построить диалог «на одном языке». И сейчас  у меня есть  четкое убеждение, что русскому человеку, достаточно легко «найти свою нишу» и быть успешным  в Европе, так как наши предпринимательские способности, умение видеть перспективу и усилено работать для собственного роста, очень высоки. Правда, только до тех пор,  пока наши интересы не сталкиваются  с  интересами «местного» крупного бизнеса или «политическими» интересами самой страны.

— Вы говорите о коррупции ?

— В том числе. Ведь это миф, что коррупция в «демократической» Европе снижена до минимума и бизнес работает по  открытым правилам. К сожалению, это далеко не так, что особенно наблюдается в южных странах, где люди, к тому же, гораздо более «расслабленные» и порой не только не умеют работать, но и совсем этого не хотят. Кстати, слово «коррупция» родом из Италии.  На уровне психологии, они считают сам труд излишним, а жизнь без проблем и  без приложения усилий — главным благом. К примеру, среди молодых  ребят считается нормальным жить с родителями и брать у них  деньги, а среди взрослых — не осуждается безработица и жизнь на пособия.

— То есть вы считаете, они еще меньше хотят работать, чем русские?

— Я хочу сказать, что русские – первые, после американцев, «идеальные бизнесмены». Мы умеем работать на результат, умеем учиться и не боимся рисковать. Плюс, у нас всегда есть мотивация получать от работы прибыль, а не «работать ради работы». И когда ко мне, к примеру, приходят финны, я искренне не понимаю, почему они за 5 лет «спокойно и размеренно»  строят объекты, которые за 2 года можно построить «качественно и эффективно».

— На ваш взгляд, слухи о лени русских сильно преувеличены?

— Ее вообще нет, если сравнивать нашу работу с тем, как работают «местные граждане». Конечно, в наших деревнях и областях есть социально неблагополучные люди, которые пьют и не хотят ничего делать, но данный «контингент» есть и у финнов, и у греков. Их трудовая этика ничуть не лучше нашей. К тому же, во всем есть исторические и географические предпосылки. И если в этом историческом контексте взять  русского человека, то я, прежде всего, увижу не пьяницу и бездельника, а умельца и мастера. Человека, знающего свое дело и умеющего отвечать за себя и свою семью.

— За границей этой ответственности нет?

— Там есть другая ответственность. В шесть часов вечера заканчивается рабочий день и на рабочем месте царит пустота. И вам придется очень дорого заплатить за любые переработки «европейца», заплатите, так как они нарушают «права человека на отдых».  И, кстати, за свою стандартную работу финн тоже возьмет  на 80% больше, чем тот же эстонец, просто потому, что ему не нужно и не хочется так много  работать. Он в своей стране, у него есть дом, и есть какой-то быт, и нет необходимости трудиться от зари до зари, чтобы накормить семью. Плохо это или хорошо, я не знаю. Другой менталитет, другие ценности… И если исходить из критериев  «деловой хватки и умения делать дело», то русские, пожалуй, окажутся  впереди планеты всей.  За исключением, конечно, американцев, которые любят дело так же, как и деньги. Хотя  деньги они любят больше, чего у нас, к счастью, нет.

— Существует такая точка зрения, что русский человек может хорошо работать «на подвиг»  и на себя, а «на дядю» он работать не очень любит. Но должны же  быть какие-то другие смыслы, ради которых он будет работать. Как вам кажется, в чем могут быть эти смыслы?

— Это очень «тяжелый» вопрос. Если бы мы это знали, наша страна была бы сейчас, как Российская Империя перед Первой мировой войной. Наверное, это проблема «общности и единости».  Той самой единой идеи и роли каждого человека в ее построении. Всякий раз, когда получается  увлечь сотрудника понятной ему корпоративной целью, показать, как  важен  он сам в ее достижении, показать, что даже его простой труд — это ступенька в общей лестнице, которая не только дает ему средства к существованию, но ведет его вверх, вместе со всей командой, то  его результат превысит всякие ожидания. Надо учить людей любить свою работу.

— То есть должна быть какая-то созидающая миссия у компании, частью которой является сотрудник?

— Да, нужно показывать, что они делают, для чего они это делают, и в этом должна быть правда, в этой истории нельзя врать. Без цели и правды, русский человек начнет создавать «свою правду»,  юлить, чтобы меньше работать, а получать столько же или красть на основе того, что «если компания ему не даст, того что он достоин, он вправе взять это сам». Ведь это же «ничье»? Это же — не его?  И не важно, что кто-то украдет ручку из канцелярии, а кто-то часть с расчетного счета компании. Важно, что это допустимо на уровне сознания. У нас ведь даже  считается, что обмануть компанию или  государство – это не грех, это такая вот «русская смекалка». Но воровство — всегда воровство. Даже на уровне ручки. Хотя, надо отдать должное, что  сейчас эта ситуация меняется прямо на глазах и меняется к лучшему.

— Как вам кажется, каков уровень бизнес этики в нашей стране на данный момент?

— Я не склонен к идеализации, но  мне кажется, что сейчас все семимильными шагами меняется в сторону улучшений. Даже проблемы нечистоплотной конкуренции и ситуация с рейдерством в кругах большого бизнеса, о которых раньше даже не принято было говорить.

— Как вам кажется, почему ситуация в России меняется в лучшую сторону?

— Развитие человека и личности идет поступательно, человек стремится  «вверх». Одновременно происходит развитие общества, уходит поколение людей «плановой экономики» и коммунистической идеологии, а новое российское поколение становится  все более открытым для мира. Мы делаем бизнес с европейцами, учимся, смотрим, как они работают, находим все больше связей и пересечений с мировым контентом.  Нам уже не интересно что-то где-то по-быстрому «достать и спрятать», нам интересно это заработать и  вложить. И мы  понимаем, что мы это можем и понимаем, что можем лучше, чем многие. Горизонт планирования бизнеса изменился с шести месяцев – года в 90е, до 5 — 10ти лет сегодня.

— В чем для вас заключается деловая этика? На каких ценностях она должна строиться?

— Вся мировая этика держится на 10 заповедях. Можно их называть, как угодно – этикой, нравственным законом или законом Божиим. Это не столь важно. Внутри каждый человек все равно знает, что правильно, а что нет. На разных этапах жизни человек может по-разному  решать вопрос: что лучше- отнять компанию у конкурента и заработать много денег или честно заработать, но меньше, но внутри он всегда знает правду.  Даже, когда «объективно»  себя оправдывает.

— Как вы думаете, от чего это зависит?

— Исключительно от внутреннего духовно-нравственного состояния человека. От его выбора и его желания «открыть глаза». Никакие рассказы и лекции на этот счет не помогут,  до тех пор, пока человек сам не примет  решение  жить «по другим законам». Хотя есть, конечно, страны, в которых дети изначально рождаются  и воспитываются с общехристианскими  ценностями. На Кипре, например, духовное воспитание и воспитание в целом — это неотделимые части.  У них церковь и государство едины и даже брак имеет силу только в том случае, если заключен в церкви. Я же родился в Советском Союзе, где этих ценностей не было. Нас воспитывали на «заповедях» совести, но не на заповедях Любви. Духовное заменялось общественным, а истинные ценности очень часто подменялись. И многие люди нашей страны вынуждены сейчас на собственном опыте  восполнять этот огромный пробел, приходить к Вере тяжелейшими окольными путями. Это очень не легкая духовная работа. Изменение зрелой личности подобно развороту всей картины мира. И каждому  человеку этот путь приходится проходить одному, часто встречая непонимание среди близких и родных. Меняя собственные основы, глыбы на которых ты стоял, ты неизбежно попадаешь в зоны конфликта, но все это по финалу, компенсируется появлением живой и настоящей веры, тем главным, через которое приходит мир в твою жизнь и жизнь близких.  У Серафима Саровского есть на эту тему  хорошее изречение: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». И я на собственном опыте вижу, как это работает. И кстати, я лично знаю предпринимателей, которые, воцерковившись, стали не только другими людьми, но и другими бизнесменами. Они не потеряли деловую хватку, но приобрели духовные  силы направлять свои умения  в сторону созидания и улучшения жизни не только своего круга, но и многих людей рядом.  Человек создает вокруг себя общность и, меняя себя, он меняет мир вокруг себя.

— Что повлияло на ваши ценности?

— Живые встречи с живыми людьми. И промысел Божий. Приход к вере в зрелом возрасте, через зрелые вопросы и желание получить на них ответы. «Ищите и обрящете…стучите и откроется…». Мне кажется, настоящая вера не берется из книг, но она всегда дается, если человек просит и ищет.  Насколько хватает сил, мы должны стремиться к развитию и предела в этом нет.

— Возвращаясь к теме российской бизнес модели, на ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы построить эту бизнес модель, которая будет, с одной стороны, основываться на традиционных ценностях, а с другой стороны, позволит бизнесу быть эффективным и успешным?

— Ничто не может быть навязано извне, это должно само вырасти. А ценности, на которых это должно вырасти, понятны – их 10. Что они значат в конкретной жизни предпринимателя, то и будут значить в том бизнесе, который он строит.

— Как вы думаете, нужно руководителю говорить о своем православном мировоззрении в данном случае?

— Он может не говорить, это зависит от него. Главное – чтобы он так жил. Это как с маленькими детьми. Они не слушают, что ты им говоришь, а копируют твои поступки, считывая, как ты это говоришь и что ты при этом делаешь. Так же здесь.  Если ты будешь заявлять о своем православии и устраивать при этом корпоративные тренинги по воскресеньям, когда должен быть с семьей в храме, к этому  будут соответственно относиться. Дела не должны расходиться со словами. Если нет возможности говорить — не надо. Те, кому это важно, сами все увидят, а те, кому нет, возможно услышат, когда придет время. Ничего не нужно навязывать, особенно веру.  И учить чему-либо можно только своим примером и своими делами. Один из знакомых мне руководителей крупного холдинга долгое время сам лично оказывал помощь церковному фермерскому хозяйству, после чего предложил привлекать к этому сотрудников компании. В результате силами  их специалистов был создан торговый знак и фирменный стиль этого хозяйства, была  оказана помощь с упаковкой и логистикой. В результате, все сотрудники предприятия питаются теперь свежайшей фермерской продукцией и  покупают ее для своих домашних по минимальным ценам, так как сами являются частью этого благого дела.

— То есть это получается то же волонтерство, но целью является не просто деревьев где-то посадить, а сделать что-то полезное и нужное « в рамках церковной ограды» ?

— Конечно, во всех этих вещах должен быть смысл. Зачем ты это делаешь? Даже деревья в детском садике можно не просто посадить ради озеленения, а сделать из  этого событие для самих детишек и волонтеров. Провести вместе время, рассказать о природе и ее Создателе, дать новые знания и умения, научить чему-то хорошему.

— Получается, что на руководителя ложится большая ответственность. Кроме того, чтобы успешно руководить бизнесом, еще идет речь о духовном уровне?

— Только в том случае, если руководитель хочет этот «уровень» развивать. И кстати, из таких компаний люди очень редко уходят. Они понимают, что здесь им не только платят деньги, но здесь они сами  делают что-то важное, нужное и интересное. Я думаю, потребность в духовном развитии заложена в каждом. Можно, конечно, как в американских компаниях, нацеливать людей на карьерный рост и устраивать гонку  должностей и окладов, но феномен этой гонки потребления заключается в том, что в ней нет конца и нет победителей. Тебе постоянно нужна новая машина, потом новый дом и новая яхта… С ростом благосостояния, его желание только увеличивается и рано или поздно поглощает все вокруг. И, как ни печально, этот процесс не приносит счастья.

— К сожалению, в России эти ценности потребления тоже укореняются.

— Я думаю, что нам  целенаправленно прививают эту англо-саксонскую модель потребления, в разрез с нашими исконными ценностями и традициями.  Очень долго, особенно в 90ые годы, мы все верили в идеалы западной демократии, восторгались их свободами, политкорктностью и незыблемыми правами на частную собственность. Возможно, они и сами  в это верили, но сейчас это превратилось в пустые слова, подмену понятий и фальсификацию прав. Сегодня западный  банк есть, а завтра его нет. Сегодня вы свободны вместе с вашей частной жизнью, а завтра вы не можете покинуть границы страны, так как разглашены ваши личные данные.  Название «идеалов» остаются  теми же, но за ними часто ничего не стоит. А русскому человеку врать нельзя. Пока он верит, он будет жить, работать и созидать.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Культура и бизнес: опыт взаимодействия

Дискуссия на Санкт-Петербургском международном культурном форуме

Алексей Васильчук: Не хочу быть самым богатым человеком на кладбище

Владелец «Чайхоны №1» о том, как жить, если в любви нельзя считать

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: