Марсианский опыт России и Европы: 50 на 50

|
Только в четверг стало понятно, что первый этап объединённой миссии «Экзомарс» Европейского космического агентства и Роскосмоса завершился половинным успехом. Увы, «марсианская» полоса невезения для Европы продолжается, хотя для России случившееся 19-го октября скорее можно назвать успехом. Что же случилось?

В марте 2016 года с космодрома «Байконур» стартовала ракета-носитель «Протон», которая отправила к Марсу первый этап совместной миссии «ЭкзоМарс». И 16-го октября летевший аппарат успешно разделился на две части.

Первая – орбитальная. Ее название говорит само за себя – Trace Gas Orbiter, его задача – поиск следов газов: метана и других газов потенциально биологического происхождения, признаков жизни на Марсе. Поскольку количества этих газов – следовые, то и называется модуль соответственно: «Орбитальный исследователь следов газов», так можно приблизительно перевести его название.

На TGO стоит два российских прибора, созданных в Институте космических исследований РАН.

Первый – FREND (Fine Resolution Epithermal Neutron Detector) — это детектор высокотепловых нейтронов высокого разрешения. Он измеряет потоки нейтронов, исходящих с поверхности Марса с целью построения карт содержания воды в приповерхностном слое грунта. Собственно, его «двойник» HEND уже 15 лет успешно работает на Mars Odyssey.

Второй – ACS (Atmospheric Chemistry Suite). Это сразу три спектрометра, работающие в разных диапазонах, которые представляют собой универсальный химический «нос», который будет изучать молекулы марсианской атмосферы.

Фото: JPL-Caltech / Cornell Univ. / Arizona State Univ. / NASA

Фото: JPL-Caltech / Cornell Univ. / Arizona State Univ. / NASA

После разделения аппарат успешно скорректировал свою траекторию, чтобы избежать столкновения с планетой и вышел на околомарсианскую орбиту.

А вот со вторым получился настоящий триллер. Потому что вторая часть запуска 2016 года была демонстрационным посадочным модулем Schiaparelli. Он должен продемонстрировать новую технологию посадки и немного поизучать Марс.

19 октября эта платформа на огромной скорости (21 000 км/ч) вошла в атмосферу Марса. Сначала часть скорости (а начальная скорость будет более 20 000 км/ч) она должна была погасить об атмосферу, непосредственным торможением. Затем выпустить парашют, затем мягко опуститься на собственных реактивных двигателях, погасив остаточную энергию падения сминанием алюминиевой пористой «подушки». Однако что-то пошло не так.

Сначала вечером индийский радиотелескоп получил «слабый сигнал», а ретранслятор Mars Express (старый европейский орбитальный модуль) прислал на Землю некий большой файл данных.

Европейское космическое агентство сообщило, что им надо 30-40 минут, чтобы расшифровать телеметрию. Прошёл час. В итоге сообщили, что файл слишком шумный, чтобы что-то понять, и будут разбираться дальше.

Только в 11 утра сегодня официально было объявлено: во время посадки Schiaparelli произошла ошибка. Передача данных прервалась еще до посадки. Мы точно знаем, что вышел парашют, но подтвердить мягкую посадку пока не можем.

Тем не менее, какие-то призрачные шансы связаться с посадочным модулем еще остаются – по разным оценкам, от двух до восьми дней.

В очередной раз Марс продемонстрировал, что он – планета с очень непростым характером. Многие миссии на Марс гибли по самым разным причинам: от пылевой бури, погубившей наш «Марс-3» и первый в мире марсоход ПРОП-М до перепутанных метров с футами, которые заставили врезаться в Марс один из американских аппаратов. Ни один советский и российский аппарат не выполнил успешно свою миссию полностью (оба российских – «Марс-96» и «Фобос-Грунт» погибли еще на этапе выведения). Да и предыдущий европейский аппарат – Mars Express, несмотря на то, что работает уже второй десяток лет, начался с неудачи: его спускаемый аппарат, Beagle, тоже погиб при посадке.

И тем не менее, для России – это успех. Потому что впервые за всю новую историю страны, пусть и совместная, но наша космическая миссия улетела за пределы земной орбиты и начала там научную работу. Тем более, что нам предстоит еще и «ЭкзоМарс-2020».

Для второй части «ЭкзоМарса» в России конструируют и строят посадочную платформу, технологии посадки которой отработают в среду. Тем не менее, это будет уже самая настоящая научная долговременная станция, приборы для которой разрабатывают как в ИКИ РАН, так и в МФТИ (Лаборатория инфракрасной спектроскопии планетных атмосфер высокого разрешения Александра Родина). Ну а кроме этого, платформа принесёт на Марс полезную нагрузку – европейский марсоход с комплексом приборов «Пастер», в котором тоже будут стоят российские приборы. Целью этого марсохода станет поиск следов жизни на Красной планете. Правда, пока что остаётся непонятным, как на подготовку и сроки миссии повлияет неудача со Schiaparelli.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Частицу мощей Серафима Саровского отправили в космос

После окончания полета, который продлится около полугода, частица мощей будет передана в храм Звездного городка

10 людей, без которых не было бы полетов в космос

На самом деле их, конечно, было больше. Но этих уж точно нельзя забывать