Митрополит Антоний (Паканич): Создание в Украине единой Поместной Православной Церкви — политический проект

Интервью Управляющего делами УПЦ об «автокефалии» и «поместности» в Украине порталу «Православие в Украине».

Создание в Украине единой Поместной Православной Церкви — политический проект

— Владыка, уже не первый год в украинском обществе ведутся разговоры о создании единой Поместной Православной Церкви. Как Вы относитесь к этому «проекту»?

— Вы очень точно назвали эту идею — «проектом». Со времени появления этой идеи она всегда воспринималась именно как «проект». Причем проект политический. Если не ошибаюсь, еще в конце 1990-х украинские политики впервые заговорили о необходимости создания единой Поместной Церкви.

Как по мне, эта формулировка является четким отражением сугубо политического мышления. Вряд ли такая формулировка соответствует самосознанию Церкви. С нашей точки зрения Поместная Церковь в Украине уже давно существует — более тысячи лет. Совершенно очевидно, что Киевская митрополия, которая существовала со времен принятия Древней Русью христианства, уже была Поместной Церковью.

— Но митрополия не была независимой…

— В том и дело, что Поместная Церковь – это совсем не обязательно полностью независимая Церковь. У нас сейчас очень часто путают два понятия: Поместная Церковь и Автокефальная Церковь. Конечно, любая Автокефальная Церковь является Поместной, при этом далеко не все Поместные Церкви является Автокефальными.

Поместная — не Автокефальная, а — поместная Церковь определенной территории

— Однако большинство наших соотечественников считают, что «автокефальная» и «поместная» – одно и то же. Вы можете объяснить, в чем разница?

— Поместная Церковь – это понятие, которое дословно означает Церковь определенной местности, определенной территории. В узком смысле Поместной Церковью можно назвать любую церковную территориальную единицу, возглавляемой епископом.

Например, каждая епархия Украинской Православной Церкви является поместной Церковью определенной территории, то есть определенной области или части области Украины. Именно таким было традиционное мышление отцов Церкви. Вспомним, например, знаменитые послания святого Игнатия Богоносца. Уже в начале II в. он четко говорит, что Церковь там, где есть епископ. Для него каждая христианская община конкретного города, возглавляемой епископом, является полноценной Поместной Церковью.

Однако сегодня обычно Поместными Церквами зовут объединение нескольких епархий в пределах определенного государства или даже континента. Например, современный Александрийский Патриархат – это Поместная Церковь Африканского континента. А, скажем, Румынская Православная Церковь – это Поместная Церковь Румынии.

Конечно, на протяжении веков менялись государственные границы, вместе с ними постоянно корректировались и границы церковных административных единиц. Поэтому и сегодня границы Поместных Церквей далеко не всегда соответствуют границам конкретных государств.

Поместная Церковь, как я сказал, это не обязательно Церковь полностью независима. Например, Финляндская Церковь является автономной в составе Константинопольского Патриархата, а Японская Церковь – автономной в составе Московского патриархата. Следовательно, они не являются автокефальными. При этом совершенно очевидно, что они являются Поместными Церквами.

— Вы говорите о территориях и границах. Насколько эти сугубо земные понятия актуальны для Церкви?

— Вселенская Церковь всегда строилась по территориальному принципу. Каноническое право Восточной Церкви предполагает именно территориальный принцип распределения церковной юрисдикции.

Кстати, когда говорят, что Церковь – «это чисто духовное понятие», которое никак не связано с земными категориями, то это не соответствует христианскому учению. Апостол Павел четко говорит, что Церковь есть Тело Христово. Тело – это чисто земная категория. Тело ограничено в пространстве. Так и Церковь Христова имеет свои границы, хотя далеко не всегда мы их можем четко определить. При этом, как во Христе человеческая природа соединена с Божественной, так и Церковь Христова исполнена божественной благодати.

Христиане одной страны, но разных национальностей должны быть в составе одной Церкви. Порой этот принцип нарушается

— Насколько для Поместной Церкви является важным национальность ее паствы? Поместные Церкви очень часто зовут национальными. Сегодня постоянно говорят, что самые Поместные Православные Церкви связаны не столько с территориями, сколько с нациями …

— Апостол Павел писал, что во Христе уже нет ни Эллина, ни Иудея. Это означает, что в Церкви Христовой национальные признаки перестают играть определяющую роль. Церковь не может строиться на национальном принципе. Все христиане, которые живут на определенной территории, должны входить в поместную Церковь этой территории. Христиане всех национальностей, проживающих на одной территории, должны находиться в составе одной Поместной Церкви.

Например, православные грузины, румыны, болгары и представители других национальностей, проживающих в Украине, входящих в состав Украинской Православной Церкви. У нас есть приходы, совершают богослужение по грузинской или румынской традиции. И это вполне нормально.

Однако сегодня существуют многочисленные примеры нарушения этого принципа. Например, в Западной Европе или Америке православные христиане разных национальностей, как правило, находятся в разных канонических юрисдикциях. В результате, несмотря на то, что в Западной Европе проживает большое количество православных христиан, здесь фактически нет Поместной Церкви в классическом понимании этого понятия. Здесь церковная юрисдикция распределяется не по территориальному, а по национальному принципу. Поэтому на одной территории в Западной Европе сосуществуют канонические структуры различных Поместных Церквей. Совершенно очевидно, что это определенная каноническая аномалия. Однако на сегодняшний день не найдено оптимального варианта решения этой проблемы.

Изготовление святого мира нельзя считать стопроцентным признаком автокефальной Церкви

— Как понятие поместности соотносится с понятием автокефалии?

— Термин «автокефалия» имеет греческое происхождение. Буквально его можно перевести как «самоглавие». Автокефалия означает высший возможный в православии степень независимости Поместной Церкви.

Главным признаком автокефалии есть право Церкви самостоятельно, без участия других Поместных Церквей, избирать и рукополагать своего предстоятеля, то есть главного епископа своей Церкви. Поэтому я и говорю, что все Автокефальные Церкви является Поместными Церквами. Однако, не все Поместные Церкви является автокефальными. Например, хотя в Украине уже более тысячи лет существует Поместная Церковь, однако она никогда не имела полной независимости.

— Еще одним признаком автокефального статуса Церкви считается ее право на изготовление святого мира для собственных нужд…

— Действительно, иногда можно встретить такую ​​точку зрения. Однако реально сегодня далеко не все Автокефальные Церкви изготавливают для себя святое миро.

Например, Элладская и Албанская Православные Церкви всегда получали и продолжают получать святое миро от Константинопольского Патриархата. При этом никто не ставит под сомнение их автокефальный статус.

В XVIII-XIX вв. в Киеве с согласия Святейшего Синода изготавливали святое миро. При этом Киевская митрополия в эти времена отнюдь не была автокефальной. Поэтому изготовление святого мира нельзя считать стопроцентным признаком автокефальной Церкви.

— Если говорить о современной Украинской Православной Церкви, насколько она далека от автокефального статуса?

— По главным признаком, который я указал, мы не являемся автокефальной Церковью. Предстоятель Украинской Православной Церкви хотя и избирается украинским епископатом, но вступает в свои права только после того, как получает благословение от Московского Патриарха.

При этом все вопросы внутреннего самоуправления наша Церковь решает самостоятельно. Украинская Православная Церковь сама создает епархии, определяет их границы, посвящает епископов, канонизирует святых.

Кстати, Элладская Церковь проводит канонизации святых только по согласованию с Константинопольским патриархатом. Это еще одно доказательство того, что конкретный объем прав автокефальной Церкви может быть различным.

— Получается, что в самом названии «единая Поместная Православная Церковь» есть определенное недоразумение?

— Мне много раз приходилось говорить на эту тему с отечественными политиками. Обычно когда они говорят о создании единой Поместной Церкви, имеют в виду две вещи: преодоление раскола в украинском православии и получения Украинской Церковью законного автокефального статуса. Конечно, идея «создания» единой Поместной Церкви не означает стремление создать, как говорят, «с нуля» новую Церковь. Речь идет лишь о желании политиков решить ключевые вопросы церковной жизни в Украине.

— Как Вы оцениваете это желание?

— Покойный Митрополит Киевский и всея Украины Владимир неоднократно подчеркивал, что наша Церковь приветствует желание государства помочь нам в преодолении раскола, однако это должно быть именно помощь, а ни в коем случае не вмешательство во внутренние церковные дела. Раскол – это церковная проблема, и решать ее должна Церковь.

Вмешательство государства в процесс провозглашения автокефалии приводило к расколам

— Относительно автокефалии. Известно, что в XIX в. автокефалии провозглашались при активном участии государства …

— В том и дело, что вмешательство государства в процесс провозглашения автокефалии, как правило, приводило к осложнениям в межцерковных взаимоотношениях и даже к церковным расколам. Автокефалия не может провозглашаться государством. Это должно быть внутреннее решение самой Церкви.

Если же говорить о нашей Церкви, то значительная часть нашей паствы сегодня не разделяет стремление к автокефалии.

— Что сегодня мешает преодолению церковного раскола в Украине?

— Когда в начале 1990-х в Украине произошел церковный раскол, это привело к многочисленным нарушениям общественного порядка. Происходили столкновения сторонников и противников автокефалии, силовые захваты храмов. Это была очень тяжелая травма для нашей Церкви. До сих пор священники помнят, как их силой заставляли покинуть места своего служения. Эти раны еще не зажили. И это существенно усложняет поиски путей преодоления раскола.

К сожалению, и современная ситуация крайне является напряженной. Мы вновь сталкиваемся с попытками захвата храмов, с нарушениями украинского законодательства, административным и даже откровенным силовым давлением на наших верующих. В таких условиях сложно говорить о конструктивном общении …

— Но общины сами принимают решение о переходе, например, в «Киевский патриархат» …

— Действующее законодательство допускает религиозной общине законно изменять свою юрисдикцию. Это свободное право каждого гражданина избирать свою веру.

Однако сегодня мы сталкиваемся с тем, что как раз члены религиозной общины не желают выходить из состава нашей Церкви. А решение о «переходе» в «Киевский патриархат» принимается теми людьми, которые не принадлежат к религиозным общинам УПЦ.

Было несколько случаев проведения так называемых местных «референдумов», где все жители села голосовали за то, к какому религиозному объединению должна принадлежать местная церковная община. Но это откровенное нарушение закона. Эти так называемые референдумы не могут принимать решение о переходе прихода в другую юрисдикцию. Такое право имеет исключительно сама религиозная община.

Когда же местные жители, которые не являются членами религиозной общины, принимают решение передать храм со всем его имуществом другой религиозной общине, то это есть не что иное, как незаконный захват чужой собственности. И пока такие захваты происходят, нельзя говорить об открытых и честных взаимоотношениях между УПЦ и теми, кто находится в расколе.

Факт незаконного захвата даже одного прихода – свидетельство недружественного отношения к нашей Церкви

— Сколько на сегодня зафиксировано случаев захватов храмов?

— Таких случаев относительно немного, однако факт незаконного захвата даже одного прихода – это свидетельство недружественного отношения к нашей Церкви. Поэтому каждый локальный религиозный конфликт всегда очень больно отражается на всей конфессиональной ситуации в Украине.

— Из Ваших слов выходит, что нам еще очень далеко до преодоления церковного противостояния…

— Откровенно говоря, за последние месяцы ситуация в конфессиональной сфере в Украине изменилась в худшую сторону. Во время Евромайдана все конфессии, которые входят в состав Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, прилагали совместные усилия, чтобы не допустить нарушений межконфессионального мира. Тогда мы все четко осознавали: если общественный конфликт приобретет религиозную окраску, это может привести к крайне сложным последствиям.

К сожалению, так называемый «Киевский патриархат» в последнее время сделал немало шагов, которые угрожают нарушением межконфессионального мира. Мы смотрим на это как на большую опасность. Мы должны сохранить в Украине религиозный мир, чтобы не допустить ухудшения и без того непростой ситуации.

Что касается преодоления церковного раскола, то мы молимся, чтобы Господь помог нам прийти к долгожданному единству православных христиан в Украине.

Перевод на русский осуществила редакция портала «Православная жизнь»

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Митрополит Антоний (Паканич): Крестный ход – это свидетельство о  единстве нашей Церкви

– Высокопреосвященнейший владыко, Священный Синод УПЦ, который состоялся на днях (01.04.2015) в Киево-Печерской Лавре принял решение о…

Митрополит Антоний (Паканич): Приходским священникам нужны ориентиры

Существует особый опыт жизни в Церкви в современных условиях. Он требует осмысления и, если хотите, определенной…

На Украине перевернулся автобус с паломниками

В результате аварии пострадали пять человек, в том числе 12-летний ребенок