«Не хочу быть мамой», или Пытка материнством

Источник: ТЕЗИС.Ру
Несколько месяцев назад в российских СМИ поднялась дискуссия на тему «Приносят ли дети счастье?». Если верить волне последовавших публикаций, то многие современные молодые мамы в возрасте 25-35 лет сильно разочарованы в собственном материнстве. Они считают, что радости родительства сильно преувеличены, что быть мамой в действительности тяжело и неинтересно, и рады, что «наконец-то стало возможным говорить об этом вслух». О возможных причинах этой тенденции мы поговорили со Светланой Кривцовой, кандидатом психологических наук, доцентом кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, директором Института экзистенциально-аналитической психологии и психотерапии.
«Не хочу быть мамой», или Пытка материнством

тезис-Светлана Васильевна, материнские каминг-ауты появляются вновь и вновь и становятся новым трендом. Доходит до того, что теперь вставить комментарий о том, что ты испытываешь радость и удовольствие от совместной жизни с ребенком — невежливо и некорректно по отношению к другим мамам, уставшим и измученным, которые тут же обвинят тебя в лицемерии и желании казаться лучше остальных. Что вы думаете по этому поводу?

-Я думаю, что быть все время в распоряжении кого-то в любой момент дня и ночи, — это на самом деле трудно. И это не имеет никакого отношения к счастью. Особенно, если ребенок плохо спит, не дает выспаться — тогда уход за ним действительно может стать пыткой. Поэтому женщине, конечно, не стоит постоянно оставаться один на один с ребенком — кто-то должен быть рядом. Но у этой проблемы есть и другая сторона. Причина усталости от ребенка может быть и в душевной незрелости родителя, который по ряду причин не способен воспринимать рождение и развитие ребенка как чудо, с восхищением. Если ты видишь ребенка как чудо, которое ты произвел на свет, но при этом не владеешь им, который является отдельной личностью, а ты, родитель, просто удостоен чести присутствовать при том, как он растет, развивается, — тогда у тебя имеется альтернатива этому истощению, этой отданности в его распоряжение. Это персональные отношения, если говорить на языке экзистенциального анализа. Но если отношение к ребенку у тебя объектное, то все иначе. Сегодня доминируют объектные отношения: то, что нравится, надо купить и потребить, попользоваться. Это черта, присущая нарциссическим личностям, которых в наше время становится все больше: такой человек любит жену, как машину, как вещь, и если она постарела или перестала нравиться, он с легкостью ее меняет. Такой человек и ребенка будет любить за его полезные качества. А это и есть — любить, как любят хорошие, удобные, полезные вещи. Если ребенок становится неудобным, потому что не дает спать, потому что я пока не могу им гордиться, он может перестать радовать маму. Все зависит, какой смысл ты этому придаешь. Как в известной притче о Шартрском соборе, когда строителей спрашивали: «Что вы делаете?», и каждый ответил по-своему: один — что он обтесывает камни, другой  — что он имеет большое счастье участвовать в строительстве Шартрского собора. Эти люди живут совершенно разной жизнью, хотя по сути делают одно и то же. Так же и с ребенком: если ты видишь в ребенке индивидуальность, неповторимость и уникальность,  тогда ты способен этому в нем восхищаться, удивляться, служить его росту и развитию, испытывать прекрасные переживания, а если чувствуешь себя использованным, попавшим в ловушку, то ты моментально выгораешь…

-Да, а если у него еще колики, и он мало спит…

-Да, тогда «вещь» становится неудобной. Что с ней делать? Похвастаться — похвастался, а дальше я начинаю понимать, что ребенок со мной теперь лет до восемнадцати, и мне становится страшно. В этот момент происходит отрезвление, и человек встает перед выбором. Он либо меняет объектное отношение на персональное, либо мучается дальше. Кроме того, к этому отрезвлению добавляется истерическая акцентуация, которая присутствует у многих женщин, из-за которой они не выдерживают стесненности.

-То есть, есть какие-то категории женщин, которые больше предрасположены к недовольству материнством?

-Конечно. Истерическим личностям нужно больше свободы, они не выдерживают постоянства и рутины. Яркие примеры из литературы и кинематографа — Скарлетт О’Хара или Анна Каренина. Вспомните, как они относились к своим детям: первую дети сильно раздражали, лесопилку она считала куда более важным занятием, вторая в конце концов оставила старшего сына, была холодна к младшей дочери. Психологам хорошо известно: ребенку в первые месяцы жизни особенно важна стабильность, повторяемость, покой и ставшие привычными процедуры ухода, то есть удовлетворение его базовых потребностей, на уровне первой фундаментальной мотивации. Но репертуар этих взаимодействий пока очень небольшой — и, кстати, именно благодаря его ограниченности ребенок и учится как-то ориентироваться в этом мире. Что можно делать вместе с младенцем? Покормить его, убаюкать, перепеленать, искупать. Все это делается постоянно, в одно и то же время дня, потому что ритмичность очень важна для развития. Ребенку нужна стабильность и предсказуемость взрослого.  Конечно, общение тоже необходимо. Он сам даст знать — как много и когда. Но на этом всё, больше ему пока ничего не нужно. Маргарет Малер называла этот период в развитии «мама–комната». Если я, взрослый, информирован о том, что происходит с ребенком на том или ином этапе его младенчества — вот, в 4 месяца формируется ядерная самость, в 9 месяцев появляется интерсубъективная самость и так далее — то мне становится очень интересно за ним наблюдать. Он все время меняется, становится другим. Если я ничего об этом не знаю, не осознаю, то тогда я вижу только собственную стесненность, вижу, что развитие ребенка все же происходит слишком медленно, постепенно.

-То есть, «материнское выгорание» происходит еще и потому, что мамы не очень хорошо знают, как развивается ребенок в течение первого года жизни?

-Да, и поэтому они не знают, за чем наблюдать. Я всем советую читать книгу Д.Н. Стерна «Дневник младенца: что видит, чувствует и переживает ваш малыш». Это прекрасная книга. А еще может быть так, что мама вообще не знает, что делать с новорожденным ребенком. Сейчас в западных школах детям показывают специальные ролики, достаточно длинные, о том, как мама с ребенком общается, смотрит глаза в глаза, радуется ему, мурлычет что-то на ушко. У нас ведь много взрослых, которые вообще этого никогда не видели: например, потому, что мама умерла, или она была совершенно холодной. Поэтому они совершенно не знают, как расслабиться с ребенком.

материнство1А вы согласны с тем, чтобы первый год-полтора важно, чтобы мама была дома, рядом с ребенком, а не пыталась где-то работать, подрабатывать? Понятно, что ситуации могут быть разными, и некоторые мамы вынуждены работать, но если рассматривать вариант, когда острой необходимости в этом нет? 

-Для ребенка присутствие рядом мамы жизненно важно в возрасте примерно с 9 месяцев до 2 лет. И раньше, в первые месяцы, конечно, тоже, поскольку мама кормит его грудным молоком. После окончания грудного вскармливания, по большому счету, совершенно неважно, кто из родителей будет заниматься ребенком — мама или папа, лишь бы этот взрослый был чутким по отношению к ребенку. Понимал бы, о чем он сейчас плачет: он голодный, или надо подгузник поменять? Или животик болит? Опять же, тут репертуар причин плача невелик. И не только понимал, но и немедленно откликался.

-Еще одна проблема современных мам — отрыв от социума. До рождения ребенка женщина активно работала, общалась с коллегами и друзьями, путешествовала, занималась тем, что ей нравится, а потом раз — и она дома, в четырех стенах, наедине с младенцем, отрезанная от остального мира. Муж весь день на работе, бабушки в наше время менее активно принимают участие в жизни внуков. Некоторые молодые мамы признаются, что им хотелось выйти в окно вместе с ребенком…

-Ну что тут можно сделать? Конечно, женщина не должна доводить себя до такого состояния, когда она уже готова выпрыгнуть в окно. Все-таки когда ты становишься родителем, надо перед этим немножечко повзрослеть. Потому что худшее, что может быть, — это родитель, который еще сам не вырос. Надо подумать, чем ты можешь себе помочь. Совсем необязательно, чтобы женщина занималась ребенком круглосуточно сама. Допустим, муж на работе. Значит, есть хотя бы немного денег на няню. Надо искать кого-то, кто может тебе помочь, посидеть с ребенком, по крайней мере, пару часов в день. Впрочем, мужья тоже обычно не работают сутками, вечерами и в выходные они дома. Несомненно, для женщины очень важно разделить заботу о ребенке с мужем. Хорошие отношения в паре в этот период проходят проверку. А главная задача молодого папы — облегчить мамин труд. Стать ей поддержкой, порадовать ее чем-то. Ребенок очень тонко чувствует, как меняется эмоциональное состояние мамы, когда к ней подходит папа, и это начинает формировать его характер. Уже с первых месяцев жизни. Когда мы вдвоем рядом с этим чудом, то вообще ничего не страшно. Например, муж может встать ночью и мне, сонной, принести ребенка для кормления. Это же прекрасно, это очень украшает отношения. Женщина в полудреме кормит ребенка, лучше высыпается и утром провожает мужа на работу с благодарностью. А он дает ей такую возможность, потому что понимает, что сидеть с ребенком тяжелее, чем работать в офисе, и делать это легче, когда ночью ты отдохнула.

-Почему же молодые мамы даже при поддержке мужа и няни продолжают жаловаться на трудности?

-Я думаю, что дело еще и в том, что современные женщины не подготовлены к появлению детей всей своей предыдущей жизнью. Ведь сейчас техническая сторона ухода за младенцем крайне упростилась: есть подгузники, есть стиральные машинки-автоматы, мультиварки, посудомоечные машины — и у женщин все-таки больше возможностей отдыхать, даже если нет няни. Я помню свое родительство: это были постоянные стирки, отнимавшие массу времени. Какое счастье наступило в нашей семье, когда была куплена машина «Малютка» — а ведь после стирки в этом чуде техники пеленки еще нужно было ополоснуть и выжать вручную. Но ведь вся жизнь до этого приучала к нелегкому домашнему труду. Закаляла. Сейчас эта бытовая сторона значительно облегчена, и женщины, привыкшие к комфорту, тяжело адаптируются к новому укладу жизни. Еще несколько десятилетий назад в опыте женщины были пионерские лагеря, ранние зарядки, закаливание с детского садика, походы в подростковом возрасте, «картошка» в университете. Кстати, как и в опыте русских дворянок, которые воспитывались не в тепличных условиях и могли ради чего-то хорошего, ценного без проблем покинуть зону комфорта. Нынешние женщины в этом плане не очень закаленные — и в этом нет ничего хорошего. Если человек привык, что ему все легко дается, все приносят на дом, ему не нужно прикладывать дополнительные усилия, то нечего удивляться, что перед этим испытанием — рождением ребенка — он оказывается слаб.

-Казалось бы, наоборот, можно радоваться тому, что достижения технического прогресса позволяют высвободить время от стирки и мойки посуды для общения с ребенком. Сейчас можно и в бассейн с грудничком ходить, и на бэби-йогу, и старые сказки вместе слушать в смартфоне…

-Да, но иногда ты не знаешь, когда ему нужны эти сказки и бэби-йога, а когда еще рано. Иногда мамы слишком спешат — это тоже не очень хорошо. На самом деле ребенку в первый год жизни не особенно нужна бэби-йога —  ему гораздо больше нужно, чтобы все было спокойно, и чтобы родители понимали, какие у него потребности. И общение, которое еще пока очень примитивное, но тем не менее… Ребенок развивается от простого к сложному.

-В наше время и сами роды стремятся сделать максимально комфортными: использовать эпидуральную анестезию, кесарево сечение, чтобы не чувствовать боли. Впрочем, набирает силу и другая позиция: боль — важный опыт, необходимый для рождения здорового ребенка и становления женщины как матери. Что вы думаете по этому поводу?

-Тут, как всегда, нет правильного ответа. Если женщина совсем не подготовлена физически и психологически, то эта боль может оказаться для нее травматичной. Когда роды легче протекали без обезболивания? Когда люди жили ближе к земле, занимались физическим трудом, были более выносливыми, потому что постоянно тренировали тело, способность выдерживать дискомфорт и неудобства. А если у женщины с детства нет закалки, если она растет как мимоза в ботаническом саду, то тогда в родах она становится абсолютно беспомощной, ей тяжело. У нее нет мышц, в том числе эмоциональных, чтобы выдержать эту нагрузку. Ей становится страшно, она легко впадает в отчаяние. И тогда становится нужна какая-то медицинская помощь, таблетки, уколы. –

-Послеродовая депрессия возникает по той же причине?

-Депрессия может иметь разные источники. Есть люди, предрасположенные к депрессии. А есть люди, которые впадают в депрессию просто потому, что реальность не совпадает с их представлениями. Вместо того чтобы принять реальность, сказать: «Вот, оказывается, как интересно!» и принять вызов этой жизни, они от ужаса ломаются и начинают плакать и грустить.

-Может быть, с возрастом материнство приносит больше радости? Ведь ребенок растет, разговаривает, обнимается, делает каждый день какие-то открытия…

-Да, это так. Это приходит в том числе со своим собственным возрастом. Очень многое еще зависит от того, был этот ребенок желанным или нет. И, конечно, от общечеловеческой зрелости. Однажды смотришь на ребенка и думаешь: «Боже, это же чудо какое-то. Как у нас выросло такое прекрасное создание?» На рождение и взросление ребенка можно смотреть как на нечто непостижимо прекрасное. Это, конечно, не мешает быть и твердым, когда нужно, — но точно не в первый год его жизни. Беседовала Анастасия Храмутичева

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии