О ненавистных самарянах

|

О главном вызове христианству в России — Сергей Худиев.

Недавно в Церкви читали притчу о добром самарянине — и мы как-то привыкли слышать о том, что самарянин — добрый. Но для слушателей Господа Иисуса такое определение самарянина звучало странно. Самяряне были вроде язычников, но заметно хуже — они были полукровками и еретиками. Они нагло претендовали на поклонение тому же Богу и принадлежность тому же Завету — вернее, они претендовали на то, что они-то и есть истинные наследники Завета. Они не упускали случая проявить враждебность по отношению к истинному Израилю — вот и Господа не приняли в своем селении.

Самаряне — это ровно те люди, к которым слушатели Господа испытывали глубокую неприязнь. Более того, они считали эту неприязнь должным, обязательным проявлением верности по отношению к Богу и Его народу. Господь (в беседе с самарянкой у колодца) и говорит, что самаряне неправы — а иудеи правы. Но он отказывается их ненавидеть — «ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лук. 9:56).

Мне время от времени доводится писать о давлении, с которым сталкиваются христиане на Западе — и о том, как некоторые общины прогибаются под это давление. Требования прогрессивной общественности относятся к решительной отмене заповеди «не прелюбодействуй» и к сильному ограничению заповеди «не убий» — так, чтобы она не распространялась на ребенка в утробе матери. Наиболее прогрессивные мыслители полагают возможным умерщвлять младенца и по выходе из утробы. Но это дело ближайшего будущего.

Людям важно прогнуть Церковь в вопросе о гомосексуалистах, потому что такой прогиб означает две вещи. Во-первых, сразу и немедленно, отмену заповеди «не прелюбодействуй» по отношению к кому бы то ни было — ведь если Церковь не порицает гомосексуального блудника, который отправляется в бар и снимает там юношу, то как она может порицать гетеросексуального блудника, который отправляется в соседний бар и снимает там девушку? Во-вторых — через пять минут — отказ Церкви от любого вероучительного авторитета вообще. Вы же пересмотрели то, что вы провозглашали, как заповедь Божию, когда на вас немного надавили? Так чего же стоит все остальное ваше учение, если вы сами ставите его так низко?

Но это — у них, там, на Западе. У нас, в России, Церковь сталкивается с другим давлением — с общественным запросом на ненависть. Западное безумие с гей-правами — это искажение чего-то изначального хорошего, желания защитить и позаботиться, вступиться за людей, которые, как предполагается, терпят несправедливости и обиды. У нас от Церкви просят поддержать не заблудившуюся добродетель, а прямой и беспримесный порок — злобу и ненависть.

Ненависть

У людей есть требования, которые они обращают к Церкви — и отказ исполнить которые вызывает немалую ярость. И это требование ненавидеть их врагов. Почему Церковь до сих пор не предала анафеме В. В. Путина и всех путинистов его? Позор, теперь ни один порядочный человек не запятнает себя добрым словом об РПЦ! Почему Церковь не ведет нас бить черных? Раз такое предательство русского народа, мы лучше в неоязычники запишемся! Почему Церковь не зовет трудовой народ на баррикады против капиталистов? Вот всегда церковники подлизывались к эксплуататорам!

При этом уклонение от ненависти ставится Церкви в упрек. Ведь ненавидеть (тех или иных) плохих людей — обязательный признак достойного, порядочного человека. Практически единственный его признак. Грехи связаны между собой, один тащит за собой другой — но, похоже, что в наше время больше всего бросается в глаза грех злобы и ненависти.

И на Западе, и у нас, люди требуют от Церкви одобрения и освящения их больных страстей. У них в Церковь ломятся содомиты, требуя, чтобы их допускали к Причастию и венчали между собой, у нас — громилы, чтобы их благословили громить. На Западе христианину требуется определенное мужество, чтобы сказать, что не надо быть содомитом, у нас — чтобы сказать, что не надо бить содомитов. Потому что пацаны же всей душой за Православие и Святую Русь, покажите им, кому тут надо пасть порвать и моргалы выколоть, они же со всем рвением… Священников, готовых венчать содомитов, у нас, слава Богу, нет — а вот готовые одобрить пацанов, увы, есть. И это прогиб, очень серьёзный прогиб под требования этого мира.

На Западе христианин доложен противостоять сошедшей с ума толерантности — но у нас это, пока, не является заметной проблемой. У нас христианин должен противостоять злобе и ненависти.

Где-то люди перевирают библейское возвещение о любви Божией, чтобы оправдывать то, что (именно из любви к людям) Бог запретил. Но нам это грозит в очень малой степени — у нас просто не слышали этого возвещения о любви. Того, что Бог любит людей, созданных по Его образу. Путин и путинисты его, как и «болотные храмоборцы», «черные», как и капиталисты, все люди вообще, драгоценны в Его очах. Он отдал Сына Своего Единородного, чтобы привести их к спасению. Евангелие — о том, что Бог любит ваших врагов. Он всегда ищет спасти их, а не погубить. Бессмысленно искать у него одобрения вашего гнева и ненависти — даже если вам она кажется полностью оправданной.

И это возвещение, которое мы должны повторять перед лицом всех озлобленных, раздраженных и агрессивных людей вокруг нас — Бог любит тех, кого вы ненавидите. Это возвещение, само по себе, будет вызывать немалое раздражение и гнев. Но это именно та область, где мир пытается прогнуть нас — и где мы не должны прогибаться.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Анна Данилова: Правмир – это не СМИ в классическом понимании

Даниловские чтения: священники, издатели и документалисты о православии сегодня

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!