“Православие и мир”: Опыт дружбы в глобальной сети

|

Интервью главного редактора портала «Православие и мир» журналу Призвание.

Анна ДАНИЛОВА, кандидат филологических наук, главный редактор сайта “Православие и мир”, старший преподаватель филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

– Анна, как Вы открыли  для себя интернет и почему решили  заняться там просветительским  проектом?

danilova– Думаю, все люди открывают Интернет одинаково – по какой-нибудь рабочей необходимости. А вот «Православие и мир» – это была идея моего будущего мужа. Он работал в сфере интернет-технологий и, когда стал воцерковляться, понял, что в сети крайне мало сайтов, обращающихся к людям, которые только начинают свой путь к Церкви.

Сайт “Православие и мир” был открыт в 2004 году. Тогда существовал портал “Православие.ru”, который обращался, скорее, к воцерковленным людям, тем, кому интересны трактаты по богословию, истории Церкви, патрологии и так далее. Было несколько приходских сайтов, форум диакона Андрея Кураева. И всё. Или, почти всё. Идею создания интернет-ресурса “Православие и мир” горячо поддержал наш духовник – отец Александр Ильяшенко. Мне, кстати, сначала эта идея не понравилась, потому что казалось – в Интернете уже есть всё, что нужно. Но после многих споров и обсуждений проект был все-таки начат.

– Вы сказали: “казалось”. А когда начали работу, что обнаружили в сети на самом деле? Какова была востребованность нового сайта?

– Мой супруг оказался прав – людям действительно не хватало ресурса, который говорил бы о Православии понятным языком, по-доброму и отвечал бы на вопросы, реально волнующие людей.

Последние несколько  лет общаясь с коллегами по интернет-деятельности (причем, как православными, так и светскими), я часто слышу вопрос: “Как же вы смогли так “раскрутиться”?! Какими средствами пользовались?” Могу лишь сказать: “С Божьей помощью”, потому что другого ответа у меня нет, мы ведь специально не занимались “раскруткой” сайта, но, как оказалось, необходимость в таком ресурсе была очень велика и, несмотря на возникающие препятствия (в первую очередь, отсутствие нормальных условий работы и какого-либо финансирования), сайт стал очень посещаемым и цитируемым.

Когда мы начали работу, решили – если даже одному человеку материалы будут полезны, наша работа не напрасна. Благодаря материалам сайта многие люди стали ходить в храм, изменили свой взгляд на Церковь, получив ответ от священника на свой вопрос, смогли правильно поступить в трудных обстоятельствах, кто-то сохранил жизнь ребенку, не сделав аборта – об этом нам регулярно пишут читатели.

– А какая аудитория заходит на сайт?

– В первую  очередь, мы обращаемся к людям,  которые только начинают свою  дорогу в Церковь. Таких людей в России большинство, и, хотя они бывают в храме не часто, при этом, не безразличны к мнению Церкви. На практике же получилось, что не только они стали постоянными читателями “Правмира”, но и более широкая аудитория – от профессоров богословия до представителей иных конфессий.

Одно время  мы печатали тексты по сравнительному богословию, выявляя разницу между  Православием и Католичеством. Не секрет, что большинство православных брошюрок на эту тему с самого начала говорят о католиках, чуть ли, не как о сатанистах. Нам удалось найти материал, который говорил об истории Раскола 1054 года без жестких и жестоких оценок. А дальше мы неожиданно стали получать письма от читателей-католиков, которые говорили, что им понравились материалы, потому что они тоже давно хотели уяснить для себя богословскую разницу между Православием и Католичеством.

Так же, тактично и деликатно мы проводим работу со светскими ресурсами: сотрудничаем, ставим взаимные ссылки и т.д., потому что нельзя ограничиваться только теми, кто ищет информацию о Православии самостоятельно. Например, вместе с изданием “Татьянин День” в течение длительного времени мы писали для “РИА-Новостей” справки о православных праздниках, причем, старались, чтобы тексты были интересными, и внутри них старались разместить ссылки на соответствующие материалы на сайте “Правмира”. И если человека заинтересовал тот или иной праздник, он знал, где прочитать более подробную информацию о нем.

Подобное сотрудничество продолжается еще с рядом светских изданий и, на мой взгляд, оно плодотворно. У нас есть почти законченная  концепция миссионерского календаря. Он построен по принципу “следующих  дат”, то есть мы берем день памяти святого или церковное празднование в честь какой-то иконы, события и сообщаем заранее, вывешивая материал на сайте. Просто, зачастую, приходя на работу, люди смотрят в календарь и видят, что сегодня – день памяти такого-то святого, но… оказывается, ты уже проспал это событие. Поэтому очень важно давать людям подобную информацию за несколько дней.

Сегодня наша аудитория  очень широка – от инославных сомневающихся  до православных богословов, от совсем еще юных читателей, до пенсионеров, жители России и соотечественники по всему миру.

– У “Правмира” разношерстная аудитория.  Как воцерковленные  люди реагируют  на миссионерские  материалы? Всегда  ли эта реакция  адекватна?

– Существует несколько причин негативной реакции на миссионерские тексты.

88466379В первом случае миссионерский текст может переходить допустимые границы упрощения, содержать  миссионерские трюки, граничащие с  вызовом, примитивизировать Православие. С таким текстом может и  должно быть несогласие хотя бы потому, что человек в Православии ищет не упрощенную систему жизни, не дополнение к своему быту, а глубину.

Проблема миссионерских  текстов состоит в том, что  автор зачастую стремится показать, что какие-то положения, принятые в  Церкви, на самом деле второстепенны, их можно вынести за скобки или вовсе пренебречь. На самом деле, задача хорошего миссионера не только отделить более релевантные вещи от менее релевантных, но и объяснить, почему происходит именно так, а не иначе.

Как сказал недавно Святейший Патриарх Кирилл, «никакое красноречие, никакие технологии, никакие деньги не помогут нам в нашем служении, если мы сами пусты», если нет духовной глубины, то слово не будет убедительным.

Собственно, из этого следует и вторая ситуация, когда мы думаем, что в миссионерском  контексте надо больше упрощать, «щадить» слушателя и приближать именно церковную жизнь к его жизни. В этом случае надо четко разделять действительно резкие и «неудобоносимые» советы и советы, помогающие человеку не успокаивать себя, а расти духовно. Однажды к нам в редакцию пришло письмо от женщины, которая живет в незарегистрированном «браке», у них родился ребенок, муж содержит их, но официально жениться не хочет. Раньше она тоже не стремилась создать полноценную семью, но сейчас, после прихода к вере ее особенно стал мучить вопрос, что она живет во грехе. И дальше следовал вопрос – как быть? Мы подготовили материал, в котором священник Дионисий Свечников объяснил, как поступить: приложить все усилия к тому, чтобы ненавязчиво и мягко убедить сожителя зарегистрировать отношения, но если он будет упорно противиться, то, возможно, и приостановить совсестную жизнь. Я думаю, отвечать можно было жестче даже с точки зрения светской логики – если люди живут уже несколько лет, воспитывают общего ребенка, а мужчина не хочет зарегистрировать брак, то есть ради женщины, родившей ему ребенка, не хочет пойти на самый минимум ради ее спокойствия, то возможно, что он пока не закончил свой поиск и в таких отношениях едва ли может быть будущее. Как раз поэтому разрыв может быть более результативным, мужчина должен будет сделать выбор, мать его ребенка – его жена и спутница или временная сожительница, поэтому и решать эту проблему, мне кажется, можно было бы решительнее.

Однако некоторая  часть православной аудитории стала объяснять, что если есть ребенок, то это уже не сожительство, что так слишком категорично и такой ответ только оттолкнет человека от Церкви и т.д. А через некоторое время мы получили несколько откликов на тот материал от женщин, находившихся в подобном неопределенном положении, которые решились на серьезный разговор только после той статьи, и все завершилось благополучно – их «гражданские» мужья согласились зарегистрировать брак.

Наконец третья проблема негативной реакции, и это  самая частая проблема – наше неумение читать текст и трудиться над его пониманием.

Нередко человек  выхватывает из контекста какую-то задевшую его фразу, и дальше, вместо того, чтобы понять смысл и пафос  материала, стремится текст даже не покритиковать (ведь чтобы хорошо критиковать, надо иметь содержательные и аргументированные соображения), а вылить свою агрессию на автора. Причем, в интернете это вдвойне удобно, потому что вылить грязь на человека – автора и читателей – можно совершенно анонимно. Неумение читать, слушать, думать может быть как в светской, так и в православной аудитории. Неуважение к собеседнику, неуважение к автору, нежелание аргументировано критиковать – это вообще свойственно современной практике общения в СМИ, в блогосфере. Нормальный критический отзыв должен быть вежливым, обстоятельным и аргументированным. При этом, он может быть совершенно разгромным, но это должна быть критика позиции, а не уничижение человека.

В начале этого  года мы именно по этой причине отказались от комментариев к статьям и запустили  форум, лишающий возможности походя бросить насмешливую ремарку. Администратор форума Виктор Судариков прилагает много сил к тому, чтобы научить участников полноценной дискуссии.

В свое время, сражаясь с грубостью в комментариях наших  читателей, мы завели целый раздел – “Спор-площадка”, посвященный культуре спора, культуре полемики. Например, участвуя в дискуссиях,  не нужно сразу отвечать на вопрос, надо подождать немного, дать мысли отлежаться, написать, а отправить через несколько часов, предварительно перечитав письмо.

Любая проблема, которая нам кажется колоссальной, на следующий день может разрешиться  более мирно: «Утро вечера мудренее». Надо уметь обдумывать свой текст: все  ли написанные мною факты верны, не содержится ли в тексте некорректность по отношению к собеседнику.

Заведующий кафедрой языкознания филологического факультета МГУ, доктор филологических наук, профессор А.А. Волков:

Позволю себе сформулировать только некоторые основные принципиальные правила ведения дискуссии.

Первое: не дискутировать, если в этом нет необходимости. Дискутировать только тогда, когда это действительно необходимо, когда игра стоит свеч.Второе: дискутировать только о том, что вы знаете, о том же, чего вы не знаете, дискутировать и даже просто высказываться не следует.

Третье: слушать то, что говорит ваш оппонент.

Четвертое: из того, что говорит ваш собеседник, нужно  извлекать, в первую очередь, позитивную информацию. Никогда не нужно стремиться к дискуссии ради дискуссии. Вам что-то сказали, постарайтесь извлечь из этого позитивную информацию, если нет необходимости, то о негативной информации говорить и не надо.

Если уже приходится спорить о каких-то положениях, которые  высказывает ваш противник, первым делом, дайте ему высказаться. Всякая разумная дискуссия является оборонительным действием. Чем больше человек говорит, тем больше он делает ошибок. « В чем проврался , в том и поплатился » – напоминает пословица, так что дайте вашему оппоненту «провраться», но при этом то, что он говорит, обязательно нужно внимательно слушать. Помимо той позитивной информации, которую вы извлекаете из суждений вашего оппонента, извлекайте еще и его ошибки. Итак, анализ речи – важнейшее требование дискуссии. Каждую ошибку вашего оппонента вы должны фиксировать, естественно, ваши возражения оппоненту основываются на этих ошибках.

Когда вы приводите  аргументы в дискуссии, то помните, что вы должны приводить не те аргументы, которые убедительны для вас, а те аргументы, которые убедительны  для вашего собеседника. Это самая распространенная ошибка любого спора, любой дискуссии, любой риторической прозы. Человек убеждает самого себя и часто – никого больше. То, что убедительно для вашего собеседника, как раз и вытекает из его речи. Итак, нужно из речей собеседника извлекать позитивную информацию, ошибки и те позиции, которые в своей собственной речи выражает ваш собеседник.

Разбирая ошибки вашего оппонента, старайтесь разбирать  их таким образом, чтобы вашего оппонента не обидеть, потому что, если вы его обижаете, вы тем самым прерываете дискуссию и ничего доказать уже не сможете. Как только вы проявляете в дискуссии агрессивность, то немедленно прекращается сам по себе речевой контакт. Спор превращается в ругань.

Мы очень любим  спорить ради спора, спорьте поменьше.

Православие и  мир: www.pravmir.ru

Когда люди знают, что мы православные, то эмоции, которые  у них должно рождать общение  с нами, должны звучать в форме  вопросов: почему он другой, почему он такой хороший, почему она умеет не реагировать на оскорбления так же, как мы. Христианин должен рождать в других людях желание подражать ему в хорошем.

За каждым словом православного человека стоит вся  Церковь. И мы не просто себя выставляем в нехорошем свете, но одним грубым словом можем перечеркнуть ежедневную работу тысяч людей. И это касается не только интернета. Грубое слово, сказанное в храме, может навсегда перечеркнуть человеку дорогу к вере, точно так же, как доброе слово и отношение может ее открыть. Например, я до 17 лет вообще не воспринимала Церковь, как средство предстояния перед Богом, не понимала смысл ее существования.

Когда я уже  стала ходить в храм, решающим фактором здесь было именно доброе и искреннее  отношение тех, кто в храме трудился, я впервые для себя встретилась с отношением, когда я была людям интересна, как человек. Дефицит такого доброго общения в этом мире, где человек человеку, в лучшем случае, “бревно”, в худшем, “волк” очень ярко чувствуется, и для меня было совершенной неожиданностью увидеть в Церкви обратное. Наверное, тогда я и поняла, что такое Церковь. Доброта по отношению к человеку, наша к нему любовь и просто вежливость – это то, что может перевернуть мировосприятие человека как в интернете, так и в реальной жизни.
– Как нецерковные  люди реагируют  на такую ожесточенную  полемику православных  между собой?

– По-разному. Полемика хорошая тем, что люди видят – верующие, священники готовы к диалогу, обсуждению, православная традиция – это не набор из тысячи непререкаемых дог, охватывающих все стороны жизни, которые нельзя оспорить. Во многих моментах есть место дискуссии и полемике, по слову св. Августина «В главномединство, во второстепенном – свобода, во всемлюбовь».

Только вот  любви этой мы часто не проявляем, поэтому здесь очень реально встает проблема антимиссии. Каждый православный человек должен понимать, что нецерковные люди будут судить о Православии в целом, как по его поступкам, так и по словам. Но, если в реальной жизни, в живом общении можно до конца не продумать реакцию, намного легче ошибиться, то в ситуации письменного диспута, имею, над каждым предложением надо думать и анализировать, как твое слово охарактеризует Православие: скажет ли оно в его пользу или, наоборот, очернит.

В любом случае, Христос предупредил, в первую очередь, христиан, что мы дадим ответ за каждое слово. Такой ответственности за слова нельзя достичь извне, потребность самоцензуры должна быть заложена и развиваться внутри самого человека, в его внутренней культуре. И культуру полемики необходимо постоянно развивать в себе, потому что последствия нашего письменного текста могут быть более далеко идущими, чем мы сами себе это представляем.

Если зайти  на любой православный форум или  какие-то крупные диспуты в блогах, мы обязательно найдем несколько конфликтов, когда и миряне и даже священники, по меткому описанию митрополита Вениамина (Федченкова) «бьют друг друга словом Божиим, как палкой», когда теряется всяческий человеческий облик и видно лишь грубость, хамство, неумение слышать друг друга и т.д. У стороннего человека, который не разбирается в сути вопроса, для которого эта дискуссия не более чем “православные заморочки”, возникает впечатление нестроения во всей Церкви. “Не грешники то же самое делают”?

Все мы  умеем ругаться, грубить, тонко уничижать собеседника, но это будет совершенно не удивительно для светского человека (он тоже в совершенстве владеет этой техникой), который может посмотреть эту дискуссию. Удивлять надо совсем другим – теплом, милосердием, добротой. Недаром величайший миссионер святитель Николай Японский однажды сказал про это служение: “Сначала надо завоевать сердца людей своей любовью, а уже потом нести слово”.

– Но как Вы представляете  себе завоевание  сердец в интернете,  если слово там  – основа всего?

– Текст, написанный с раздражением, злостью или, как сказал Святейший Патриарх, с “молитвенной озлобленностью” будет плохо воспринят аудиторией, какие бы правильные вещи он ни проповедовал. Это не тот текст, которым можно завоевать сердца. Читателя надо уважать, всегда нужно понимать замысел текста. Если он такой: “сейчас я вам, грешники, объясню, как правильно поступать, иначе в аду будете синем пламенем гореть”, никакая, даже самая вежливая тональность этого раздражения по отношению к аудитории не скроет. Но если автор любит и уважает своего читателя, то и читатель ответит взаимностью. Доброжелательность и презумпция невиновности читателя – основа содержания миссионерских текстов.

Завоевать сердца можно и рассказом о конкретных делах, делах веры, рассказом о том, какое Православие на самом деле, показать чью-то конкретную судьбу, честно и искренне.

– Наверное, в связи  с этим у вас  серьезно стоит  проблема экспертов.  Расскажите подробнее:  как Вы решаете  проблему поиска  экспертов, авторов  и ответственности за сказанные слова?

– Сегодня сложилась ситуация, когда для большинства изданий наличие священного сана автоматически означает, что человек является экспертом по всем вопросам. Причем, не только в проблемах духовной или церковной жизни (здесь тоже нужно уметь искать соответствующих экспертов, например, по догматике, истории Церкви и т.д.), но и во всех других областях человеческого знания: политики, экономики и т.д. Задавать вопросы, где нужен комментарий эксперта, не специалисту, пусть даже и в священном сане – это всегда определенный риск того, что он ошибется,  что тем самым в сложном положении может оказаться и издание, и сам эксперт.

Существует опасность того, что личное мнение, взгляд батюшки на определенную проблему, люди воспримут, как мнение Церкви в целом. А с учетом того, что мнение было дилетантское, то у людей сложится соответствующее отношение к церковным людям, как мракобесам и невеждам.

Решить эту  проблему не очень сложно. Каждый, к кому обратились за комментарием, должен сначала обдумать, насколько он компетентен в этом вопросе, нельзя ли порекомендовать того, кто ответит лучше, будет ли от ответа больше вреда или пользы. Когда человек согласился дать комментарий по теме, в которой он не эксперт, надо предварять свой текст соответствующим вступлением. Например, недавно, мы попросили священника дать комментарий по воспитанию подростков. Он начал ответ так: “Я не уверен, что дам правильный ответ, потому что дети у меня пока маленькие, и я не знаю, как в дальнейшем сложатся наши отношения, я не эксперт в области психологии или педагогики, но, мне представляется, что одним из способов решения проблемы является…” А дальше следовал уже сам комментарий. К сожалению, многие пренебрегают этой несложной «техникой безопасности».

Умение правильно давать комментарий СМИ должно быть важной частью семинарского образования, потому что не только на уроках риторики и гомилетики, но и на всех дисциплинах надо приучать будущих пастырей к ответственности за каждое сказанное слово (особенно если это слово сказано в интернете). Ведь помещая текст в сети, мы отпускаем его на обозрение широчайшей аудитории, его может прочитать любой человек, в любом месте в любое время. И возможно, что от этого текста, от одного нашего комментария будет зависеть, начнет ли человек всерьез интересоваться Церковью, церковной жизнью и задумается о Христе, или человек больше никогда не переступит церковный порог.

– Проблема поиска  экспертов тянет  за собой вопрос  финансирования…

– Мы существуем  на достаточно ограниченные читательские пожертвования, причем, общая сумма может быть всего лишь 500-600 рублей в неделю. Немного денег процент приносит реклама хватает на оплату все лишь 3-4 статей. Наши авторы – единственные люди в редакции, кто получает деньги за свою работу. Остальные сотрудники совмещают редакционную деятельность со светской работой, часто и не с одной даже. Совмещение работ и работа глубокой ночью всегда сказывается на качестве. Увы, мы не умеем искать спонсоров и пока у меня нет ответа на то, как искать средства на развитие и поддержку ресурса.

– А какие проблемы  с рекламой –  политика редакции  или недостаточно  рекламодателей?

– Обе причины.  Из некоторых систем мы принудительно  вычеркнуты, например, не можем поставить  достаточно перспективную в финансовом  отношении программу контекстной рекламы, когда на сайте автоматически появляются рекламные блоки других интернет-ресурсов в соответствии с теми ключевыми словами, которые представлены у нас. Например, если у вас фото-сайт, то на вашей страничке будет вывешиваться реклама фото и видео товаров. У этой системы нет возможности выбрать категорию, он выдает рекламу по ключевым словам. Например, у нас есть раздел про аборты. Это означает, что там будет висеть реклама “Сделаем аборт в тот же день” и т.д.

– Какая миссия эффективнее: социальная или апологетическая? Направленная на сердце или на разум?

– Очень сложно  сказать, ведь все люди разные, и все материалы разные.

Пару месяцев  назад один светский пользователь жж опубликовал у себя в блоге фото-репортаж из приюта, причем, в нем не было ничего необычного, того, чтобы десятки раз в день не публиковалось бы в православном интернете. Однако этот материал собрал колоссальное количество комментариев светских людей, на него появилось огромное количество ссылок. То есть для светской аудитории это оказалось неожиданностью. Человек сумел рассказать о приюте так, чтобы и другие увидели и огромную работу, и чудесных людей, взглянуть свежим не «замыленным» глазом – большое искусство.

– Сейчас много говориться  о проблеме разобщенности православных ресурсов. Существует ли она на самом деле? И если да – как ее решать?

– Тут есть три составляющих. Конкуренция между православными ресурсами, является очень хорошим стимулом для развития православного Интернета, который сегодня развит намного более хорошо, чем, скажем, образовательный интернет. С другой стороны, зачастую, эта конкуренция переходит допустимые пределы. Она разобщает, редакции категорически не желают сотрудничать между собой, что приводит к экстенсивному развитию православного Интернета – каждый стремится сделать свой сайт и очень мало людей, которые реально могут хорошо работать и придти в уже существующие издания, чтобы предложить свою помощь. Если посмотреть в каталог “Христианство.ru”, можно поразиться количеству православных сайтов, при этом посещаемость каждого из них максимум сто человек в день. Если бы эти усилия были пущены на развитие уже существующих проектов, то это дало бы огромный толчок для качественного развития православного интернета. То есть, с одной стороны, конкуренция необходима, но, с другой, разобщенность и экстенсивность мешает развитию.

Первым проектом было поглощение сайта “Days.ru” порталом “Православие.ru”, но это был процесс именно поглощения, а не сотрудничества. Второй проект – объединение сайтов журнала “Нескучный сад” и Православие и мир”. Сила такого сотрудничества в том, что произошло объединение разных типов СМИ: Интернет и печатного.

В целом, конечно, технология сотрудничества и совместных проектов пока не очень понятна, надо искать, пробовать.

Главное – мы должны понимать, для чего мы делаем любое дело. Ради галочки в биографии или послужном списке? Или ради проповеди слова Христова людям? Адекватно оценивая свои силы, не переоценивая свою значимость, надо понимать, что твои усилия, соединенные с усилиями других, принесут желаемый результат. С одной стороны, отсекается повод для гордости, мол, все сделал я, а с другой, это будет примером объединения, которое сможет найти своего читателя.

Беседовал Роман  МАХАНЬКОВ

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Фотоблогер Беленький: Россия, которую мы потеряли

Фото России, которую мы потеряли: из 1000 церквей - 600 заброшены

Миссионер из Новокузнецка: Сегодня на улицу с проповедью уже не пойдешь

Эпоха разговоров о вере закончилась, пора переходить к делам

Акция “Пасхальная ленточка” пройдет в Москве в Великую субботу

В нынешнем году ленточки также будут переданы в Кемерово, Калугу и Ставрополь

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: