Протоиерей Максим Первозванский: «Без идеологии государство не жизнеспособно»

В декабре 2010 года партией “Единая Россия” был предложен достаточно неожиданный проект реформы образования старших классов средней школы, подразумевающий сокращение ряда предметов, углубление специализации и акцент на воспитании гражданской позиции учащихся. Мы попросили протоиерея Максима Первозванского, десять лет занимавшегося преподаванием в православной гимназии, с позиции учителя-практика прокомментировать основные идеи данного проекта.

Говоря об инициативе, пока еще довольно неопределенно сформулированной партией «Единая Россия», мы при этом оставляем в стороне вполне реальную ситуацию, которая существует на сегодняшний день.

1 февраля 2011 года закончится обсуждение нового законопроекта «Об образовании». Это не инициатива одной из политических партий, пусть даже и ведущей, это реальный закон, который обсуждается уже во второй редакции. В данном законопроекте имеются очень серьезные негативные положения, которые православная общественность совсем не обсуждает, хотя в данный момент ведется общественное обсуждение, для чего создан даже специальный сайт. Обсуждать недостатки этого закона после его принятия будет поздно. Тогда можно будет возмущаться, но вам справедливо скажут: «Где же вы были, когда велось обсуждение?»

Поэтому я хотел призвать читателей «Православия и мир» зайти на этот сайт и ознакомиться с законом, который будет определять состояние нашего образования на ближайшие годы. И именно в русле этого закона будут строиться любые предложения любых политических партий.

В законопроекте есть несколько очень опасных моментов. Например, тот, что из образовательного процесса полностью изъяты родители, то есть в системе образования родители отсутствуют. Даже воспитанием по этому закону родители не занимаются.

И кстати тот факт, что во время обсуждения этого закона, одной из партий вынесен некий абстрактный проект, который темнее менее взбудоражил всю общественность, может оказаться просто маневром, отвлекающим внимание от действительно важных процессов, таких например как обсуждение законопроекта «Об образовании».

В рассматриваемом законопроекте есть фраза, которая противоречит базовым правам человека, в частности закрепленным в Конституции. Воспитание определяется как специально организуемая в системе образования деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающихся, на основе социокультурных и духовно нравственных ценностей, принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства.

Это значит, что воспитание возможно только в системе образования, а из системы образования исключена семья. При том, что с древнейших времен воспитание человека считалось одним из основных прав семьи, причем не в соответствии с общепринятыми нормами, а в соответствии со своими личными убеждениями. Получается, что родители не могут воспитывать своих детей в той системе ценностей, которой они сами придерживаются. Они должны их будут воспитывать их в соответствии с общепринятыми в обществе стандартами, и если в обществе будет принято поклонение идолам или гомосексуализм, то получается, что родители не смогут воспитывать своего ребенка вопреки этой системе.

Родители и сейчас не имеют особых возможностей вмешиваться в воспитательный процесс в образовательных учреждениях, но они и дальше не смогут определять образование и воспитание собственных детей. Они остаются как бы за скобками образовательного процесса. Таким образом, вся система образования и воспитания будет продолжать оставаться в руках узкой касты чиновников от образования. Мы сможем обсуждать новые законодательные инициативы партии “Единая Россия”, но мы ничего не сможем сделать, потому что будет новый закон, в соответствии с которым и будут протекать все процессы.

Воспитание на основе общепринятых правил и норм – это пережиток тоталитаризма. Так же как во времена Советского Союза мы не имели права воспитывать своих детей в соответствии со своими религиозными взглядами, так и в новом законопроекте это оказалось закреплено.

Семейное образование в соответствие с новым законом фактически становится невозможным. Потому что осуществлять образовательный процесс может только уполномоченное образовательное лицо или индивидуальный предприниматель. То есть получается, что лица, действующие на безвозмездной основе, то есть не являющиеся индивидуальными предпринимателями, например, родители, исключены из участников образовательного процесса.

Права родителей никакого механизма реализации не имеют. Там сказано, что родители имеют право участвовать в управлении образовательным учреждением, например школы, в соответствии с уставом этого учреждения. При этом сам устав пишется без согласования с родителями.

Кроме того, продолжает быть закрепленной старая жесткая норма о том, что ребенок фактически должен обучаться по месту жительства. Получается, что вы реально не имеете право определять образовательное учреждение по своему выбору, за исключением случаев, когда есть свободные места в территориально отдаленном образовательном учреждении. В предыдущем законе, хотя это правило и не исполнялось, но количество мест в образовательном учреждении определялось исходя из поданных заявлений. То есть если ты подавал заявление, то образовательное учреждение обязано было создать для тебя соответствующие места.

Несмотря на то, что данное правило не исполнялось, но хотя бы законодательно можно было апеллировать к исполнению закона. Сейчас же и этого нет. Надо идти по месту жительства и плохая ли школа, хорошая ли, английская ли, китайская ли, какая есть – в такую и пойдешь. С одной стороны мы вроде бы защищаем права ребенка, чтобы он получил место в школе, но таким образом мы фактически лишены свободы выбора для своего ребенка образовательного учреждения.

Для меня является важным, что в новом законопроекте мои права как родителя существенно ущемлены. Фактически родительские сообщества не имеют права оказывать какое-либо влияние на образовательный процесс.

При этом Россия, будучи еще Советским Союзом, в 1966 году подписала Международную конвенцию, согласно которой заказчиком образования, является, в том числе, и семья. Естественно предполагается, что заказчик имеет право влиять на содержание образования. Например в Царской России это право реализовывалось за счет возможности выбора родителями одной из многочисленных форм учреждений среднего образования. Они учреждались и государством, и Церковью, и императорским домом, и иными структурами. В то время существовало более 10 различных вариантов административного, организационного и учредительного устройства средних учебных заведений. Все они получали соответствующее финансирование, поскольку обязанность государства финансировать учебное заведение, если оно получает соответствующую лицензию, сохранялась.

Относительно инициатив “Единой России” хотелось бы отметить следующее. Напомню вам, что предлагаемые нововведения затрагивают только старшие классы: десятые и одиннадцатые. То есть речь идет о детях, которые уже получили основное среднее образование, являющееся обязательным, они уже закончили 9 классов и имеют аттестат об основном среднем образовании. Так же надо помнить, что многие из этих детей уходят после 9 класса в разнообразные колледжи.

Однажды, когда я еще работал в школе, у нас произошла такая любопытная история. Формируя из двух девятых классов один десятый, некоторым ученикам, которые успевали похуже, было предложено соответственно покинуть наше учебное заведение. В том числе это было предложено одному мальчику, кстати, сыну священника, который теперь уже женат и имеет двух детей. Тогда же, 10 лет назад, когда он только заканчивал школу, было очень жалко его отчислять, так как парень он был хороший, но не очень хорошо успевал по всем предметам. А через год он приехал к нам на очередное собрание выпускников, которое традиционно у нас проводилось, и привез документы о том, что он поступил в институт, закончив за один год экстерном 10 и 11 классы. То есть его ровесникам надо было еще год в школе учиться, а он уже в институт поступил.

О чем это говорит? О том, что после 9 класса дети начинают активно готовиться к поступлению в вузы или просто активно готовиться к выбору своей будущей профессии. Именно на этом построена нынешняя концентрическая система в отличие от той, которая существовала в советское время и 90 годы, когда вся школьная программа по базовым гуманитарным предметам была рассчитана до 11 класса. То есть до 10 класса изучалась русская литература XIX века, а в 11 – советская новейшая литература и новейшая мировая литература. По предыдущей программе до 9 класса дети не заканчивали общий курс. Сейчас же первый круг полностью заканчивается к окончанию 9 класса. По существу в 10 и 11 классе идет углубленное изучение этих предметов для тех, кто остался.

Далее мы исходим из того, что далеко не все это углубленное изучение понадобится детям, учитывая их будущие профессии. Так же мы должны иметь ввиду тот факт, что уровень, который сейчас дает школа на выходе из 11 класса и уровень, который вуз просит на входе, резко отличаются.

В советское время этого не было. Уровень подготовки среднего выпускника 10 класса в принципе совпадал с требованиями вступительных экзаменов.

Сейчас без репетиторов, и прочих вспомоществующих средств почти невозможно поступить в институт. Да, в настоящее время мы перешли на систему ЕГЭ, на мой взгляд, совершенно нелепую, но я думаю, что ее отменят, и вот тогда проблема несоответствия подготовки встанет во всей своей широте. Поэтому мы понимаем, что более серьезное, более глубокое изучение профильных предметов, которые будут нужны в соответствующем вузе, должно быть.

Нужна ли вообще какая-либо реформа? Однозначно можно сказать – нужна. Существующая ныне система не в состоянии выпустить такого ученика, каким бы мы хотели его видеть. Что заявляет «Единая Россия»? Она говорит: «Мы хотели бы видеть ученика таким то и таким то». Можно сказать: «Да, очень хорошо. И мы, и любой хотел бы его видеть таким». Но если посмотреть дальше, то становится понятно, что механизм реализации партией «Единая Россия» не прописан.

И в этом беда наших реформ последних двадцати лет, которые происходят по одной и той же схеме. Существует некое наследие советского прошлого в самых разных областях, хоть в образовании, хоть в военно-промышленном комплексе, в виде работающих и отлаженных систем, которые работали. Мы справедливо констатируем, что сейчас это работает плохо, надо это реформировать и тогда будет работать хорошо. Мы его реформируем, и оно перестает работать вообще, потому что механизм того, как это должно работать, не прописывается или прописывается неправильно, глупо, иногда просто преступно, когда целью является не достижение результата, а «распил» и «освоение» гигантских денег, выделенных на реализацию новой программы.

Какие ключевые моменты необходимо по Вашему мнению прежде всего менять в системе образования?

Идея, которую предлагает «Единая Россия» о необходимости воспитания – абсолютно правильная. Но до тех пор, пока не будет сформирована национальная идея Российского государства, всякое воспитание на уровне образовательных учреждений, а не на семейном уровне, обречено на неудачу. Нужна идеология. Без идеологии, которая определяет то, зачем мы вообще живем, к чему мы стремимся, за что мы готовы умирать, государство не жизнеспособно.

Понятно, что как люди православные мы хотели бы видеть православную идеологию в качестве государственной. Но поскольку большинством мы не являемся, хотелось бы узнать, какие идеологии существуют в других современных государствах?

Очень действенная идеология существует в США: свобода и демократия во всем мире. Американцы осознают себя носителями великой идеи свободы и демократии, которую они несут всем народам. «У Вас нет демократии? Тогда мы идем к вам». Холодная война была в первую очередь войной идей, ведь стреляли очень мало. Построение коммунизма, как советская идея, и демократия вмести с прочими прелестями так называемого свободного западного мира – это было именно идеологическое сражение, которое Советский Союз в свое время проиграл.

Довольно странно, бредовая идея построения коммунизма помогала растить нравственных людей.

На самом деле эта была бредовая идея в экономическом смысле, но на человеческом уровне она была близка и понятна любому человеку. Ее удачно сформулировали Стругацкие в своем замечательном произведении «Пикник на обочине»: «Счастье для всех. Даром. Пусть никто не уйдет обиженным». Это была идея общей справедливости, идея счастья для всех, а не для избранных Абрамовичей. Поэтому эта идея была реальной движущей силой. Была у этой идеологии и обратная сторона, впрочем, как и у любой другой: не высовывайся, не отрывайся от коллектива, не смей жить лучше других.

Обратная сторона была и иногда принимала очень неприятные формы. Я застал крах советской идеи и видел, что в это время происходило с людьми, которые строили Советский Союз. Человек жизнь свою положил на строительство газопровода. Он действительно недоедал, недосыпал, строил газопровод ради того, чтобы все были накормлены, напоены, ради того, чтобы у всех был газ, чтобы «жила страна родная, и нету других забот». А потом этот газопровод или нефтепровод оказался собственностью какого-нибудь «Юкоса». И тогда очень болезненно вставал вопрос: «Я что, для него это строил?» У него теперь золотой унитаз и система противоракетной обороны на яхте, а у человека, который строил этот газопровод, ничего.

Поэтому на уровне простых людей особенно в позднее советское время идея коммунизма воспринималось как что-то далекое, действительно же важным было то, что мы все вместе строим справедливое общество, справедливое насколько это позволяют имеющиеся возможности. Это было общество, в котором была принята мораль, что «человек человеку брат», в котором можно было шутить на тему «Мама турок, папа грек, а я русский человек». И в этом просматривается аналогия со словами апостола Павла, что для Бога нет ни эллина, ни иудея. Я не хочу сейчас выступать апологетом этой политики. Важно, что она была, и была идеология, которая вдохновляла людей и давала им смысл их земной жизни.

Мне часто приходится общаться с молодыми людьми, которые, приходя в Церковь, спрашивают, где они могли бы приложить свои силы, помимо того, что они молятся, исповедуются, ходят на службы. Перед ними стоит вопрос о том, что они должны сделать в этой жизни? Но Церковь не отвечает на этот вопрос. Она говорит о том, что надо молиться, надо спасать свою душу и тогда тысячи вокруг тебя спасутся. Это правильный ответ, но молодого человека, который жаждет деятельности, хочет реально сделать что-то полезное, важное, помочь кому-то, он не вполне удовлетворяет.

А заниматься спасением своей души, разве это не самое главное дело?

А вам не кажется, что это достаточно эгоистично? Лично мне скучно заниматься своим спасением. Да, евангельские слова о том, что ты не житницы для себя строй, а душу свою спасай, это принципиальная граница добра и зла. Но, кто захочет душу свою спасти – погубит ее. Любовь к Богу и ближнему не может не быть деятельной.

Одним из важнейших минусов нашей новейшей истории является то, что национальная идея оказалась так и не сформулирована. Она формулировалась некими националистическими лозунгами, например, «Россия для русских», в результате чего мы не получили ничего кроме побоищ. Но эта идея не воспринимается обществом. Так каждый человек может сформулировать общенациональную идею, но дело не в том, примет ее президент или нет. Дело в том, примет ли ее общество.

В России эта идея не сформулирована, в результате происходит казнь энтузиазма эпохи, целого поколения. Энтузиазм молодых людей, которые могли свои силы приложить на созидание, просто пропадает. Так же как деньги, которые все были «вбуханы» в резервный фонд, вместо того, чтобы что-то хорошее на них сделать, были уничтожены мировым кризисом.

А не может так получиться, что, попав под влияние национальной идеи, если таковая будет сформирована, люди так и не дойдут до Церкви?

Национальная идея не должна быть внецерковной. Давайте вспомним национальную идею дореволюционного периода: “Православие, самодержавие, народность”, “Москва – третий Рим“. Это была церковно-государственная идея, которая заключалась в том, что мы строим Православное Царство, которое является оплотом против антихриста, против сил апостасии (отступничества), что наш православный царь является удерживающим наступление хаоса и антихриста.

Люди понимали, кто они такие и что они делают. Для них Православие было не только их личным делом. Как в Евангелии сказано, что, зажегши светильник, не ставят его под спудом, но на свешнице. Это о том, что не под кроватью надо свое Евангелие читать, и не в Пензенской пещере зарыться. Да, люди разные, кто-то может сидеть на Афоне и молиться за мир во все мире, за каждого человека, за каждого грешника, за Россию, за нас с вами, и его молитвами будет остановлено зло, а кто-то деятельный человек.

Наверное, пока нет национальной идеи, не только невозможно строить воспитание, но и такой предмет как «Россия в мире» будет просто очередным набором фактов?

Конечно, хотя некоторые здравые мысли там будут присутствовать по аналогии, например, с военно-патриотическим воспитательным процессом, который идет в школах. Приходят детки, видят военные фотографии, артефакты, осколки, снаряды, понимают, что наши деды победили в Великой Отечественной войне, и это воспитывает. Цикл «Россия в мире» – это рассказ о том, какая была Россия и какой она является сейчас.

Сравнение конечно будет не в пользу современности и непонятно, как авторы смогут выйти из этой ситуации. Опять будут уроки толерантности. Сама идея, по моему мнению, неплохая, изучать Россию во всех ее аспектах: историческом, культурном, политическом, геополитическом.

Нормальное образование подразумевает формирование у молодого человека, который оканчивает школу, несколько важнейших представлений, которые сейчас школа не дает. У него должно быть четкое знание и понимание географии. Он должен понимать, как мир устроен с точки зрения физической географии, экономической географии и политической географии. Где я нахожусь на земном шаре? Как устроен этот мир? Кто есть кто на карте?

Этого, к сожалению, не формирует современная школа.

География является одной из точек сборки человеческого сознания. И второй момент – история, формирование некого исторического туннеля, когда ты понимаешь: откуда ты пришел, в каком моменте исторического процесса ты находишься, и что будет дальше. Не только заучивать даты правления Ивана Грозного или Куликовской битвы, но и формировать более широкое видение и представления об историческом процессе, чтобы ученик, например, представлял, что в это время происходило в Китае.

Я уже не говорю о том, что у каждого православного должно быть понимание, того, что история – это не просто набор фактов, а Священная История, у которой имеется начало, середина и конец. Обязательным является и культурное образование. Ученик обязательно должен быть знаком с основными произведениями литературы, музыки, живописи.

Кроме того, старшая школа, 10 и 11 классы, это время сборки, когда отдельные факты, полученные ребенком, например, по истории с 4 по 9 класс собираются вместе. У меня дочка учится на 1 курсе физфака МГУ, где преподаватель с исторического факультета за год дает им сборку всей истории России. Не так как мы ее изучали: в пятом классе – XII – XIII века, в шестом – XIV-XVI, в седьмом XVI-XIX, в результате чего у ребенка нет представления об истории, а есть какие-то отдельные факты. Что-то он прочитал про Ивана Грозного, что-то про Дмитрия Донского. Историю России и мировую историю в любом случае, независимо от того, куда бы ты не готовился, надо изучать и такую практику цельного восприятия исторического процесса надо вводить в школы.

Конечно, те ученики, которые готовятся в историки, должны углубленно изучать историю, те, кто готовится в химики или биологи, должны изучать соответствующие области. Но при этом собирающие исторические, географические, языковые программы конечно должны быть, и очень неплохо, если они будут собраны в предметные области.

Вопрос в том, а как это будет реализовано конкретно? Кто будет эти программы читать? Кто напишет соответствующие учебники? Какая будет форма проверки, отчетности? Какие будут формы работы? Пока в проекте “Единой России” нет ответов на эти вопросы и поэтому очень страшно, что они разрушат то, что есть. Да, то что есть – плохо, менять надо, но что будет построено взамен?

Мне кажется, что до разговора о каких бы то ни было реформах надо положить зарплату простому учителю не менее 50-70 тысяч в месяц. Только тогда у нас появятся более-менее адекватные учителя. Я сам тут же пойду работать в школу. У нас же учителя получают 20 тысяч, имея нагрузку по 7-8 уроков в день, огромное количество проверок домашнего задания. В таких условиях они уже просто не люди. При этом перед ними сидят «распальцованные» ученики, которые не постесняются спросить Марью Ивановну о том, где она отдыхала, и рассказать ей о своем отдыхе где-нибудь в Бангладеш. А Марья Ивановна нигде не отдыхала.

Надо реально повышать статус учителя, а не просто говорить об этом. Первое что в этом направлении надо делать – это повышать зарплату, а второе – писать более-менее адекватный закон об образовании, чтобы все-таки учитель имел какие-то права. Пока он имеет только обязанности. Он не человек, он раб системы. Необходимо, чтобы учитель был человеком во всех смыслах. Чтобы он не был вынужден жесточайшим образом бороться за хлеб насущный. Это решит одну из серьезнейших проблем, потому что у нас уже в течение многих десятилетий многие люди стали учителями просто потому, что больше никем стать не смогли.

Я не хочу кидать камень в огород никаких учителей, я всех учителей действительно очень уважаю. Но, к сожалению, из-за того, что реальный статус учителя, как материальный, так и социальный, крайне низок, в учителя продолжают идти те, кто не смогли пойти куда-то еще. В школе должны быть лучшие люди, так было всегда. Именно лучшие люди занимались образованием подрастающего поколения.

Если поднять статус учителя, в школу придут мужчины, потому что сейчас мужчина, будучи даже педагогом по призванию, не может себя позволить пойти в школу. На зарплату учителя он просто не прокормит семью. В результате из мужчин в школе один физкультурник, может быть еще ОБЖшник из бывших военных. Только тогда все эти идеи, озвученные Единой Россией, многие из которых очень здравые, будет иметь смысл обсуждать.

Читайте также:

Священник Феодор Людоговский: «Любовь к Родине – это деятельная любовь»

Чиновники убивают российскую школу

Протоиерей Димитрий Смирнов: «Патриотизм начинается с семьи»

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
«Сколько можно за тебя краснеть?»

Как мы приходим на помощь нашим детям и... наказываем их

Логопед Ольга Азова: Я всегда делала ставку на хулиганчиков

Школьнику с логопедическими проблемами надо дать освобождение, как от физкультуры

9 типичных проблем детей в средней школе

Отсутствие ярких учителей, подростковый протест и бесконечный интернет

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!