Протоиерей Александр Мень: «Без покаяния надеяться не на что…»

Это интервью отца Александра Меня – одно из последних. И хотя с того 4 августа 1990 года прошло немало лет, и нет уже ни СССР, ни некоторых других реалий той жизни, оно, на наш взгляд, не устарело и впервые публикуется без сокращения.

Отец Александр, расскажите, пожалуйста, о религиозной политике Церкви в СССР. Есть ли взаимосвязь между такими понятиями, как политика и культура?

– Ну, это тема для целого исследования. Если говорить очень кратко, то абсолютизация государственной власти в нашем обществе логически вела к войне против любого авторитета, и в первую очередь авторитета религии. Собственно, само государственное руководство (до последнего времени) пыталось подменить религиозный авторитет. Смешать «Божие» и «кесарево». Вернее сказать – оставить одно лишь «кесарево».

Связь, конечно, существует. Хотя подлинное культурное творчество возвышается над преходящей политической конъюнктурой, его нельзя полностью отделить от политической жизни эпохи. Скажем, «Божественная комедия» Данте интересна для нас вне зависимости от истории партийных распрей во Флоренции ХII века, но сами эти распри сказались и на судьбе Данте, и на содержании его поэмы. Политика – это внешняя среда, которая служит фоном духовной и культурной жизни.

Сегодня религия уже не противопоставляется культуре, которая рождалась в ее недрах и тысячелетия была с ней связана. Какие задачи в области культуры встают перед Церковью?

– У Церкви есть свое предназначение – данное ей Иисусом Христом. Возвещать Евангелие. Освящать жизнь. Преобразовывать ее в евангельском духе. Словом, служить делу спасения. Однако эта деятельность во все века стимулировала культурное созидание. Нравственные идеалы формировали многие стороны жизни общества. И мы, верующие, очень рады тому, что власти осознали важную роль религиозного начала. Лучше поздно, чем никогда.

Безусловно, одна из причин нынешнего кризиса коренится в духовном обнищании, в утрате идеалов.

Религиозная жизнь, конечно, сможет многое изменить. Только надо, чтобы она питалась из здоровых источников.

У Церкви, если дать ей возможность нормального и свободного развития, есть много средств помочь в нравственном обновлении и культурном оздоровлении. Но излишний «патронаж» государства будет этому только препятствовать. Ведь именно государственный статус Церкви сильно подорвал ее авторитет в народе перед революцией.

В чем главная миссия Церкви в наши дни?

– Вот именно Церковь и имеет миссию направлять духовную жизнь по здоровым путям. Без фанатизма, обскурантизма, с учетом своего многовекового опыта. Но этот опыт предстоит еще освоить. В один день такого не сделаешь.

Фото с сайта alexandermen.ru

Фото с сайта alexandermen.ru

Чем, на ваш взгляд, можно объяснить затянувшееся принятие Верховным Советом СССР Закона о свободе совести, который верующие ждут с нетерпением? Ведь Церковь живет по неотмененному «Положению о религиозных объединениях» 1929 года и не имеет статуса общественной организации, следовательно, лишена возможности самостоятельно распоряжаться своими фондами, открывать воскресные школы, выступать издателем церковной литературы и т. д. Не значит ли это, что в отношениях Церкви и государства всё возвращается на круги своя – религиозные организации станут, как несколько лет назад, объектом особого государственного контроля? Не похоже ли это на очередную уловку государства, которая была, например, предпринята Сталиным в годы Великой Отечественной войны, когда с 1943 года в СССР было восстановлено патриаршество, начались службы в некоторых вновь открытых храмах?

– Откровенно говоря, я не удивляюсь проволочкам в отношении Закона о свободе совести. Поворот здесь слишком кардинальный. Небывалый за весь советский период. Поэтому люди, не преодолевшие старого мышления (а таких еще много), активно тормозят процесс. Здесь та же картина, что и в других сферах, где намечается и предлагается коренная ломка застоявшихся предрассудков.

Да, для Сталина смягчение религиозной политики в 1940-х годах было лишь временной тактической уловкой, продиктованной военными и другими соображениями. Но я не думаю, что сегодня происходит нечто подобное. Во-первых, масштаб перемен несравним. Сейчас – мы у порога настоящей религиозной свободы. А во-вторых, мне кажется, что ответственные люди в правительстве достаточно убедились в пагубности разрушения духовных ценностей и искренно желают их возрождения в стране.

Режиссер Борис Покровский в одном из интервью сравнил нынешнее состояние советского общества с бурлящим котлом, пена которого выплескивает много наносного, всё, что можно назвать одним словом – «скверна» человеческого существования. При этом процессе происходит оседание подлинного человеческого духа, его развитие. Сколько мы будем «кипеть», чтобы очистить свою душу?

– Трудный вопрос. Многое зависит от внутрицерковных процессов. От того, насколько сумеем мы воспользоваться сокровищами, которые нам завещаны. В отличие от Покровского, я сравниваю нашу ситуацию с ранней весной, когда из-под снега появляется всё: грязь, гниющие останки, прошлогодние листья. Но залог будущего – первые цветы и первая оживающая трава.

Придет лето. Грязь высохнет. Жизнь будет продолжаться и развиваться.

Из Откровения Иоанна Богослова, излагающего мрачные предсказания о будущем человечества, мы знаем, что живем в последнее время, что придет конец жизни на этой земле, Суд и Вечность. Что может спасти человечество? Когда-то слезы раскаяния спасли апостола Петра…

– Многие предсказания Апокалипсиса осуществились. Но Суд над миром – это не только настоящее и будущее. Он начался уже две тысячи лет назад, когда Свет Христов пришел в мир, а люди, по словам Евангелия, предпочли тьму.

Прощение возможно. Однако Библия учит нас, что ему должно предшествовать покаяние. Без покаяния надеяться не на что…

Фото с сайта alexandermen.ru

Фото с сайта alexandermen.ru

Призывая в Царствие Небесное, Церковь никогда не пренебрегала земными заботами о человеке, попечением о ближнем. Служение Богу и близким для Русской Православной Церкви всегда было тесно, неразрывно связано…

– Сегодня Церкви возвращено ее законное поприще. Она снова может заботиться о страждущих. И не только «безличным» перечислением денег в разные фонды. Открыт путь для живого дела милосердия. Для заботы конкретных людей о конкретных людях. Хотя за семьдесят лет мы от этого отвыкли, я надеюсь, что дух любви опять вернется. Сколько у нас есть нуждающихся в непосредственной помощи, участии, тепле, протянутой руке! Это и старики, и брошенные дети, и одинокие больные, и пострадавшие от разных катастроф – природных и общественных. Поле деятельности необъятное.

Десятилетия Церковь изображали «пособницей вражеской советскому строю идеологии», неправедной властью, эксплуатирующей простой народ. Десятилетия ее оскорбляли, унижали – и именно к ней обращаются за помощью сегодня… Но достаточно ли вспомнить опыт прошлого, чтобы произошли положительные изменения – в жизни, в культуре?

– Церковь имеет долгую историю. Но она не просто реликт прошлого. Она живой организм, состоящий из живых членов, одушевленный Духом Божиим. Поэтому обращение к ней не должно ограничиваться археологическим, эстетическим, историческим аспектами. Сущность ее возносится над временем, над народами и странами. Ее сосредоточие – Бог, в лице Иисуса Христа спасающий нас от мирового зла. А Он, по слову апостола, вчера и сегодня – тот же. Его священная тайна не зависит от времени и места.

Обращение к религии само по себе не делает всех людей лучше, добрее, терпимее. Почему?

– Ответ ясен. Если человек относится к религии «избирательно», если он ищет в ней только самоуспокоения или оправдания своих амбиций, если приемлет в ней лишь то, что ему нравится, это ослабляет преображающую силу веры. Нужно принять Божий Завет со всей серьезностью. Не просто как милую традицию, а как императив. Нужно «обращение» всем сердцем. Две главные заповеди – любовь к Богу и любовь к человеку – неразделимы. Об этом ясно говорит апостол Иоанн в своем послании.

Веками люди обращались к религии, жили ею, веками складывалось религиозное сознание, явленное в Библии. Силой уведя народ из храмов, государство искалечило жизнь целых поколений…

– В Писании сказано, что «вера от слышания, а слышание от Слова Божия». Но именно Слова Божия, Библии и церковной литературы у нас были лишены многие поколения и верующих, и неверующих. Вера учит о смысле жизни и цели для каждого и для всего человеческого рода, о бессмертии человеческого духа и ответственности людей перед Богом. О бесконечной ценности личности. О заповеди любви, данной человеку от Бога. Если у нас есть Отец Небесный, значит, мы должны быть братьями. Если природа, как человек, – творение Божие, значит, мы должны относиться к ней бережно.

Узколобый фанатизм, равнодушие, лень мысли, социальная мифология, безответственность, шовинизм, агрессия вместо здравого анализа – всё это опасные препятствия на пути.

Тот урон, который нанесен Церкви – только за 1920-1930-е годы в России было снесено тридцать три тысячи православных церквей, около пятисот монастырей, более пятидесяти тысяч памятников архитектуры и т. д., необозрим. Что вас, как священника, тревожит в связи с этим?

– Я не верю, что одно лишь уважение к прошлому, к памятникам может спасти погибающее достояние культуры. Памятники воздвигала вера, и единственное разумное решение – это передать все церковные памятники религиозным общинам (где они есть). Они сами будут заботиться о них, реставрировать, беречь. Музеи и другие учреждения с этим не справлялись и не справятся.

По Евангелию, о своих добрых делах упоминать не полагается, но, пожалуйста, расскажите о вашей огромной общественной деятельности, направленной на возрождение нашего общества.

– Как и многие мои собратья, я провожу беседы, встречи, лекции, благотворительные мероприятия. Это естественная часть деятельности священника. В частности, в рамках общества «Культурное возрождение» я провел цикл бесед о русской религиозной философии, о Библии, по истории Церкви, катехизические собеседования. Я благодарен Богу и людям за то, что могу осуществлять это в больших залах и с использованием радио, прессы, телевидения. Но, повторяю, сейчас это делают многие. Это просто долг пастыря.

Фото с сайта alexandermen.ru

Фото с сайта alexandermen.ru

Разговор о духовных ценностях со школьниками – а вы часто встречаетесь с ними, – наверное, немыслим без упоминания Бога, Церкви. Есть ли здесь золотая середина?

– В обычных школах я не веду так называемого Закона Божия. И думаю, что это едва ли нужно. Моя тема для школьников – религия в контексте мировой культуры. Иное дело – воскресные школы, куда отдают детей родители, сознательно желающие, чтобы те получили церковное воспитание. В нашем приходе мы только недавно открыли такую школу. Так что об итогах говорить рано. Мы хотим, чтобы дети получили основные понятия о христианской вере, о Библии, о богослужении и т. д. Дети помогают и поют у нас в храме. Наиболее способные из них, вероятно, составят небольшой хор. Но всё это свободно. Без принуждения. Чтобы не было казенного «школьного синдрома». Дело нужное, важное. А как получится – судить не нам. Я надеюсь на помощь Божию, хотя начинание нелегкое и новое.

Какие несомненные достоинства вы могли бы отметить в подготовке воспитанников духовных учебных заведений в отличие от светских, если иметь в виду общекультурное, общеобразовательное развитие?

– К сожалению, в минувшие годы общекультурная подготовка в духовных школах была искусственно лимитирована. Только недавно положение стало меняться к лучшему. Стали принимать преподавателей и студентов с высшим светским образованием (что раньше бывало очень редко). Это будет содействовать росту наших школ в культурном отношении.

Вы часто бываете за рубежом. С чем обычно связаны эти поездки?

– Часто – это слишком сильно сказано. Выезжать я смог лишь в последние два года. Я участвовал в ряде литературных, культурологических и богословских симпозиумов. Думается, что контакты такого рода между нашей страной и Западом содействуют разрушению предрассудков и раздвигают горизонты.

Наставляя Своих учеников, Христос сказал: «…берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение; ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко. Не ходите вслед им». Сейчас развелось множество всяких целителей и т. п. «Вникай в себя…» сказано у апостола. Но как разобраться, какой путь правильный, какой ложный?

– В каждую эпоху духовного кризиса появляются претенденты на роль «спасителей». История знает много тому примеров. Но я бы не стал огульно отбрасывать всё, что непривычно. В каждом случае надо тщательно разобраться. И для этого в Церкви и в Священном Писании есть надежные ориентиры и критерии. Мне всегда казалось, что успех нетрадиционных «новых культов» есть результат пассивности или ошибок самих христиан.

Когда мы бездействуем, соблазны становятся сильнее.

Однако действенное, верное своим исконным заветам, христианство способно отвратить людей от сомнительных «мессий» и всевозможных тщетных блужданий.

Беседу вела Елена Константинова 

4 августа 1990 года

Фото из архива Фонда имени протоиерея Александра Меня


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Вера в человека (+видео)

О том, как протоиерей Александр Мень видел человека и мир вокруг него

Андрей Тавров: «Он шел ко мне и улыбался, как лучшему другу»

О протоиерее Александре Мене – не исчезнувшем после смерти

Наталья Григоренко-Мень: Мы жили очень открыто

9 сентября, в день кончины протоиерея Александра Меня, мы вспоминаем его вместе с его родными.