Ребе Зиновию – с любовью… Куда бы ни вел воевода

Иеромонах Димитрий (Першин) – о том, можно ли православному священнику свидетельствовать в синагоге о христианской традиции, и о том, как остаться человеком после просмотра выпуска новостей.

Одним из маркеров краха в современной России станет антисемитизм в привластных СМИ. Пока, слава Богу, этого нет. Дай Бог, чтобы не было.

Но медиаобсуждения Коломойского и Порошенко в минувшее двухлетие, сама тональность выступлений Рогозина, Киселева и им подобных вновь актуализируют важнейшую аскетическую добродетель православия – трезвение, ясность ума, различение помыслов – от Бога ли они?

К этому нас, христиан, обязывает верность Христу, преданному всеми (и иудеями, и язычниками, и учениками), молившемуся на Голгофе в Свой последний час за всех, не ведающих, что творят, сошедшему во ад, тридневно воскресшему и призывающему всех нас к светлой вечности.

Иными словами, рецепт прост: оставаться людьми в любой ситуации, что бы там ни плел, по слову Михаила Щербакова, воевода («Трубач»). Именно людьми, а не приставками к зомбоящикам-мониторам-наушникам. Дистанцироваться от шума времени (Мандельштам), как бы оно ни истерило, ни брызгало слюной, ни нагнетало, ни растравляло обиды или ни натравливало всех против всех.

В маргинальных СМИ эта грязь по поводу неправильных грузин, украинцев, турок, евреев и иных народов, обвиняемых в приключающихся с Россией бедах, льется постоянно. Увы, в их числе встречаются и те, кто считает себя православными. Последних особенно раздражает, когда Церковь находит общий язык с людьми иных национальных или религиозных традиций.

Не могу здесь не вспомнить, с каким остервенением оные СМИ комментировали мой рассказ о великопостных воскресных и Пасхальном евангельских чтениях, а также выступление церковного хора («Днесь висит на Древе», «Плотию уснув», «Христос воскресе из мертвых») в синагоге на Поклонной горе в рамках т.н. «Пасхального марафона» в 2014-м году.

Иудеи, со своей стороны, рассказывали и пели о том, как они празднуют Песах – исход из Египта. В 2015-м там же о своем переживании Пасхи вместе с нами свидетельствовали армяне и протестанты.

Суть моего синагогального выступления была в том, что воскресные чтения Великого Поста – это вехи древней катехизации. Церковь готовила оглашаемых к крещению, знакомя их с Евангелием Царствия.

В наши дни даже мы, православные христиане, напрочь забыли о логике и смысле этого лекционария, погребенного под более поздними пластами предания – торжеством Православия, памятью святителя Григория Паламы и просто постовым воздержанием. Эти более поздние пласты, безусловно, значимы, но на что они наслаивались, что восполняли?

Ответ: на те чтения, порядок которых восходит к первым векам. Каждое из них было отдельной главой в интереснейшем послании древней Церкви о том, кто такой Иисус и зачем Он пришел в наш мир. Все постовые темы были вынесены составителями этого чина чтений в недели подготовительные. А сам Пост был посвящен Христу. Постясь, оглашаемые и христиане вместе с ними возрастали в познании Бога, пославшего Сына Своего на жизнь, смерть и воскресение в мире людей.

Перечислю некоторые из этих чтений, изначально адресованных, прежде всего, некрещеным людям, допущенным к участию в литургии оглашенных.

Это сюжет о призвании Нафанаила и обетование ему, что он увидит небеса отверстыми и ангелов, нисходящих на Сына Человеческого. Порицая восторженность Нафанаила, Иисус поясняет ему, что Он – гораздо более, нежели провидец и пророк.

Следующее за ним (в неделю о Григории Паламе) чтение повествует о том, что этот загадочный Праведник прощает грехи расслабленному. Против чего протестуют книжники, ибо это возможно только Богу.

Затем, в неделю Крестопоклонную, мы понимаем, что единосущный Отцу Сын приходит в наш мир на страдания и нас призывает нести свой крест.

А следующее чтение являет нам власть Христа над бесами, бросавшими ребенка в огонь и воду. В это время в древней Церкви как раз и читались запретительные молитвы над оглашаемыми, в которых Церковь посылает сатану на его место в вечном огне, чтобы он не смущал и не искушал тех, кто сочетается Христу, а сама Церковь начинала молиться о них особым образом, как о готовящихся к просвещению.

Далее я вкратце рассказывал о том, как и когда совершалось само крещение. Как это событие преломлялось в богослужении, каковое и в наши дни (Вербное воскресение, Великая суббота) радостно приветствует тех, кто во Христа крестился, облекся и входит ныне в храм. О том, почему Пасхальное Евангелие вроде бы умалчивает о Пасхе, но раскрывает нам важнейший смысл празднуемого: не просто некий Иисус вернулся к жизни, что случалось и в Ветхозаветные времена, но то Слово, в Котором мир был сотворен, Оно пришло и стало плотью, чтобы взойти на Крест и восстать в великой славе Царствия Божия.

О том, как уже крещеных новых христиан Церковь знакомила с таинствами и тем, что мы ныне именуем исихастским богословием, адресуя им особые евангельские чтения от Пасхи до Пятидесятницы.

Наконец, о том, как огласительный и тайноводственный лекционарии подводили новых христиан к исполнению обещанного Нафанаилу. В день Вознесения апостолы своими глазами видели ангелов, нисходящих на Спасителя, и сам образ Его второго пришествия.

Должен заметить, что ни преподанное мне на это выступление благословение митрополита Иоанна, главы Синодального миссионерского отдела, ни добрые слова на Патриархии.ру, официальном ресурсе нашей Церкви, не удержали вышеупомянутых ревнителей псевдоблагочестия от возмущений по поводу того, что, дескать, как же это так, священник и проповедует в синагоге, не иначе как согласился за мацу… Не хочу никого разочаровывать, мацу нам действительно подарили. Хорошая была маца.

Значит, теперь мы будем готовиться к уже теперь третьей пасхальной встрече с иудеями, армянами, протестантами с тем большей ответственностью. Сделаем видеоряд.

Пользуясь случаем, приглашаю. Вход свободный, дату уточним. А ребе Зиновию, синагоги этой раввину, – респект и поклон. Когда-то он нашел время посетить нашу группу церковной журналистики на журфаке МГУ. Что ж, пришло время воплотить ответную благодарность в конкретные дела.

В общем, все по Владимиру Соловьеву, провидевшему в «Трех разговорах об антихристе», что наступают времена, когда в мир придет такое зло, каковое смолотит и христиан, и иудеев, и порядочных атеистов, в общем, всех, кто пытается жить по совести, следуя заповедям. И в эти темные времена и те, и другие, и третьи продолжат свой спор о Христе, но окажутся в одном окопе, плечом к плечу.

А по мысли апостола Павла, христианское благовестие будет расслышано его народом на пределе истории именно потому, что язычники окончательно онечестивятся, а правда христианства будет подтверждена жизнью христиан, их жертвенной любовью, кротостью, миром, покоем, заботой обо всех и непрестанным внутренним богопредстоянием.

Поскольку со всем перечисленным проблема, думаю, что времена еще далеко не последние. Но погромыхивает.

Жернова Господни мелют медленно…

Иеромонах Димитрий (Першин)

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
От квазикоммунистического величия к совести: «Вам бы полгодика, только в Бутырках…»

Иеромонах Димитрий Першин о геополитике, агрессии в обществе и тактике выживания христианина

Православные скауты в Японии, или Как сбылась мечта Брэдбери

Иеромонах Димитрий (Першин) – о том, что такое Джамбори и зачем туда отправились православные следопыты

Иеромонах Дмитрий (Першин): Православие без мордобития невозможно без высшей школы

Каждый раз, когда «ревнители» выходят из себя, наш народ уходит не от них, он уходит от…