Ток-шоу – кризис формата или духа?

В каком-то смысле, эту проблему я знаю изнутри. Самому несколько раз приходилось отказываться от разговора с телевизионщиками или от участия в какой-то передаче именно потому, что у меня были реальные причины полагать, что сказанное мною будет поставлено с ног на голову.

Было такое, что у меня брали интервью, говорили, так сказать, “за жизнь”. Был очень спокойный доверительный диалог, обещали прислать текст на утверждение. В результате интервью не выходит, текст не присылается, но в интернете появляется пара строчек о том, что интервью не будет опубликовано, чтоб “не разжигать”. Ну а читатель этих строк потом, в меру своей испорченности, сам додумывает, а чего это он там хотел разжечь?

Но мне, можно сказать, повезло, потому что практически все журналисты, с кем мне в разное время приходилось сотрудничать, относились ко мне с большим уважением, но тут есть заслуга и моей собственной осторожности. Я принципиально не общаюсь с журналистом, если ничего о нем не знаю.

Что касется ток-шоу, то тут реально есть проблема. Сам формат передачи, в большинстве случаев, вполне лукавый и лживый.

Мне довелось участвовать в программе Малахова “Пусть говорят”. Передача была посвящена заключению в тюрьму известного мошенника Григория Грабового, который прославился тем, что обещал воскресить детей, погибших в Бесланском теракте. В связи с этими событиями я опубликовал свою статью “ДРУГГ Бесланских матерей”, которая имела некоторый резонанс.

Наверно, поэтому меня и пригласили, сочтя “специалистом” по Грабовому.

Организовано все было на высшем уровне, т.е. самолет, такси, гостиница, сервис и отношение впечатлили. Но само участие в шоу оставило самые негативные впечатления.

А.Малахов "Пусть говорят" о Грабовом

А.Малахов "Пусть говорят" о Грабовом

Во-первых, это публика, которая по отмашке визжит, кричит и возмущается, во-вторых, реально подставные лица. Например, там была разодетая, как клоун, бабушка – “астральная жена Григория Грабового”, и она не только присутствовала в зале, но и была полноправным участником дискуссии. Осталось пожалеть, что в передаче не приняли участия “астральные дети” и “астральные родители”.

По ходу шоу я понял, что если не стану, как другие, кричать, перебивать и скандалить, слова мне не дадут. Вернее, один раз дали, но сразу перебили. Во время рекламной паузы я подошел к Малахову и попросил дать мне слово хотя бы по той причине, что я в отличии от “астральной жены” имею ко всей истории хоть какое-то отношение. “Ну, вы опять начнете про Беслан” – ответил мне ведущий, но пару слов сказать все-таки дал, после того как я заверил, что про Беслан говорить не буду.

После этого я сказал сам себе: бесплатный самолет до Москвы – это, конечно, приятно, но на такие мероприятия даже бесплатно летать не стоит.

И, думаю, что о подобных ситуациях могут рассказать многие священники, кому выпало весьма сомнительное удовольствие участия в ток-шоу, тем более таких раскрученных, дорогих и популярных, как то, на котором довелось побывать мне.

Поэтому Патриарх, конечно, прав. Участие священника в ток-шоу – это в большинстве случаев участие в скандале, потому что ток-шоу без скандала – уже не формат. Оно организовано так, что любого человека можно выставить кем угодно – ученого выставить идиотом и мракобесом, многодетного сельского батюшку – инквизитором, сектанта или наркомана – гласом народа. И все потому, что в извечной битве добра с “баблом” на ТВ у нас регулярно побеждает то самое “бабло”.

Еще следует сказать, что налицо очевидный кризис формата. Ток-шоу так себя дискредитировали, что туда не только священнику, а подчас вообще нормальному человеку соваться не надо. Да и смотреть по ТВ подобные передачи без чувства гадливости стало почти невозможно.

Дело еще и в том, что журналисты сами по себе очень интересная и оригинальная каста. Не будучи специалистами в религии, они рассуждают на богословские темы, не будучи политиками, корчат из себя политологов, не будучи медиками, зачастую клеймят нормальных врачей и рекламируют шарлатанов, которых приняли за врачей. Чего только стоит безграмотный шарлатан-уринофаг Геннадий Малахов, распиаренный (кстати, его же известным однофамильцем) на Первом канале. Если настоящему специалисту и дают на ТВ что-то сказать, то речь его услышат в отредактированном до неузнаваемости варианте.

Можем ли мы надеяться на то, что формат этот изменится и серьезные проблемы на ТВ станут обсуждать не профессиональные скандалисты и крикуны, которых правда и разум волнуют в последнюю очередь, а реальные профессионалы и специалисты в обсуждаемых темах?

Я, честно говоря, в такую перемену не верю, во всяком случае, в обозримом будущем. И дело даже не в пресловутом “бабле”, которое победило добро, а в том, что мы очень несерьёзно относимся к себе. Мы забываем, что кроме права слышать, видеть, знать, говорить, у нас есть еще есть право НЕ видеть, НЕ слышать, НЕ знать и НЕ говорить.

Это тоже свобода – не говорить гадости и сплетни, не участвовать в скандалах, в упор не видеть того, кто тебя провоцирует, не знать, какого цвета нижнее белье предпочитает та или иная поп-звезда. Но реализация этого права требует усилия, а мы лентяи, во всяком случае, очень часто бываем ими.

Поэтому можно сколько угодно орать на митингах о свободе, о свободном выборе, о правах человека, но если я не способен на очередную мерзость, новый истерический лай, сплетню, клевету, провокацию ответить нажатием кнопки “Выкл.”, то я – раб.

Читайте также:

Ток-шоу и священники: «Сюда я больше не ездок»?

Ток-шоу и священники: «Сюда я больше не ездок»? (продолжение)

Патриарх Кирилл призвал священников не участвовать в ток-шоу

Священник и ток-шоу [ВИДЕО]

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: