Ждать ли Церкви новых кощунств? – опрос

В ночь с 26 на 27 марта 2012 года неизвестные осквернили православный храм святителя Митрофана Воронежского, находящийся в Москве, на 2-ой Хуторской улице. На ограде храма была нарисована свастика и лозунги освободить участниц провокации в храме Христа Спасителя.

Читайте: Протоиерей Димитрий Смирнов об осквернении храма: Дьявол открыто заявил нам о своем существовании (+ Видео)

Как церковной общественности реагировать на произошедшее? Ждать ли новых кощунств? Что сделать Церкви, чтобы успокоить общество? Мы попросили прокомментировать ситуацию известных священнослужителей и экспертов.

Протоиерей Сергий Правдолюбов:

Вспомнить опыт новомучеников, убрать, почистить и терпеть

Это безусловное продолжение реакции на довольно суровое и жесткое отношение Церкви к этому вопросу. Если бы Церковь проявила больше милосердия там, где требуется, то никаких таких акций и разукрашиваний бы не было.

Позиция Церкви была слишком суровой, поэтому она еще осталась и виноватой. Но Церковь в данном случае не виновата.

Однако, если бы более ярко, четко, быстро после этой акции Церковь сказала свое слово, никаких таких акций больше нигде бы не было.

Даже если и будут новые провокации, не надо этим смущаться. Ну, будут, ну и что? Будем терпеть, молиться и спокойно к этому относиться.

Если вы помните, провокация была перед революцией 1905 года в Оптиной Пустыни. Там было гораздо страшнее, чем в храме Христа Спасителя. На престол в присутствии прихожан забрался голый человек, он, конечно, был психически болен. Все это расценили как предзнаменование революции 1905 года. Но никто его не преследовал, не бил, и он сам потом ужасался, когда его привезли в больницу: «Что со мной было? Что со мной было?» И он рассказал, что мощный внутренний голос требовал от него, чтобы он такое совершил.

Но никто никого не осуждал, никаких потрясений не было. Храм и престол освятили. Кстати, храм Христа Спасителя тоже надо было святой водой покропить – и больше ничего!

Слушайте, XX век вы что – забыли что ли? Опыт новомучеников, исповедников… Там не такие вещи творились! И разве Церковь обращалась в советскую прокуратуру того времени? Никогда! А почему мы должны сейчас обращаться в нашу прокуратуру?

Надо относиться к этому крайне спокойно. Убрать, почистить все, что они сделали – и терпеть.

Светское же общество вообще никак и ничего не должно! Ибо оно еще как таковое на ноги не встало. Светское общество – это советское общество. И нынешнее восприятие Церкви остается в русле XX безбожного века, 70-летнего воспитания всех людей. Что же мы сейчас хотим от них, чтобы они это поняли? Даже у молодежи, которой 20 лет, нет никакой традиции – ни старой, дореволюционной, ни новой. Она еще не выработана. Их никто еще не воспитал. Какая же должна быть их реакция? Они могут только учиться на нашем опыте и отношению к Церкви, и любви, и милосердию!

Я очень скорблю, когда мощные нападающие журналисты цитируют Евангелие, Священное Писание целыми кусками. Это настолько неприятно! Мы же Евангелие знаем, и мы его стараемся выполнять! А они нам пальцем показывают: вы неправильные верующие, у вас неправильная Церковь, потому что вы не следуете заповедям своего Господа Иисуса Христа Спасителя. Вот это тяжело и неприятно.

Но опыт XX века надо учитывать и не переживать, не волноваться по мелочам. Все будет нормально. С терпением, с молитвой все перенесем.

Андрей Золотов, главный редактор журнала «Russia Profile»:

Церкви нельзя наращивать конфликт

Андрей Золотов

Отец Дмитрий Смирнов и его храм святителя Митрофания Воронежского – мои соседи, моя дочка училась в их замечательной приходской школе, а теперь ходит там в художественную школу. Поэтому, прежде всего, я хочу выразить глубоко уважаемому мною отцу Дмитрию и всем членам его многочисленной, деятельной общины свое сочувствие, прямо хочется сказать “со-болезнование” в буквальном смысле этого слова. Эта акция очень неприятна и мне, тем более, что я живу в соседнем доме с храмом Митрофания Воронежского.

Я не следователь, да и как журналист не занимаюсь расследованием этой акции, но мне кажется, что это – действия, направленные на эскалацию общественного конфликта вокруг печально известной женской группы. Неправильно его представлять как конфликт Церкви и светского общества.

В этом конфликте гораздо более, чем две стороны, много нюансов, задеты чувства людей, идет острая дискуссия как в обществе в целом, так и внутри Церкви.

В результате все приобрело уже очень болезненный характер того, что православные часто называют “постовым искушением” — люди радикализируются в спорах, и иногда даже старые друзья ссорятся на этой почве.

Если сначала общественное мнение было безусловно на стороне Церкви и многие даже далекие от Церкви люди высказывали свое возмущение акцией женской группы, то впоследствии, когда несколько подозреваемых были арестованы, повестка дня изменилась и общественное мнение повернулось против Церкви, по крайней мере против тех заметных голосов в Церкви, которые требуют отмщения. Внутри нашего церковного сообщества впервые, наверное, в условиях свободы весьма болезненно происходит обсуждение того, как христиане должны вести себя перед лицом неблагоприятного к себе отношения.

Граффити на храмовой ограде, тем более с изображением свастики — это отвратительная хулиганская акция, оскорбительная для верующих, хотя она и не тянет, на мой взгляд, на осквернение храма. Кое-где в нашем районе есть, конечно, надписи на стенах, но таких крупных, ярких и демонстративных я не видел никогда. Поэтому мне трудно предположить, что это какая-то местная шпана случайно мимо шла и написала — раньше она этого не делала.

В то же время храм Митрофания Воронежского — это не какой-то заметный храм в центре Москвы. Это маленький храм на перекрестке двух маленьких улиц и тупика в тихом районе за пределами Третьего кольца. То есть, скорее всего, кто-то специально сюда приехал, зная, что здесь служит яркий, популярный, медийный и любящий общественную полемику священник, и бросил ему вызов, рассчитывая на жесткую ответную реакцию, прежде всего в СМИ, с целью дальнейшей эскалации общественной напряженности.

Сегодня уже многое сделано, в том числе и со стороны людей Церкви, чтобы этот конфликт наращивать. Я думаю, что есть ситуации, в которых лучше всего промолчать или высказываться подчеркнуто осторожно. Как бы нам ни было больно и обидно! Вспомнить слова молитвы Ефрема Сирина, которую в церкви произносят сейчас каждый день, а действуем мы в основном противоположно каждому ее пункту. Представьте себе, что бы случилось, если бы, по ее словам, вместо “любоначалия и празднословия” мы вдруг обратились к “смиренномудрию, терпению и любви”, да еще и “не осуждали брата своего”!

Что же до общества в целом, то правоохранительные органы, наверное, должны делать свое дело, не прибегая к жестокостям типа ареста на два месяца по подозрению в хулиганстве. Люди творческие и политически активные могут, наверное, подумать о пределах своей свободы творчества или методах выражения протеста. Журналисты – с удвоенным усердием выбирать слова. Общественные организации и фигуры, имеющие общественный авторитет — утихомиривать страсти, а не разжигать их. Во всей этой истории много важных для общества дискуссионных вещей. Но для того, чтобы приблизиться к какому-то конструктивному разговору на эту тему, не говоря уже о выработке консенсуса, надо прежде всего остановить эскалацию напряженности, перестать провоцировать друг друга и немножко успокоиться.

Священник Константин Камышанов, архитектор, клирик Спасо-Преображенского монастыря г. Рязани:

Осквернение храмов — организованная атака на традиционное общество в России

Священник Константин Камышанов

Священник Константин Камышанов

В этой истории интересный момент состоит в том, что мы можем видеть смену цивилизационного вектора развития европейской цивилизации. Это любимая тема наших патриотов о “загнивающем” Западе была принята у нас как знамя от пассионарных коммунистов, мечтающих о вселенской миссии.

С одной стороны, всякому, кто бывал в Европе, совершенно очевидно, что весь этот кусок мира был преображен христианами и христианством. Можно сказать: да, здесь живут христиане, которые могут сказать Господу: вот Ты дал нам эту землю, а мы возвращаем ее Тебе в виде картины. Нужно быть совсем бессовестным, чтобы лгать и видеть в Европе духовную дыру.

Вместе с тем, мы видим, что атаки на христианство имеют место и в Европе, как на личном уровне, так и на государственном.

В прошлом году иммигрант-сомалиец влез на престол собора Санта-Мария дель Фьоре во Флоренции и принялся там танцевать. Во Франции происходят случаи вандальских погромов церквей. То есть и там постоянная составляющая личного террора по религиозному принципу. Есть меры государственного искажения и подрыва культурного столпа Европы. Культ и культура – однокоренные слова.

Кажется, те люди, которые реально управляют Евросоюзом, пришли к выводу, что христианство и образованный класс – элита – это слишком дорогая игрушка для строителей будущей Европы. Начинается процесс маргинализации пространства Пакс-Романа. Вандализация. Сначала сломали Рим как город. Теперь пошел процесс демонтажа наследия Рима.

То, о чем можно было прочесть у Цицерона – ценности семьи, дружбы, самопожертвования ради высоких целей – выбрасывается прочь. Если посмотреть, как в Голландии в церквях устраиваются кабаки, спортзалы и танцевальные классы, становится понятно, что Великая Французская революция не окончилась на нашем континенте и в нашей стране. Она во Франции, Англии, Голландии и в других странах, в мягкой форме повторяет то, что было у нас в тридцатые годы: локализация христианства в культурное гетто, дикая уравниловка в правах и возможностях, пренебрежение к интеллектуальной элите, поощрение грубых наклонностей в человеке.

Наглядным примером смены ориентиров и целей служат новая скульптура, живопись и архитектура. В Австралии есть замечательный в этом плане памятник: какой-то дяденька в камзоле и буклях, весьма благообразного вида, но стоит он почему-то на голове. Русскому сознанию это, мягко говоря, чуждо. Есть памятники писающим мужчинам и женщинам, свиньям, коровам. Замечателен “Пьяный дом” в Праге. Это не просто торжество мещанства и дурного вкуса. Это лакмусовая бумажка, свидетельствующая о том, что многие западноевропейцы желают легитимизации своего бездарного, хладного и порочного существования. Они ставят на пьедестал утробную жизнь. Хотя там очень, очень много достойнейших людей.

В Европе поднимается уже заметный шторм. “Пуси” – это первая волна организованной атаки на традиционное общество в России. Это первая волна, ударившая в наш берег. Они отличаются от одиночек-маргиналов, ранее атаковавших Церковь, организованностью, поддержкой и прикрытием. Это совсем не экшн глупых девчонок.

Англия, выполняя свою миссию, донесла Библию и технологию машины “государство” почти во все концы света. Россия доставила христианские плоды цивилизации в те страны, на которые имела политическое влияние: библиотеки, школы, больницы, университеты, театры – это русский след. Очевидно, Европа “устала” от той христианской цивилизаторской миссии, которую она выполняла в течение последних полутора тысяч лет.

Священник Сергий Круглов, поэт, клирик Спасского собора города Минусинска Красноярского края:

Нельзя отвечать бесу его же оружием — местью

Священник Сергий Круглов

Провокация ли это? Разумеется, провокация. Дух нечистый, собственно, от века этим и занимается – устраивает провокации , чтобы люди на них велись и проявляли греховные страсти: ненависть, осуждение и так далее.

Как отвечать христианам на провокации? Прежде всего, по-христиански, с молитвой к Богу о вразумлении тех, кто это сделал, сдерживая негативные эмоции, являя перед нецерковными людьми то, что и должно отличать христиан: мирный дух, твердость в вере, готовность спокойно объяснять людям духовную суть происходящего, осоленность своих слов солью Евангелия. Стараясь не отвечать бесу его же оружием – местью, он только этого и ждет, чтоб поднять новую волну свистопляски вокруг Церкви…

Написали на стене? И что они этим доказали?… Как говорила Анна Ахматова: “Если на улице кричат “дурак”, необязательно оглядываться”. Церковь Христова стояла две тысячи лет и будет стоять.

И еще думаю над одним моментом: как бы ни трактовать символ свастики, в России, да и не только, он крепко связан в сознании людей именно с фашизмом в первую очередь. Так что если его намалевали на стене в самом деле нацисты и действительно поклонники группы “Пусси Райот” (и то, и другое как-то сомнительно – несомненно лишь то, что элементарной воспитанности и ума у сделавших это немного…), то они оказали им медвежью услугу – либеральные правозащитники и журналисты, я думаю, предпочтут разумно дистанцироваться от нациствующих “попутчиков”.

Александр Морозов, шеф-редактор Русского журнала, директор Центра медиаисследований УНИК:

Храм осквернили безумные подростки, а не мрачные антиклерикалы

Я думаю, конечно, будет какое-то расследование этого. Будет интересно узнать, кто это сделал. Мне кажется, что есть 2 варианта происхождения этих безобразных надписей на ограде храма.

Эти предположения имеются в блогосфере.

Первое – что это могли сделать подростки-антифашисты. У которых в голове полный туман. Они на многих городских стенах что-то пишут, просто особенно жаль, что они это сделали на ограде храма Митрофана Воронежского.

А вторая версия – что это сделали сотрудники спецслужб. И это – провокация, направленная на то, чтобы дальше разжигать скандал вокруг Pussy Riot и в целом поддерживать какой-то градус скандала вокруг Церкви.

Я думаю, что где-то здесь и находится истина. Никто из взрослых и хоть сколько-нибудь вменяемых людей сделать такого не может. Это сделали какие-то 16-летние подростки.

Конечно, это реакция на очень жесткое выступление отца Димитрия по телевизору. Но надо заметить, что в обществе раскол сейчас. И он углубляется, поэтому приходится ожидать каких-то безумных реакций.

Я думаю, что в такой ситуации священство и активные миряне должны занимать сдержанную взвешенную позицию. Ни в коем случае нельзя поднимать громкую кампанию по поводу того, что вот, какие-то мрачные антиклерикальные силы штурмуют церковь. В этой истории речь идет о безумных подростках, а не о мощных антиклерикалах, которые напали на храм отца Димитрия. В общем, конечно, должно быть какое-то умиротворение.

Я думаю, что и в светском обществе никто не поддерживает подобных действий. Одно дело – полемика по поводу государственно-церковных отношений, места Церкви в обществе, в которой могут высказывать самые радикальные взгляды. Но никто не может поддержать актов вандализма, в том числе, как мне кажется, даже атеисты.

Читайте также:

и другие материалы по теме.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: