Лена. Долго лежала дома, пока бывший одноклассник не сообщил нам о ней.

О своём диагнозе была осведомлена. Когда ей предложили операцию и химиотерапию, она отложила решение на две недели. За это время связалась с друзьями – в Германии. И сказала, что хочет отдать им своего ребёнка. Вот так просто – отдать. Они – бездетная пара и, видимо, согласились.

А сыну – ему тогда было 15 лет – сказала, что он должен жить за границей. Потому что она с ним не справляется и потому что не любит его. Сказала, что устала растить его одна. Что хочет заняться своей жизнью. Что сын ей больше не нужен. И чтобы он продолжал учится и жил дальше. А её попросила оставить в покое.

Отправив парня, она легла на операцию. Прошла курс химии и облучения. Продержалась полгода, но возник рецидив.
Одноклассник (не помню его имени) рассказал о ней и попросил помощи.

В хосписе она долго не могла привыкнуть. Лежала одна, конфликтовала со всеми, с кем только возможно. Я стала свидетелем её почти драки со священниками.

«Оставьте меня все, вы, оставьте!»

Священник приходил и жаловался на её одержимость и отслуживал молебны. В итоге обходил её палату стороной.

Сын звонил два раза – она говорила с ним односложно и однажды попросила, чтобы её не подзывали к телефону.

Когда она умерла, мы нашли толстую тетрадь, в которой было написано – «Моему сыну».

Тетрадь мы переслали в Германию на адрес её друзей.

А в хосписе остались её стихи – про птиц, весну и разлуку.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.