Главная Общество СМИ Мониторинг СМИ

О чем стоит беспокоиться, если у вас китайский смартфон

Как Китай управляет гражданами с помощью технологий

Аналитик по кибербезопасности Саманта Хоффман говорит, что Китай использует технологии для контроля над гражданами своей страны. Это может коснуться и вас, если вы пользуетесь цифровыми устройствами из КНР. 

— Когда зарождался интернет, мы мечтали о времени, когда информация станет бесплатной и все люди получат полный доступ к мировым знаниям, что приведет к гибели авторитарных режимов. Этого не случилось?

Саманта Хоффман — аналитик по безопасности в Австралийском институте стратегической политики (ASPI).

— Билл Клинтон сказал, что для Китая контроль над свободой слова в Интернете будет невозможен. Я бы хотела, чтобы он был прав. Но, к сожалению, слишком большое внимание было уделено «великому брандмауэру» Китая, а недостаточное — тому, как КНР использует технологии для формирования общественной среды. 

— Китай не стал рассматривать интернет как угрозу, создаваемую США. Но он сам использует его для контроля населения?

— Не просто интернет, а технологии в целом. Если вернуться к концу 1970-х и началу 80-х, мы увидим — то, как коммунистическая партия Китая говорит о технологиях, является инструментом социального управления. Это способ не только принудительного контроля, но и своего рода совместного контроля. Именно эта идея формирует мир, отвечает за то, как люди думают и действуют, прежде чем они делают выбор. 

— Когда это переросло в так называемую систему социального кредита?

— Бывший китайский лидер Цзян Цзэминь говорил об этом в 2000 году. Он сказал, что Китаю нужна система социального кредитования, чтобы объединить власть по закону и власть по достоинству. Я не вижу в этом отличия от того, как Ханна Арендт описывает, как режимы пытаются сделать закон неотделимым от этики в «Происхождении тоталитаризма» .

— Как работает система социального кредита для рядового гражданина? Они постоянно зарабатывают и теряют очки в зависимости от своего поведения?

— Отсылкой к этому может быть эпизод «Черного зеркала» [о социальных рейтингах], но это не то же самое. На самом деле это не количественная оценка, которая может повышаться или понижаться.

Таким образом, у вас есть, скажем, юридические данные, такие как судебный протокол, и финансовые данные. Затем есть сторонние материалы, такие, как видео с камер видеонаблюдения или данные о вашем поведении в социальных сетях. Система включает черные списки, записи на общедоступных веб-сайтах и ​​платформы для поддержки решений о кредитоспособности, которые анализируют ваши профили в соцсетях. Это относится к компаниям и частным лицам. Например, шанхайский филиал Muji получил негативную метку в своей кредитной истории с правительством Шанхая, поскольку один из его продуктов был помечен как «Сделано на Тайване».

— Число пострадавших огромно: в 2018 году 17,5 миллиона человек не смогли купить авиабилеты. 

— Обычный человек может не увидеть, как это влияет на него. Социальный кредит — это технология, расширяющая существующие методы контроля. Так что, если вы привыкли к этой системе, вы не обязательно заметите изменения. Черные списки не новы, но технология, поддерживающая это социальное управление, есть. И со временем, когда оно станет более эффективным, больше людей заметят, как технология меняет их жизни.

— Как в Китае обстоит дело с конфиденциальностью пользователей и анонимными данными?

— Конфиденциальность имеет значение для обычного гражданина Китая, существуют правила, которые ее защищают. Но конфиденциальность заканчивается там, где начинается власть партии. Итак, вы знаете, государство может установить контроль над тем, как компании могут обмениваться данными. Но опять же, конфиденциальность заканчивается там, где начинается власть партии. 

Важна и сама система. Когда мы думаем об авторитаризме Китая, мы думаем о камерах видеонаблюдения, распознавании лиц. Но мы забываем, что многие эти технологии обеспечивают удобство. И контроль происходит для удобства. Некоторые из технологий, задействованных в усилении власти партии, фактически предоставляют услуги.

— Самый вопиющий пример технологии наблюдения был в Синьцзяне для контроля над уйгурами?

— В Синьцзяне построили виртуальное полицейское государство. На дверях людей есть QR-коды, которые позволяют узнать, когда кто-то входит в них, чтобы проверить, кто находится внутри. Некоторые исследователи обнаружили, что если кто-то выходит через заднюю дверь вместо входной, это могут посчитать подозрительным поведением.

— Знает ли население Китая о том, как эта технология используется в Синьцзяне? 

— Я не думаю, что люди знают о том, как это плохо. Многие не верят западным репортажам. Даже если они верят в это, то пропаганда сформировала плохое общественное мнение об уйгурах. <…>

— Вы написали об опасениях, что коммерческая сделка, заключенная между Huawei и турецким оператором мобильной связи, может быть использована для мониторинга беженцев, живущих в Турции.

— Китайские технологические гиганты, такие как Huawei, подписывают соглашения для умных городов по всему миру — в апреле мы насчитали 75. Эти соглашения включают инструменты общественной безопасности, отслеживание номерных знаков и распознавания лиц. Как местное правительство, вы приобретаете доступный и качественный продукт для своего города. 

Вы можете использовать этот продукт разумно. Но забываете, что службы требуют отправки данных в компанию. Кто еще получит к ним доступ? Одно соглашение было заключено с турецким оператором мобильной связи Turkcell. В Турции около 10 000 уйгуров живут как беженцы — эту систему можно использовать для дальнейшего контроля и преследования этих людей и членов их семей в Китае.

Также я обнаружила, что центральный отдел пропаганды партии заключил соглашения о сотрудничестве с рядом крупных китайских технологических компаний. Поскольку их продукты объединены, они могут собрать большой объем данных. Технически это не отличается от того, что делает Google, но их намерения разные.

— Таким образом, западные правительства должны быть осторожны с установкой китайской технологической инфраструктуры в своих городах?

— Да. Возможно, многим людям не хочется этого признавать, но партия очень четко понимает свои намерения. Ее цель связана с государственной безопасностью. 

Китайское правительство в конечном итоге контролирует все китайские компании через свое законодательство о безопасности. Вам может быть удобно, когда кто-то собирает данные, чтобы адаптировать для вас рекламу, но можете ли вы поделиться своими данными с режимом, в котором 1,5 миллиона уйгуров заключены в тюрьму на основании их этнической принадлежности?

— Таким образом, мы должны быть осторожны при покупке китайских смартфонов и продуктов для умного дома?

— Я была бы осторожна. Вы можете подумать: «Я не исследую Китай и не выступаю в Конгрессе, поэтому мне не о чем беспокоиться». Но вы на самом деле не знаете, как эти данные собираются и потенциально используются. Даже понимание рекламы и потребительских предпочтений может способствовать пропаганде. Вместе они могут повлиять на ваш выбор в определенном вопросе. <…>

Источник: The Guardian

Фото: Bobby Yip/Reuters

 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: