Архимандрит Андрей (Конанос) встретил в метро веселых ребят с накрашенными лицами и экстравагантными прическами – тогда была в моде культура «эмо». Они ехали, смеялись, шутили и целовались, поглядывая на него. А он тоже долго вглядывался в эти юные лица – и что же понял?

Архимандрит Андрей Конанос

Однажды меня пригласили в один храм в центре Афин провести беседу – после всенощной. Надо сказать, в этот день я редко бываю в городе, но вот так получилось. На обратном пути я сел в электричку, в последний вагон: надеялся, что там будет меньше народу. Так и оказалось – на следующей станции большинство пассажиров вышло. Но сразу же после этого в вагон влетела толпа молодежи. Ребят было много – как обычно в субботу вечером. Куда бы я ни посмотрел – повсюду молодые лица: юноши, девушки. Скорее всего, неподалеку находился кинотеатр, и теперь, после сеанса, все эти ребята ехали отдыхать дальше – расслабляться, развлекаться, в общем, за новыми ощущениями, которые ежедневно необходимы молодому поколению. Так мы и ехали в одном вагоне: я – домой, отдохнуть перед Литургией и подготовиться, а молодые люди, наоборот, из дома, – в поиске развлечений и приятного вечера.

Много лет я преподаю в школе и каждый день общаюсь с такими же ребятами, их ровесниками. Поэтому я без стеснения смотрел этим юношам и девушкам в глаза, вглядывался в их лица, чтобы понять, о чем они думают, что чувствуют. Большинство ребят были с невероятными прическами (в те годы молодежь увлекалась культурой «эмо»): длинные волосы, растрепанные или, наоборот, тщательно уложенные, с челкой, закрывающей пол-лица; рваные джинсы в сочетании с элегантными куртками, странные свитеры, рубахи – в общем, ребята были одеты по последней моде. Ко всему прочему, все были надушены и ярко накрашены – кроваво-красные губы, напудренные, бледные лица…

В вагоне было шумно – крики, громкий смех, а я всё стоял и смотрел на ребят. И они на меня посматривали. А пока мы глядели друг на друга, я мысленно старался изменить в их облике всё, что мне не нравилось. В общем, почувствовал себя настоящим художником. «Вот бы у этого паренька убрать волосы со лба, – «рисовал» я в своем воображении. – Тогда было бы видно лицо. А затем – как следует его умыть. Прыщи? Ничего страшного, это акне, в юности часто так бывает».

Отчего страдают подростки – 6 драматических историй
Подробнее

И вот мысленно я умывал ребят, стирал краску с лиц, менял одежду – и постепенно их облик становился мне всё понятнее и понятнее. Я увидел их глаза. Увидел, как мало в них радости; сколько горечи, неудовлетворенности и напряжения скрывается за глуповатыми шутками, насмешками и нервным, прерывистым смехом. В душе у ребят не было мира – теперь я это ясно видел. И радость их не была спокойной, умиротворенной – скорее это была распущенность, а не радость.

Вы когда-нибудь видели старые иконы, отданные на реставрацию? Потемневшие от времени, они покрыты таким слоем пыли и копоти, что зачастую даже непонятно, кто на них изображен. Но когда процесс реставрации завершается, на свет из-под пыли и ржавчины появляется прекрасный образ. То же самое ощутил и я, когда занимался своими «художествами» в вагоне. Для того Бог и позволил мне стать священником – чтобы я мог смотреть «с обратной стороны» и видеть то, что обычному человеку заметить нелегко.

Мы ведь в повседневной жизни все общаемся очень поверхностно и реагируем обычно на то, как человек ведет себя в данный момент. А что у него в глазах, что на сердце – на это, как правило, некогда обратить внимание. Между тем, заглянув глубже, можно проникнуть в самую суть – увидеть, услышать то, что незаметно простому глазу. Например – песнопение, которое звучало, когда этого юношу или девушку младенцем обносили вокруг купели: «Те, кто во Христа облекся, во Христа крестился». И я пытался найти Христа в лицах этих ребят – с их странным, диким взглядом, хохотом, насмешками, вызывающими поцелуями и хихиканьем. Так вот, чем больше «исправлений» я вносил, тем ярче проступала красота их лиц – чистая, святая красота. Они стали так прекрасны, что их и правда можно было принять за святых – и юношей, и девушек.

«Смотри! – сказал я себе тогда. – Господь создал этих детей для святости!» Так что ни о ком и никогда нельзя говорить, будто этот человек – ошибка природы.

Бог не ошибается. Он никогда не дает человеку злую душу, никого не делает в материнской утробе порочным грешником и злодеем. Все люди изначально – хорошие.

Просто мы в нашем современном мире с такой легкостью усваиваем плохое и страшное, что наш облик меняется и та красота, которой мы все обладаем, исчезает. Тогда, сидя в вагоне электропоезда, я, священник, попытался стереть с детских лиц всю фальшь и отыскать в них эту первоначальную, настоящую красоту. А увидев ее, почувствовал невероятное благоговение перед этими ребятами – легкомысленными, прыщавыми и инфантильными. Так что, если при взгляде на человека мысленно устранять всё уродство и безобразие, которыми нас обильно «украшает» современный мир, мы обнаружим, что все вокруг – прекрасные, хорошие люди.

Представляете, сколько бы у нас могло быть святых? Великомученики Георгий Победоносец и Параскева Пятница, святитель Николай, святитель Василий Великий, великомученик Димитрий Солунский и мученица Марина – на них были похожи ребята в электричке, и похожим на них будет любой человек, если убрать с его лица то, что уродует всех нас. Однако до такого преображения в реальности нам еще очень и очень далеко.

Для начала неплохо подумать: как вообще мы дошли до такого состояния? Какими нас сотворил Бог и в кого мы превратились? Когда успели измениться, изуродовав себя до неузнаваемости? Куда ушла наша детская невинность, красота, простота, чистота? Ничего этого у нас больше нет. Разве можно в миру отыскать невинного человека? Что ни скажешь – всё выходит не к добру, а совсем наоборот. Говоришь одно – человек понимает твои слова совсем иначе; объясняешь, растолковываешь ему что-то – а у него в голове складываются абсолютно другие представления. И он в этом совершенно не виноват: так его научили этот мир, время и ментальность, но главный «учитель» здесь – тот, кто управляет миром, враг-искуситель, формирующий нормы века сего. Да, над всеми нами – Господь, и, несомненно, Он – Владыка истории, но Его мы вытеснили на периферию, позволив тем самым князю тьмы и искусителю формировать менталитет и нравы нашего времени.

Когда красота становится уродством: перечитывая Оскара Уайльда
Подробнее

Мы все – порченные. И своих детей мы портим, калеча их с младенчества. Не знаю, у всех ли вас есть дети; не знаю, сохранили ли вы в себе сами ту невинность и красоту, которую мне удалось отыскать на лицах тех ребят в электричке; не знаю, сколько лет прошло с того дня, когда вы услышали первую непристойную шутку, первый пошлый анекдот в своей жизни, после чего красота вашей души померкла и исчезла.

Это очень важно – как человек живет, с кем дружит, кто его окружает. Важно, борется ли он за то, чтобы не меняться. Я сейчас не говорю об изменениях, которые сопровождают взросление любого человека – они абсолютно нормальны и естественны. Мы растем – и, конечно, меняемся. Меняется внешность – лицо, взгляд у юноши и мужчины уже не такие, как у маленького мальчика; и у взрослой женщины – не как у девочки, а серьезнее, внимательнее, острее. Не о такого рода изменениях говорим мы сейчас.

Чего нам ни в коем случае нельзя терять, – это невинность души. Потому что ничего прекраснее – нет. И сколько бы ни прошло лет, несмотря на все морщины и седину, такое лицо остается красивым. Не по-модному красивым, не как на глянцевых обложках – а иначе, гораздо прекраснее, потому что ничто так не красит человека, как невинность, чистота, доброта, любовь и душевное благородство. Всё это непременно отразится и на лице. И сколько бы ни прошло лет, эта красота всегда будет с тобой, ты никогда ее не потеряешь – неважно, молод ты или стар. Ты всегда, всегда будешь красивым, красивой.

Красиво не лицо, покрытое слоями макияжа, с ухоженной, гладкой кожей и т.д. По-настоящему прекрасное лицо – то, через которое отражается душевная благодать.

Когда в нас живет благодать Божия, полученная в таинстве Крещения, когда она не исчезает, а напротив, расцветает – это отражается на лице. И тогда все мы красивы, очень красивы.

Тебе ведь хочется быть красивым мужчиной, красивой девушкой? Только не говори «нет». Лучше вспомни, сколько раз на дню ты смотришься в зеркало и думаешь о том, как выглядит твое лицо, волосы и т.п.; вспомни, как тщательно ты одеваешься, готовясь выйти из дома, потому что стараешься выбрать наиболее подходящую для того или иного случая одежду. И сколько раз в день спрашиваешь себя, красива ли ты и нравишься ли окружающим.

Одна женщина как-то пришла на исповедь к своему духовнику с обильным слоем косметики на лице.

– Почему ты так красишься, дочь моя? – спросил он ее.

– Я хочу быть красивой, отче, – ответила женщина в простоте. – Разве это плохо?

– Но ты и так очень красивая! – сказал в ответ священник.

– Да, отче, я знаю, спасибо!

Женщина подумала, что батюшка просто захотел сделать ей комплимент. Но он продолжил:

– Я имел в виду не твою внешность. У тебя красивая душа. В тебе живет уникальная, потрясающая красота! И я прошу тебя показать ее всем.

Ты предлагаешь душе все – танцы, косметику и футбол. Но она такого не ест
Подробнее

Красота, о которой сказал священник, не достигается косметикой. Любая красавица – стоит ей только проснуться и сразу после сна взглянуть на себя в зеркало – увидит там обычное заспанное лицо, как у всех потомков Адама и Евы, с опухшими глазами, искривленным ртом и прочими изменениями, которые происходят во время сна. Ведь все мы – люди. Но существует такая красота, которая – вне этого. И она никак не связана с уходом за кожей.

Это «косметика», которую наносит на человеческое лицо Святой Дух, даруя нашим лицам истинную красоту и благолепие. Не случайно греческое слово космос, от которого образована косметика, обозначает не только красоту, но и гармонию. То есть истинная красота неразрывно связана с красотой души, душевным обликом. А это, в свою очередь, непременно отражается и на лице. Так что именно к такой красоте следует стремиться в первую очередь, показывая ее мужу, детям и всем вокруг. Где бы мы ни оказались, нужно быть естественными, ведь естественный человек всегда прекрасен, как и всё настоящее. Согласны со мной?

Сравним, к примеру, живые цветы с искусственными: каким бы ни было сходство, искусственные цветы все равно проигрывают: они не благоухают, не растут, не вянут (а, как известно, многие цветы именно при увядании пахнут особенно сильно). Увядшая роза продолжает источать волшебный аромат – почему? Потому что он идет изнутри. Так и у человека. В каждом из нас есть благоухание. Господь всех создал бесконечно прекрасными, но мы не видим этого. Кто – самый красивый Человек на земле? Господь наш Иисус Христос. Именно Он – Источник подлинной красоты, но мы этого не понимаем. И поэтому каждый год миллионы и миллиарды тратятся на уход за лицом и телом – в погоне за настоящей, истинной красотой, которая, однако, продолжает ускользать от нас.

Если посмотреть на иконы святых, можно заметить, что в них нет светской красоты – того глянца и блеска, который так действует на наше воображение, вызывая сластолюбивые мысли. Это не значит, что в свое время эти святые не были красивы. Просто красота их была красотой души, что, несомненно, отражалось и на внешности. Например, Богородица – неужели Она не была красивой? Апокрифы говорят, что на людей Она производила неизгладимое впечатление, потому что в ней жила благодать Святого Духа, внушающая благоговение, смягчающая сердце. Глядя на Нее, невозможно было не видеть, как Она прекрасна. При этом Пресвятая Дева носила закрытую одежду, то есть Ее внешний вид не пробуждал никаких плотских чувств. Она оказывала воздействие на души людей.

Красивый по Богу человек – чистый, невинный и смиренный – оказывает на людей влияние, сам того не желая, а наоборот, стремясь скрыться от них. 

Его смирение и душевная красота не остаются незамеченными. Такой была Богородица, такими были святые. Смиренный человек прекраснее всех на свете, и внешность тут совершенно ни при чем. Вспомним, как после Литургии, прикоснувшись ко Христу, помолившись, причастившись и взяв просфору, мы выходим из храма во двор. Вокруг только и слышно: «С праздником! С Причастием! Как поживаете? Как дела?» Скажите, неужели в такие моменты все вокруг не кажутся нам красивыми? Абсолютно все. И в голову не придут мысли вроде: «Ну и страшный же ты! И там что за уродина…» Почему? Потому что в такие минуты мы смотрим на людей совсем иначе. И все нам кажутся симпатичными, красивыми и любимыми.

Вот что такое Божественная Литургия – она приводит нас в страну Бога, то есть в страну красоты. Ведь Бог – это и есть красота. Где Бог – там красиво, потому что там – смирение, благодать и простота, обладающие невероятной, притягательной силой. Нас привлекает Божественная красота, привлекают люди, наделенные Божией благодатью. И очень важно не потерять эту благодать.

Что такое женская красота и почему ее обожествляют люди?
Подробнее

Если ты молод и невинен, и чист благодаря своей невинности, – постарайся не потерять красоту души и тела. Молодая девушка всегда красива, и еще красивее она без макияжа – какой ее создал Бог. И когда утром, помолившись, ты идешь на работу или учебу без макияжа, всем видна твоя настоящая, подлинная, уникальная и неповторимая красота. Ведь мода – мода в косметике, мода в одежде – делает нас похожими друг на друга. И если ты будешь краситься и одеваться, как все, то потеряешь свою уникальность и станешь просто одной из многих.

Всё это я видел тем субботним вечером в электричке. Молодые люди, ехавшие со мной в одном вагоне, были одинаково одеты, одинаково накрашены, потеряв таким образом свою идентичность. Об этом хочу сказать вам и сегодня: старайтесь быть красивыми каждый по-своему. Как, например, Георгий Победоносец – у него свои черты лица, своя красота и святость; или мученица Марина, мученица Фотиния – каждая не похожа на других святых ни внешностью, ни святостью. Постарайтесь обрести свою красоту. Все вы – очень красивы, осталось только раскрыть свою внутреннюю, душевную красоту.

И знаете, как это сделать? Раскрыться навстречу Христу, Его Лику, которым Он смотрит на нас. Так вы примете Его красоту, и она отразится и на вашем облике, что обязательно заметят окружающие.

Самое красивое отражение своего лица, которое только можно увидеть, – это Лик Христа. Именно в Нем мы можем увидеть свой первообраз, то, к чему нужно стремиться. 

Лик Христа показывает нам, какими можно стать. И глядя на Него, понимаешь, что это вполне по силам.

Источник

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: