Кто заинтересован в конфликте и есть ли в прошлом опыт, на который можно опираться, чтобы предотвратить кровопролитие? Правмир попросил политолога Аркадия Дубнова и историка Амирана Урушадзе проанализировать события в Нагорном Карабахе.

«Показать силу и рубануть шашкой» 

Аркадий Дубнов, политолог, эксперт по Центральной Азии:

Аркадий Дубнов

— Все задаются вопросом «почему сейчас». Тут могло сойтись несколько факторов: воевать в этих странах лучше всего ранней осенью, когда уже не жарко, но еще не холодно. 

Второе. К этому моменту уже подводила военно-политическая обстановка в регионе — были июльские столкновения, запланированные и проведенные военные учения Азербайджана и Турции. То есть ружье давно смазали, прочистили, зарядили, не вечно же ему висеть на стене, должно оно в конце концов и пальнуть. 

В-третьих, Турция чрезвычайно усилилась в последние годы как региональная не просто держава, а супердержава. Особенно после участия в военных действиях в Сирии, где ей удалось создать зону безопасности вдоль северной границы, и после нескольких жестких инцидентов с Россией, когда она смогла выстроить с ней некий баланс отношений.

Есть ощущение, что Турция, принимая решение поддержать Азербайджан (а этот конфликт — полностью согласованное решение этих двух стран), понимала, что Россия на первых порах мешать не будет. Так и происходит. Ситуация для Москвы сегодня такая, что «третий фронт» ей не нужен. У нее и так холодная война с Европой из-за Навального плюс Белоруссия, где протестующие берут измором ближайшего союзника Москвы. Еще и Южный Кавказ — это слишком. 

Людмила Улицкая, Юрий Сапрыкин, Андрей Зубов — о конфликте в Нагорном Карабахе
Подробнее

Да, Армения проявляла известную строптивость в отношении к России и вообще устроила успешную мирную революцию, а в Кремле такое не приветствуют. И вот она заслуженно оказалась в тяжелой ситуации. Но в целом, полагаю, Кремлю большой выгоды от этой войны нет.

Что касается Азербайджана — там назрела необходимость решить проблему передачи власти, поскольку Ильхам Алиев уже не молод и не очень здоров. При этом он долгое время милитаризировал страну, поэтому должен хоть раз показать силу и рубануть шашкой. 

Про Армению говорить меньше оснований, она — пассивная сторона конфликта, на нее нападают. Тем не менее и у президента Никола Пашиняна могут быть соображения, которые позволят ему использовать войну для консолидации электората. В стране много экономических проблем и внутриполитических конфликтов, но армяне — люди особенного склада. Когда нужно, они объединяются, а внутренние прения отходят на второй план. 

И последнее: этот конфликт может привести к обострению межэтнических столкновений в российских регионах.

Это вообще вещь неприятная, потому что люди и так недовольны. И друг другом, и местной властью, и центральной, а тут еще и сведение счетов. Таким образом, армяно-азербайджанский конфликт создает риск дестабилизации внутри России.

«Эти войны ни для кого не заканчивались победой»

Амиран Урушадзе, научный сотрудник Южного научного центра РАН, участник исследовательского проекта Российского научного фонда «Войны и население юга России в XVIII – начале XXI века: история, демография, антропология»:

Амиран Урушадзе

— У армяно-азербайджанского конфликта очень давние истоки. Первый такой крупный конфликт в XX веке — это февральские события 1905-го года в Баку. Была так называемая армяно-татарская резня, погибло несколько сотен, а по другим оценкам — даже тысячи армян и азербайджанцев (которых в Российской Империи называли татарами). После этого конфликты тоже продолжались. Можно вспомнить резню в Шуше в 1920 году. 

Обострение нынешнего конфликта, его генеалогия, ведет начало с перестроечных времен. В конце перестройки началась активная дискуссия о территориальной принадлежности, административном подчинении, политической будущности Нагорного Карабаха. Потом последовала война, которая была едва-едва завершена в 1994 году. 

Периодически мы видим, что военные столкновения продолжаются. Очередная вспышка, которая началась вчера, — мы знаем, что она не единственная за последние годы. Было обострение в 2016 году, были бои на линии соприкосновения, если можно так сказать, летом 2019-го. Словом, это тлеющий конфликт, причем один из тех, которые показывают, как соседи, мирно жившие на протяжении длительного времени, стали непримиримыми врагами.

Вообще, если говорить о первом большом конфликте — в 1905-м, то для многих и армян, и татар это была неожиданная психологическая драма. Сами участники не понимали, что произошло и почему закончилось такой большой кровью. Что интересно, многие обвиняли не себя или противника, а Российскую Империю. Было такое, как мне кажется, психологическое вытеснение: это не мы виноваты, это государство вело неправильную политику. Потом таким объяснением пользовались левые политические организации. Писали, что, дескать, это не татарская и не армянская пуля убила человека, а это была пуля самодержавия.

Как-то ему пришлось рыть две детские могилы
Подробнее

Возможно, одним из истоков этого противостояния стало то, что армянское население было в социальном отношении более состоятельно. И социальный конфликт приобретал национальную окраску. С другой стороны, религиозный мотив тоже присутствовал. 

Кстати, любопытно, что, события в Баку 1905 года отчасти удалось остановить после того, как власти организовали совместную городскую процессию армянского и мусульманского духовенства. Это был своеобразный крестный ход с политическим оттенком — в нем участвовала высшая администрация России в Баку в лице губернатора Накашидзе. 

Если говорить о современной ситуации, то, мне кажется, что могло бы помочь какое-то совместное выступление духовных лидеров Азербайджана и Армении с призывами к мирному разрешению конфликта. 

Во всех подобных ситуациях историю используют в качестве инструмента. Тут и армянам есть, что вспомнить, когда они пытаются обосновать исторические права на определенные территории – в первую очередь так называемую Великую Армению, которая существовала во II веке до н.э. — V веке н.э. С точки зрения азербайджанской стороны, тоже можно привести исторические примеры, когда эти территории находились под юрисдикцией мусульманских правителей. 

И та, и другая сторона могут приводить одинаково эффектное историческое обоснование своей правоты. На Кавказе это происходит сплошь и рядом.

Но такое обращение к прошлому способно только обострить противостояние. 

Если же обращаться к истории как к опыту преодоления военных распрей — тут можно найти другое. Вспомнить о том, к чему они приводили. Это никогда не заканчивалось решительной, триумфальной победой одной из сторон. Были колоссальные жертвы, кровь, разрушения целых городов — и никакого триумфа. История говорит, что война и ненависть бесперспективны.

При поддержке Фонда президентских грантов
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.