Архиепископ Луганский и Алчевский Митрофан: Отношения с УГКЦ мы хотели бы выстраивать симметрично

Источник: ПРАВОСЛАВИЕ.RU

В течение последней недели в украинских СМИ говорят о конфликте между православными и греко-католиками в г. Хмельник Винницкой области, где православные якобы не дают греко-католикам построить часовню. За объяснениями портал «Православие в Украине» обратился к председателю отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви архиепископу Луганскому и Алчевскому Митрофану (Юрчуку).

– Ваше высокопреосвященство, расскажите, пожалуйста, в чем суть межконфессионального конфликта в Хмельнике.

– Мы внимательно следим за развитием событий. Детально ознакомившись с материалами, выслушав наше духовенство на месте, хотел бы сказать, что ситуация в СМИ подается не совсем правдиво. Предыстория этого конфликта такова.

Религиозная община святого Иоанна Богослова Украинской Греко-Католической Церкви в г. Хмельник была зарегистрирована еще в 1992 году, но долгое время существовала только на бумаге. В 2010 году был зарегистрирован устав этой общины в новой редакции, и в то же время местной экзархией УГКЦ был приобретен дом в Хмельнике, где поселился священник. Параллельно с этим в 2010 году греко-католическая община обратилась к городским властям с просьбой о предоставлении земельного участка для строительства в Хмельнике храма своей конфессии. Но тогда им не удалось его получить.

В течение 2011 года греко-католическая община г. Хмельника располагалась в здании районной больницы, откуда была вынуждена уйти из-за того, что почти никто из пациентов и городских жителей не посещал их богослужения и не обращался к их священникам по каким-либо вопросам. Последнее время небольшая община (около 20 членов) греко-католиков молится в небольшом помещении, которое им выделил местный римско-католический костел.

В июле 2012 года городской совет Хмельника принял решение о предоставлении приходу святого Иоанна Богослова УГКЦ разрешения на разработку паспорта привязки для размещения временного сооружения – часовни на углу улиц Некрасова и Свердлова в г. Хмельнике. Православные узнали об этом решении из официального сайта городского совета и начали собирать подписи против такого решения городского совета.

Основной аргумент жителей города заключается в том, что на месте, на которое претендуют греко-католики, уже около семи лет стоит православный крест, установленный властями, и православные священники постоянно совершают у креста панихиды по жертвам Голодомора. Кроме того, место возможного строительства примыкает к территории кладбища, где похоронены православные христиане, и поэтому люди возмущаются возможностью строительства рядом греко-католического храма. Крест расположен непосредственно возле православного кладбища, а католическое кладбище находится в стороне. То есть православные не против того, чтобы греко-католической общине предоставили участок для строительства часовни, а за то, чтобы его предоставили в другом месте.

Отдельно хотел бы подчеркнуть, что против греко-католической часовни выступали не только православные, но и вообще обычные жители города и общественные организации, например председатель городской организации ветеранов Украины Анатолий Лоик, который рассказал о недовольстве принятым решением властей и у представителей ветеранского актива города.

– Владыка, но в сюжете на канале ICTV одна из православных прихожанок угрожала греко-католикам резней в случае, если часовню все-таки будут строить.

– Конечно, в порыве эмоций простые люди могут наговорить лишнего. Очевидно, что никакой резни не будет. Но и людей нужно понять. Поскольку перед предоставлением упомянутого разрешения люди не были проинформированы о возможности строительства греко-католической часовни, не было проведено общественных слушаний. Более того, часовня не предусмотрена генеральным планом застройки города.

Кроме того, нас удивляет тот факт, что православные по крещению и происхождению депутаты в Хмельнике готовы выделить землю греко-католической общине из 20 человек, а тысячам православных, принадлежащим нашей Церкви, во Львове депутаты – греко-католики до сих пор отказывают в земле под храм.

Отношения с УГКЦ мы хотели бы выстраивать симметрично. А так о ситуации в Хмельнике все кричат, а о том, что ни в Черткове Тернопольской области, ни в Бродах Львовской области, ни в других местах с преобладающим греко-католическим населением православные УПЦ не могут получить и клочка земли под храм, – никто не говорит.

В Черткове, например, с 2003 года действует наша община, которая состоит не из 20, а из 70 верующих. По словам настоятеля священника Андрея Кинашевского, в течение этих лет от сессии до сессии община неоднократно просила местные власти выделить землю – и никакого результата. Все отказы в выделении земли под единственный на весь Чертковский район храм УПЦ были абсолютно неаргументированными. Игнорируя религиозные потребности части своих жителей – верных УПЦ, до сегодняшнего дня городской совет выделил минимум три участка под строительство культовых сооружений других конфессий.

Поэтому, когда возникла ситуация в Хмельнике, в отдел внешних церковных связей УПЦ звонили наши прихожане из Западной Украины и возмущались, цитирую: «непонятной толерантностью и уступчивостью со стороны горсовета г. Хмельника к идентичной ситуации с общиной греко-католиков этого города». Если быть толерантными и справедливыми, то так же нужно относиться и к общинам УПЦ в Западной Украине.

В Бродах Львовской области наша община насчитывает 300 верующих, которые лишь после многих лет бюрократических мытарств – и то через суд – смогли получить землю под строительство храма. Так давайте будем по-человечески выстраивать наши отношения. А то из греко-католиков делают «мучеников», а из православных – «гонителей». Считаю, что это несправедливо.

– Владыка, какой выход вы видите из этой ситуации?

– Во-первых, не нужно заострять противостояние и драматизировать ситуацию. Я бы посоветовал греко-католикам отказаться от этого участка и подыскать другой, но консультируясь с православной стороной. Потому что, по нашим данным, перед предоставлением разрешения на разработку паспорта привязки не организовывалось никаких общественных слушаний, людей об этом никто не информировал. Именно поэтому люди возмутились.

Мы готовы к конструктивному разрешению этой ситуации и можем даже привести пример, как мы выходили из подобных ситуаций в других местах с другими религиозными деноминациями.

Например, в Крыму, в селе Лозовое Симферопольского района, местные власти выделили земельный участок на территории старого мусульманского кладбища для строительства православного храма. Однако когда Духовное управление мусульман Крыма обратилось к митрополиту Симферопольскому и Крымскому Лазарю с просьбой отказаться от выделенного земельного участка, учитывая упомянутую причину, владыка для сохранения межконфессионального мира пошел навстречу, направил соответствующее письмо к местным властям и попросил выделить другой участок, за что представители мусульманской общины искренне его благодарили.

Итак, я бы хотел попросить средства массовой информации не демонизировать прихожан Украинской Православной Церкви. Мы всегда готовы к диалогу и открытым прозрачным отношениям. С мусульманами мы смогли найти общий язык, так разве не найдем с христианами – греко-католиками? Но нам бы хотелось видеть открытость и честность и с их стороны. Абсолютно недопустимы попытки переманить в греко-католические общины православных по крещению людей.

Если греко-католическая община в Хмельнике сделала бы шаг к диалогу, то это лишь добавило бы ей чести.

– А какова ситуация в Белой Церкви? Ведь вчера епископ УГКЦ Иосиф (Милян) на сайте РИСУ обвинил прихожан УПЦ в том, что они препятствуют греко-католикам строить храмы и в этом городе?

– С этой ситуацией я также очень хорошо знаком, поскольку до недавнего времени возглавлял Белоцерковскую и Богуславскую епархию. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, позволю себе частично процитировать рапорт нашего священника из прихода села Малая Ольшанка отца Сергия Усатого, чтобы передать суть дела из уст непосредственного свидетеля той ситуации. Тем более что на сайте РИСУ также дана прямая речь греко-католического священника из этого села – отца Василия Мизюка.

Итак, когда в село Малая Ольшанка прибыл назначенный мною священник Сергий Усатый, то, по его словам, он увидел, что «на многих домах висели приглашения на беседу с православным священником отцом Василием, и не указывалось, к какой конкретно конфессии он относится. По рассказам людей, этот священник представлялся клириком “Украинской Православной Церкви Национальной”, и ничего не говорилось о греко-католиках. Также, чтобы полностью ввести в заблуждение людей, организовывались поездки в Почаевскую лавру, но часто во время паломничества по тем или иным причинам менялся маршрут и посещались различные духовные центры УГКЦ. Об этом мне рассказала одна из участниц такого путешествия. Также об обмане говорит тот факт, что долгий период – примерно полгода со дня существования этого прихода – на дверях помещения, где проводились их богослужения, было написано, что это Свято-Михайловская часовня, и ничего не указывалось, к какой Церкви он относится.

В то же время с первого дня основания нашего прихода на входной двери было указано, что мы относимся к УПЦ. К сожалению, лист с этой надписью регулярно срывался неизвестными, и, приезжая на каждое богослужение первые полгода, мне приходилось приклеивать новый. После чего я обратился к своим прихожанам с предложением спросить у “новоиспеченных” греко-католиков, почему они и их настоятель боятся, а возможно брезгуют своим официальным названием. На что их прихожане отвечали, что их название дословно “Украинская Православная Национальная Апостольская Вселенская Церковь”. Я был очень удивлен и спросил: если она Украинская, то почему Вселенская, а если Национальная, то почему Апостольская? Главное, что ни одного слова об УГКЦ, на что мои прихожане ответили: “Отец Сергий! Спросите у них сами, потому что они на нас бросаются с ругательствами”.

Однажды я по делам приехал в свой храм, со мной был архидиакон Константин из Спасо-Преображенского собора, который был удивлен, что поблизости находится униатский приход, и изъявил желание пойти посмотреть, также и я заодно пошел посмотреть, есть ли официальное название. Когда мы подошли, то дверь была открыта, и мы вошли внутрь. В помещении было две группы детей, отдельно мальчики и девочки. Как ранее мне рассказывали прихожане, униатский священник почти каждый день угощал местных детей сладостями, мороженым и раздавал разные подарки из гуманитарной помощи, поэтому дети приходили часто. Я обратился к женщинам, которые также там были, с вопросом, где их священник, но они ничего не ответили. Тогда я спросил, каково официальное название их Церкви, они не смогли ответить и сказали, чтобы я спросил их священника, который, как оказалось, был там и почему-то прятался за детьми в углу. Я спросил у него название Церкви, к которой он относится, показав ему свое удостоверение священника. Он отказался показывать свое удостоверение и не называл названия своей Церкви. Я сказал, что так делают воры и шарлатаны, которые ложью заманивают людей в ловушку.

Тогда я сам сказал, что он относится к УГКЦ, и попросил присутствующих найти в этом названии слово Православная, на что они молчали. Тогда униатский священник сказал, зачем это все говорить при детях. Я спросил у детей, в какой Церкви они были крещены, на что они хором громко ответили: в Православной! После чего я сказал: “А вы знаете, что этот священник не является православным?” Дети были удивлены. После моих слов матушка греко-католического священника начала выводить детей из помещения.

Женщины, которые там были, спросили, зачем я пришел. Я ответил, что, так как они все крещены в православной вере, я несу за них ответственность как православный священник до тех пор, пока они публично не отрекутся от Православия. Женщины ответили, что они не отрекутся от Православия, но назад не вернутся, потому что приложили много усилий и средств на создание этого прихода. В конце разговора я вежливо попросил отца Василия повесить табличку с официальным названием своей Церкви и отметил, что если нет, то я сделаю это собственноручно.

Во второй день я приехал в свою церковь и был очень удивлен тем, что, когда мои прихожане, которые убирали в церкви, увидели меня из окон, с радостными криками: “Наш батюшка приехал!” – выбежали мне навстречу. Я спросил, почему они так реагируют. Они ответили: “Нам сказали, что вас посадили в тюрьму, потому что вы вчера выбрасывали детей из униатской церкви, а их священника таскали за шиворот. И также сказали, что вас здесь больше не будет, потому что машину вашу сожгут». Я, смеясь, спросил: “А как же машину мою сожгут, если я в тюрьме?”

Но после этих событий произошли и положительные изменения: через некоторое время униаты повесили табличку со своим названием – дословно: “УГКЦ, которая находится в общении со Вселенским Православием”. После чего, поняв обман, половина их прихожан оставили приход, некоторые преодолели в себе гордыню и стыд и вернулись в Православную Церковь, другие не смогли».

Я позволил себе процитировать рапорт местного священника, чтобы передать суть сложившейся ситуации в селе Малая Ольшанка. Мы уже говорили ранее, что нас беспокоят такие случаи прозелитизма греко-католических священников среди православного населения. Поверьте, таких случаев немало, к сожалению.

– Владыка, каким вы видите в дальнейшем развитие отношений между УПЦ и УГКЦ, учитывая возникающие проблемы?

– В публикации на сайте РИСУ, которую я уже упоминал, греко-католический священник из села Малая Ольшанка фактически признает, что в своей деятельности ориентировался именно на привлечение в греко-католическую общину православных граждан, которые «хотели постоянно ходить в церковь». То есть греко-католический священник открыто занимался переманиванием православных верующих в свою общину. А это и есть прозелитизм.

Такие действия были осуждены в известном Баламандском соглашении, которое в 1993 году подписали официальные представители Православной и Католической Церквей. В частности, 15-й пункт этого соглашения прямо говорит, что в отношениях между католиками и православными «недопустимо привлечение людей из одной Церкви в другую». И мы должны придерживаться этого правила.

Кроме того – и уже ранее с таким предложением выступал в СМИ мой заместитель протоиерей Николай Данилевич – выходом из таких и других ситуаций могло бы быть создание определенной неформальной рабочей группы из представителей наших конфессий. Несмотря на поверхностную видимость хороших отношений, между нашими Церквами существует целый пласт проблемных вопросов, и жизнь показывает, что эти проблемы постоянно всплывают.

Перевод с украинского: Православие.ru

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: