ДЦП – не приговор

|

В мире миллионы людей страдают тяжелой болезнью – ДЦП (детский церебральный паралич). К сожалению, эта болезнь пока неизлечима. Просто у одних она незаметна, у других – малозаметна, у третьих – страшно смотреть… Я не буду описывать всю специфику болезни, ее симптомы и формы. Не буду хотя бы потому, что простому читателю это может показаться неинтересным и непонятным, поскольку только встретившись лицом к лицу с больным ДЦП, можно понять, что это за болезнь. А врачи и без моих разъяснений знают об этой болезни.

Я хочу рассказать об уникальном (на мой взгляд) Центре, где ДЦП если даже не излечивают совсем, то значительно облегчают жизнь больным. Этот Центр находится в Москве. О нем, к сожалению, почему-то мало кто знает, хотя в Центр госпитализируют не только жителей Москвы. Иногородние тоже могут попасть туда с разрешения Департамента здравоохранения г. Москвы. Мне довелось провести чуть больше двух месяцев в этом Центре. Но за это время у меня набралось столько положительных впечатлений, эмоций, что молчать я просто не могу, да и не имею права, так как считаю, что информацию об этом Центре необходимо донести до огромного количества больных, а также до многочисленных фирм, компаний, которые вполне могли бы оказывать материальную поддержку Центру. Итак, ЦМСР ДЦП (Центр медицинской и социальной реабилитации инвалидов с ДЦП).

Центр находится в районе Царицыно, прямо возле заповедника Царицыно. В этом прекрасном живописном месте и проходят реабилитацию инвалиды. Реабилитация, как ясно из названия, не только медицинская, но и социальная. Людям, всю жизнь прожившим в четырех стенах своей квартиры или в интернатах, помогают «влиться» в общество, вступать в контакт друг с другом и со здоровыми людьми. Им помогают адаптироваться, избавиться от комплекса «никомуненужности», которым страдают большинство больных ДЦП, сидя дома, лишенных общения с другими людьми. Часто такой больной внушает сам себе, мол, вот, я никому не нужен, со мной неинтересно, поэтому я и не буду знакомиться и дружить с кем-то. Иногда подобные мысли внушают родители, якобы желая предупредить ребенка, что в будущем от него часто будут отворачиваться, будут «посылать куда подальше». Но это все только негативно сказывается на психике больного, что приводит к появлению вышеупомянутого комплекса. Сотрудники Центра всеми своими силами стараются помочь больным, доказать обратное – что они такие же люди, как и все, что они свободно могут вступать в контакт со всеми, не стесняясь своих недостатков, могут знакомиться, заводить друзей, находить свои половинки, строить планы на будущее. Это дается сотрудникам Центра очень нелегко. Ведь больные поступают уже с нарушенной психикой, с неадекватным пониманием происходящего, да еще и с большими физическими проблемами – сильным подергиванием (спастика или гиперкинезы), плохой речью, ограничениями в движениях. Со всем этим приходится справляться и медсестрам, и лечащему персоналу, и педагогам, и психологам. Несмотря на маленькую заработную плату, все эти люди работают. И работают, не жалея себя. Здесь нужно более подробно описать работу хотя бы некоторых сотрудников этого Центра.

Огромную работу проделывают медсестры, ухаживая за больными. Тех, кто не может сам себя обслужить, нужно утром одеть, помочь с туалетом, три раза в день накормить, напоить, вечером раздеть и уложить в постель. «Ну и что тут такого? – скажут некоторые, – Обычный уход, как за детьми». Но… не дети. Это взрослые люди от 18 до 70-80 лет, неспособные самостоятельно передвигаться, что-то делать руками. Представьте, сколько сил и терпения требуется, чтобы попасть ложкой в рот больному, у которого голова болтается из стороны в сторону, не останавливаясь ни на секунду. Да, не на минуту, а именно – на секунду. Эти больные были бы очень счастливы, если б хотя бы на минуту перестали дергаться. Но… Такова судьба. И медсестры это понимают, терпят и продолжают делать свое дело, не говоря ни одного грубого слова пациентам. А ведь в наше время сплошь и рядом мат, нецензурная брань, издевательство. Но в этом Центре этого нет. Я не могу отвечать за все неврологические отделения, но за то, в котором я был, я отвечаю. В связи со своей болезнью я лежал во многих клиниках, больницах, центрах. Но нигде и никогда я не встречал такого доброго отношения к больным, такого ухода со стороны медсестер. Нигде и никогда.

Что касается работы воспитателей, педагогов, то это тоже отдельный разговор. Эти люди работают над речью пациентов, над развитием памяти, дают те знания и навыки, которые больные по каким-то причинам не смогли получить в школе. При чем работают они всего в двух небольших комнатах, куда собирают 20-30 человек одновременно. Пациенты сами идут в этот «Класс» (так называют эту комнату), потому что там всегда царит атмосфера добра, понимания, готовности помочь. Но каково самим воспитателям, педагогам? Они работают по четыре человека в каждой смене. Одновременно и почти в одной комнате. Им приходится привозить коляски с других этажей, завозить в «Класс», находить место, куда поставить так, чтобы человеку было удобно. А это очень непросто. Ведь в комнате помещается 10-15 колясок. А в одном третьем отделении было 11-12 человек в колясках. Всего в Центре, получается, одновременно находится от 30 до 50 колясочников. И почти все они хотят быть в «Классе», общаться друг с другом, играть в шахматы, шашки. Можно себе представить, как тяжело педагогам разместить всех в комнате, расставить коляски. При чем не просто расставить, а сделать это так, чтобы каждому было удобно, чтобы никто не оставался в стороне от других. В комнате даже ходить невозможно. Педагогам приходится в буквальном смысле пролезать между колясками, чтобы пройти куда-нибудь. К сожалению, комнаты большего размера, подходящей под «Класс», в Центре нет. Но ее можно сделать, оборудовать. Для этого требуются большие средства. А дотации в Центр поступают только из Департамента Здравоохранения Москвы. Никакие крупные компании не финансируют Центр. Только небольшие общественные организации помогают, и некоторые звезды нашей эстрады. Чтобы хоть немного разнообразить серую жизнь пациентов, в Центр иногда приезжает Александр Барыкин, группа «Дюна», Наталья Сенчукова, группа «Балаган Лимитед», представители шоу-бизнеса. Они дают концерты в актовом зале и привозят подарки. Это тоже следует отметить, потому что инвалиды почти не бывают на концертах наших звезд. И приезд любого популярного коллектива или исполнителя – это всегда большой праздник.

К пациентам часто приходит священник из царицынского храма, проводит беседы, а по праздникам – небольшие богослужения. Это тоже очень важно для инвалидов, если учесть, что дома они редко могут посещать церкви, храмы. За это нужно сказать большое Спасибо Отцу Михаилу Потокину и его помощникам. И, конечно же, воспитателям и педагогам, которые привозят коляски в актовый зал, размещают их там, а потом развозят обратно по этажам в палаты. Вообще, труд этих сотрудников Центра бесценен.

О работе психологов тоже следует рассказать. Во всем Центре работают только два психолога. Они уникальные специалисты, специализирующиеся на работе с инвалидами ДЦП. В царицынском Центре к психологам приходят с самыми различными проблемами и вопросами. И никто не остается без помощи. Работа специалистов настолько эффективна, что пациенты рекомендуют друг другу обратиться к ним. Но работать психологам тоже очень и очень непросто. Рабочий кабинет маленький, не хватает специальных условий и оборудования, помогающего при работе с инвалидами. Среди проблем в работе психолога с инвалидами ДЦП есть и те же самые, с которыми сталкиваются педагоги, воспитатели – это плохая речь пациентов, сильные подергивания, нарушенная психика и т.д. Но со всем этим приходится справляться. Пусть даже не за два-три сеанса, но за те два-три месяца, что пациенты лежат в Центре, психологи очень хорошо помогают им. Ни о каких шаблонах в работе не может быть и речи. К каждому пациенту нужен индивидуальный подход. И психологи находят этот подход. Они помогают больным разобраться в себе, понять окружающий мир, людей. Для этого они используют разные методы, Рисование, работа с образами, танцевальные и музыкальные занятия. И, конечно – старый добрый разговор по душам, чтобы потом вместе разобраться, что пациент хотел сказать, что он думает, что чувствует. Вся эта работа настолько хороша и эффективна, что пациенты и сами не замечают, как пропадают те проблемы, с которыми они пришли к психологу. В конце работы больные уже даже и не помнят, с каким вопросом они пришли. А если даже и помнят, то смеются над этим вопросом, мол, я думал, что это такая неразрешимая проблема, а на самом деле все очень просто. Вот до какой степени грамотно и профессионально работают психологи в Центре.

Что касается медицинского оборудования, аппаратуры, то в Центре большинство техники иностранного производства. Взять хотя бы аппарат для вибромассажа. По словам сотрудников, в России нигде больше нет подобного аппарата. Но, опять же, это аппарат не отечественного производства. А значит, Россия еще далека от других стран по развитию в области здравоохранения. И хотя в последние годы все очень много говорят о национальном проекте «Здравоохранение», но налицо факт отсталости нашей страны от Европы. Откуда бы ни поступали средства в Центр, нацпроект все равно должен затрагивать больший спектр городских клиник и больниц. Иначе получается, что Москва находится за пределами территории Российской Федерации, на которую распространяется действие проекта. То же самое можно сказать и о зарплате лечащего персонала и медсестер.

В последние дни моего пребывания в Центре мне довелось взять интервью у самих пациентов. Все они довольны и лечением, и уходом, и отношением к ним. На пленке есть слова благодарности и педагогам, и воспитателям, и врачам, и психологам. Опрошенные пациенты в один голос на мой вопрос «Будете ли вы еще поступать сюда?» отвечали «Да, будем». И мне не нужно было спрашивать «Почему?». Они сами говорили только самые хорошие слова в адрес Центра и сотрудников. Они говорили, что то лечение, которое им дают, помогает. Да я и сам это ощутил на себе.

А еще я понял одну вещь. Когда ставят диагноз ДЦП, врачи как бы приговаривают людей. Приговаривают к страшным мукам в жизни, приговаривают к скорой смерти. Но те, кто хоть раз побывал в ЦМСР, понимают, что ДЦП – это еще не приговор.

В заключение хотелось бы обратиться от имени пациентов, которым этот Центр НУЖЕН, к крупным компаниям, организациям с призывом обратить свое внимание на это учреждение, с призывом помогать материально, а самое главное, морально. Ведь помогать вы будете не лечащему персоналу, не медсестрам, а, в первую очередь, инвалидам, нуждающимся в таком лечении, которое есть в царицынском Центре. Да, материально вы поможете Центру, но инвалиды будут чувствовать моральную поддержку. Ведь им нужны не деньги, а счастье и здоровье.

А их не купишь.

Вячеслав Егоров

2007 год

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
ДЦП и любовь: Вячеслав нашел жену после публикации «Правмира»

Интернат можно сравнить с тюрьмой. Разница есть, но небольшая

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: