Елена Альшанская: Термина «семейное насилие» в законе нет

|
Призыв Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства не закреплять в законодательстве понятие «семейное насилие» комментирует Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам».

Дискуссия вокруг термина «семейное насилие» кажется весьма странной, так как вообще не понятно, на чем она базируется. К сожалению, в последнее время очень часто в рамках православных объединений такие беспредметные дискуссии имеют место.

В комментарии Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обращениями в отношении Федерального Закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», совершенно непонятно, о чем идет речь и куда планируется ввести термин «семейное насилие». Я открыла новый Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» от 28 декабря 2013 года, который вступил в силу 1 января 2015 года, и вбила в поисковик слово «насилие». Это слово встречается там ровно два раза. Первый раз в статье о том, что социальный работник не имеет право применять физическое и психологическое насилие к своему подопечному.

И есть еще фраза о том, что гражданин может быть признан нуждающимся в социальной помощи по ряду причин, в том числе по такой причине как «наличие насилия в семье». То есть ровно то, что и предлагает сам протоиерей Димитрий Смирнов – вместо какого-то таинственного специфического «семейного насилия» признавать, что насилие может быть где угодно, в том числе и семье.

Так вот, никакого специфического термина «семейное насилие», непонятно что означающего, в законопроекте нет. А уж сам факт, что насилие может иметь место где угодно, в том числе, к сожалению, и в семье, никто, мне кажется, не оспаривал и не оспаривает.

Таким образом, вся эта ситуация, также как и ситуация со Светланой Агапитовой, говорит о том, что к сожалению, существуют какие-то люди, которые активно накручивают уважаемых священнослужителей, предоставляя им не правдивую, несоответствующую реальности информацию, тем самым занимаясь вбросами в медийное пространство.

Церковные власти этой информации почему-то верят и выпускают официальные заявления, которые базируются на этой непроверенной информации. Далее все начинают этому верить и обсуждать, при том, что любой человек может зайти на сайт «Консультант плюс» или «Гарант», открыть закон и сделать ровно то же самое, что сделала я. Ввести в поисковике словосочетание «семейное насилие» или просто слово «насилие». Предмета для обсуждения не существует в природе, в законе термина «семейное насилие» нет.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
В первый раз не посадят – разбираем законопроект о семейном насилии

Почему решили изменить статью и не развяжет ли это руки «домашним тиранам»

Почти половина россиян считает, что жертвы насилия сами виноваты

Около 77% опрошенных уверены, что в нашей стране существует много случаев незафиксированного насилия

“Найдите моим детям хороший детдом”!

Какие права детей защищать и как - рассказывает Елена Альшанская

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!