Елена Ленская: В результате слияния школ особые дети страдают в первую очередь

|

Сегодня от многих учителей и родителей приходится слышать мнение о том, что реформа образования разрушает систему обучения детей с особыми потребностями в образовании и уничтожает школы для таких детей.

Насколько угрожает их развитию реформа образования, и, если особые школы будут исчезать, что придет им на смену?

Комментирует кандидат педагогических наук, декан факультета «Менеджмент в сфере образования» и руководитель отдела развития Московской высшей школы социальных и экономических наук Елена Ленская:

 В Москве действительно очень стремительно происходит слияние школ, и авторы письма – московские педагоги – этим обеспокоены. Я тоже считаю, что это не очень продуманная акция. Нельзя с такими вещами спешить. Слияние – административная акция, которая ломает сложившуюся систему. Может, стоит сначала не ломать, а хотя бы изучить ситуацию и просчитать последствия такого вмешательства?

Практика слияния школ в мире существует, но, как правило, прежде, чем принимают решение о слиянии, школе дается несколько лет на исправление обнаруженных у нее недостатков. Ведь задача любой реформы – совершенствование школы, а для этого нужно время.

Также я согласна с авторами, что детям, которые нуждаются в специальных образовательных услугах (я бы меньше говорила здесь об одаренных детях, но больше – о детях с особыми образовательными потребностями), удобнее учиться в школах с небольшим количеством учащихся. Чем уязвимее ребенок, тем важнее, чтобы он был постоянно в поле зрения, а в слишком большой школе трудно уделить ему необходимое внимание.

Опыт многих школ свидетельствует о том, что в результате объединения сильных и слабых школ именно такие дети страдают в первую очередь – они не вписываются в новую образовательную среду и в конце концов уходят в такую же слабую школу, как и та, где они учились раньше.

А вот насчет специальных школ для детей с ограниченными возможностями здоровья я не во всем согласна с авторами письма. Детям, которые учатся в таких школах, потом, после окончания школы, бывает очень трудно социализироваться. Хорошо, когда они оказываются в общеобразовательной школе, среди сверстников и не чувствуют себя изолированными от общества..

Другое дело, что этим детям в общеобразовательной школе надо предоставлять услуги такого же качества, как в специализированной школе, что не всегда возможно – где-то норматив рассчитан неверно, а где-то педагоги не имеют соответствующей подготовки. Это еще одна причина, по которой нельзя спешить со слиянием и трансформацией, а в Москве, увы, торопятся.

Специализированные школы тоже необходимы – есть дети, которые даже физически не могут находиться в общеобразовательной школе. Например, дети с тяжелой формой ДЦП – им нужно специальное оборудование. Но можно посмотреть на опыт других стран: с какими проблемами дети включаются в общий образовательный поток (это называется «инклюзивное образование»), а с какими обучаются в специализированных школах- интернатах?

Есть и третий путь, когда школы для детей со специальными потребностями существуют как ресурсные центры – на некоторые занятия дети приходят туда, их учат специально подготовленные педагоги, а часть предметов они изучают в общеобразовательной школе. Армения начала вводить такую систему, и уже есть неплохие результаты.

Что касается нормативного финансирования, то оно существует в большинстве развитых стран и нигде не привело к унификации школ. Само по себе нормативное финансирование образованию не угрожает. Вопрос только в том, насколько удачно будет разработан норматив, насколько он учтет интересы разных групп детей и их семей.

Читайте также:

Петиция в защиту школ для детей с особыми образовательными потребностями направлена президенту

Что придет на смену особым школам?

Виктория Юркевич: Исчезновение школ для особых детей приведет к деградации общества

Ефим Рачевский: Школы для особых детей будут финансироваться, как и раньше

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: