Мучеников нельзя не любить

Исторический опыт новомучеников намного больше, чем опыт частного человека. Ни один человек не может выдумать превосходящих реальность исторических ситуаций и переживаний. В этом смысле судьбы новомучеников – это само по себе совершенное художественное произведение. Если учитывать, что оно описывает всё многообразие драматических коллизий, то более глубокого духовного опыта трудно представить. Это самый большой опыт за всё тысячелетие: здесь и переживания человека, и его падение, и в то же время самые возвышенные и героические примеры. Это, можно сказать, самое совершенное и идеальное, к чему пришел русский человек.

Игумен Дамаскин (Орловский), член Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви.

Протоиерей Николай Доненко – автор исследований о новомучениках и исповедниках Русской Православной Церкви, пострадавших в 1920-30-е годы, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы поселка Нижняя Ореанда, преподаватель Симферопольской духовной семинарии, член комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви.

odonenko1

Отец Николай, почему так неохотно мы беремся читать о новомучениках? Что в этом трудного?

Самое светлое, самое пронзительное, самое красивое, подлинное, это даже не русская наука, не русская поэзия, культура, не великолепные технологии и великие империи, а подвиг и страдания ради Христа, опыт положения своей души ради Церкви. Это, действительно, всемирное явление, это то, несомненное, что было в ХХ веке и что является теперь конструкцией русской жизни, Русского мира. Прославлено очень много великих святых, подвижников, мучеников, исповедников, святителей, которые достойны, чтобы поинтересоваться их подвигом, и вместе с тем отчего-то они не воспринимаются, умалчиваются, либо игнорируются. В каждом случае разный повод, но почти всегда жития древних святых читаются более увлекательно и заинтересованно нами, чем мученический ад тех, кто жил совсем недавно, в культурно психологической атмосфере, которая нам понятна и нам сродни.

Можно попробовать разобраться. Что мы видим? Если это жития древние, то всегда невероятное, выходящее за пределы здравого смысла, логики, рационального восприятия мира непрестанное чудо, постоянное вмешательство Бога и ангельских сил и яркая победоносность святого над своими мучителями. Если мы же смотрим на акты мучеников ХХ века, то мы не видим ничего подобного. Будто бы нет видимых вмешательств Господа, Пресвятой Богородицы, святых. Я припоминаю сейчас только чудо Пресвятой Богородицы в ситуации со святым Фаддеем, архиепископом Тверским. Но  это  не было массовым. Не видно той победоносности, напротив – страдания, поражения, раздавливания железным сапогом того или иного христианина.

Именно это останавливает современного читателя?

Психологически человек ХХ века любит быть на стороне победителей. Для него важно быть успешным, продвинутым человеком, или героем – победителем истории. В житиях же новомучеников чаще всего вообще нет никакой успешности в том языческом, культовом варианте, которая востребована современным миром, современной эстетикой. Мы знаем, что христианин  бывает искренне слаб, что Христос бывает на стороне тех, кто поражен, опрокинут и растоптан, кто расстрелян. Внешние признаки успеха и победы совершенно не обязательны  – «претерпевший до конца, той спасен будет».

Человека растоптали, убили, и он вышел победителем?

Если человек претерпел, хотя его и раздавили, замучили, растерзали, претворили в лагерную пыль, то да, он и есть победитель. В строго исконном христианском смысле.

Сила Божия в немощи совершается.

odonenko2Ознакомьтесь с актами мученичества святых XX века, с их подвигом, их судьбой – трагической и болезненной. Они – обычные люди, преодолевающие все, что вокруг и даже то человеческое, что есть в них самих. Их согласие на страдание… Современному человеку сложно читать о подобном. Психологически это не комфортное чтение. Оно доставляет много неприятных ощущений и обличает нас в том, что мы живем не так, что наша религиозность зачастую носит всего лишь прелестный характер и не имеет  подлинно церковного смысла. Ведь мы ищем чудесного, сладостного, утешительного, а не подлинного подвига, который приближает нас к Христу и того, что требует от нас истина. Необходимо отречение от эгоизма, себялюбия,  и жизненного успеха, на которые ориентируется современный мир. Это серьезный внутренний конфликт, именно он делает некомфортным чтение житий новомучеников.

Когда дело дойдет до исповедания Христа мы можем оказаться не готовыми к испытаниям из-за этих привычек?

Человек ХХI века бессознательно выбрасывает из головы неудобные мысли. И в прежние времена было так же. В ХХ веке многие не замечали того, как люди арестовываются, ссылаются и гибнут в лагерях. Чтобы сохранить себе и своей семье жизнь, человек не допускал к себе обличающие мысли, чувства, подозрения. Ну, думал он, что с того, что я замечаю несправедливость и преступления, ведь все равно ничего не смогу сделать.

Выходит, что они отрицались собственной совести?

Ну конечно же. Человек вычеркивает для себя часть  реальности и живет искаженными силами души и ума. Мы живем в пространстве постмодерна, когда понимание того, что подлинно и что мнимо, не рекомендуется и говорить об этом не принято, чуть ли не дурной вкус. Истина выдается за занудство, скукоту и, даже, тошнотность…

В книгах о. Дамаскина много информации, но истории все одна к одной. Читаешь: привезли, допрос, приговорен к расстрелу, расстрелян. Схематично даже. Это ведь тоже затрудняет чтение.

Да, материала очень много похожего, но одно дело факт, другое – прочтение этого факта. Через о. Дамаскина проходило невероятное количество следственных дел. И он подъял этот труд – новомученики канонизированы.

Чтобы жития новомучеников стали увлекательными для рядового читателя, нужно очень много времени для их написания. Придется привлечь всю историю жизни новомученика, потому что факт мученичества всегда имеет свой неповторимый контекст.

В те годы многих сажали и расстреливали. Уголовники, политические, гонимые за веру проходили один и тот же путь, одинаково гибли. Почему не канонизируют, скажем, невинно осужденных?

Все люди, так или иначе, страждут в этом мире. Все несут свой крест. Те, кто живет без Христа и без Церкви, без помощи Божией, часто ругаются, что крест тяжелый. Другие живут со Христом, несут свой крест призывая имя Господне и благодать Божия помогает им в трудную минуту.

В ХХ веке, как впрочем, и в другие времена, были люди, которые страдали невинно. Хороший человек, но пострадал: не разобрались, посадили, умер в тюрьме. Были люди, которые страдали за свои грехи: растрата или мошенничество, к примеру. Были и те, кто страдал за политические пристрастия.  Были диссиденты в советское время, которые страдали, чтобы  жить на западе. И страдали очень сильно – шумели, ругались,  протестовали, рисковали своей жизнью. Сейчас они получили то, что хотели и успокоились, живут дальше. И совершенно иной тип людей – христиане, которые были способны принять страдания из-за любви ко Христу.

Мученики страдали не потому, что они были сильными, мужественными, крепкими. Они не были пацифистами или бестолковыми овцами, которые шли, не понимая куда. Это было сознательное действие, это была победа по благодати и по духу. Если люди страдают ради Христа, ради Церкви Христовой, ради имени Божия, то Господь принимает этого человека и его страдания.

Житие какого новомученика произвело на Вас особенное впечатление?

Для меня главное впечатление, это уникальность русского ХХ века, который дал нам великие образцы мировой культуры: блистательная литература, музыка, поэзия, математика. И самое важное – ХХ век дал огромное количество мучеников, святителей истины, всех тех, кто молится Христу у престола Божия за всех нас за здравствующих и живущих, за собратьев по крови, за собратьев по общей судьбе.

Вспоминаются крымские преподобномученики. К примеру, преподобномученик иеромонах Варфоломей (Ратных) – крестьянин, простой монах, изгнанный из разрушенного монастыря, оказавшийся в Феодосии. Его расстреливают на основании его письма духовной дочери, в котором он пишет: «Итак, Ваше боголюбие, Господь глаголет: возьми крест свой и гряди по Мне! Что такое крест и ношение его и из чего он составляется у каждого? Крест многосоставный и разнородный: золотой, серебряный, медный, железный и деревянный, – но мы избрали себе крест железный, то есть терпение и упование на Бога. Веруем Ему, что Он уповающих на Него не посрамит, но подаст нам долготерпение со избавлением к прославлению Святого Имени Своего. Так и Вы возложите все упование на Бога, и Той тя препитает и спасет душу твою. Прославляй Господа и твори заповеди Его и спасешься… Не бойся ничего: куда бы Вас ни погнали, везде Господь и люди Его. Аще имеешь ум – уразумеешь. От жизни нашей современной сколько страдают, сколько слезы проливают. И даже кто не христианин. Нас же, христиан, лишают всего – жизни, но не бойся, малое стадо, ибо Господь благоволил дать нам Царство Небесное!.. Претерпевший до конца той спасется. Радуйтесь о Господе…»

Это письмо послужило поводом к расстрелу. Иеромонах Варфоломей исповедовал крест, терпение ради Христа, за это его и расстреляли. Вот подлинное исполнение Христианского долга.

Мучеников нельзя не любить. Они напрямую подражают Основоположнику всякого подвига – Христу. Они имеют особое дерзновение пред Богом молиться о всем мире и, конечно же, о своих ближних. Сопричастность же со святым всегда внушает нам духовную надежду.

Читайте также:

Почитаем ли мы новомучеников?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Мастер-класс жизни с Богом от Силуана Афонского

Представьте себе, что вы приехали к родному отцу и беседуете с ним по методичке

“Подонки в рясах” или негодяй во френче?

О чем напоминает очередная попытка совместить православие и сталинизм

Церковь вспоминает Мучеников Флора и Лавра

Святые были родными братьями не только по плоти, но и по духу.