Нюта Федермессер: Быть сиделкой — это потрясающий удивительный труд

|
Пост президента благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер о том, что значит — быть сиделкой.

Так сложилось, что я уже 2 суток нахожусь в палате реанимации московской больницы. В эти дни я – сиделка. Пациенты кругом тяжелые, у кого-то есть сиделка, к кому-то пришла жена, кто-то с медсестрами, которых, конечно, хотелось бы больше на отделение реанимации, особенно таких вот культурных и умненьких и хорошеньких. И вот я сижу и понимаю, что быть сиделкой – это потрясающий удивительный труд. Самый лучший. Да, не присесть. Ежеминутно то пить, то писать, то помассировать, то лекарства, то ингаляция, то позу поменять, а там уже снова пить, массаж, писать, менять позу, подмыться, надо улечься, иногда это долго и сложно, поправить одеяло, то жарко, то холодно. И конечно, если вот покакали, помылись, перестелили постель, натянули простынь, угнездились удобно с кучей подушечек, накрылись одеялом и засыпаем, то обязательно или сразу писать захочется, или медсестра придёт делать капельницу:))

И пациенты все разные – кто-то ворчливый, кто-то благодарный, кто-то не любит слов, а с кем-то надо комментировать каждое действие. В такой работе ни одной-ни одной минуты рабочего времени не проходит в праздной суете, сочинении ненужных бумаг, в длительных и утомительных встречах. Работа, где полезность свою и результат своего такого понятного и такого востребованного во все времена труда чувствуешь ежесекундно. Да, не присесть ни на минуту, но суточное дежурство улетает в один миг, но ни времени ни на смс, ни на фб, ни на размышления о трудностях жизни:)

Я явно не справляюсь. Устаю и хочу спать, и есть хочу и пить, и сама хочу сбегать в туалет и выйти на улицу:)) И ещё я все люблю быстро, а работа сиделки не терпит суеты, и продумывать надо заранее, как в шахматах, каждый шаг, я не умею так, видимо…

И ещё эта благороднейшая работа, для самых трепетных и для самых сильных людей.
Если сиделкой становится человек, который искренне считает это призванием, не видит в этой работе ни унижения, ни своего карьерного проигрыша, то это и правда самая лучшая и достойная работа в мире – ухаживать за больными.

Если мы сами можем почесать нос, поправить подушку, встать и сходить в туалет, постоять под душем, отрегулировать температуру воды, включить и выключить свет – то мы совсем-совсем не ценим это. Но беспомощность сразу делает все это неоценимо важным. И именно сиделка должна заменить незаменимое – самостоятельность. Незаметно, нежно, деликатно, с терпением и любовью, подстраиваясь под родственников, под особенности характера людей с деменцией, с болью, с плохим характером, благодарных или агрессивных – избавить их от неловкости и чувства униженности связанного с потерей самостоятельности.

И ещё нельзя человека научить быть сиделкой по учебникам. Потому что есть вещи, которым не научиться – вместе плакать и вместе смеяться; правильно повести себя с родственниками, которые подходят к постели умирающего; подмывать человека в постели так, чтобы ему не было неловко. Сиделка – это не про таблетки по графику и не про заодно помыть полы в палате, сиделка это про неподдельную любовь к человеку тогда, когда он на пике своей слабости и беспомощности. Да, вот написалось под конец правильное: сиделка – это про любовь.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Нюта Федермессер: Пасха — это день, до которого пациенты считают время, подарите им немного радости

Сейчас заканчивается страстная неделя, она всегда непростая, а для тех, кого нельзя вылечить, но кому еще…

Глава фонда «Вера» стала руководителем Центра паллиативной медицины Москвы

Задача Центра, как указано на сайте Департамента здравоохранения Москвы — избавление от боли, облегчение тяжелых проявлений…