О первом камне

|

Как сообщается, группа православных активистов начала сбор подписей за возврат в уголовный кодекс статьи за мужеложство, которая действовала в советский период. Должен сказать, что мне это не кажется хорошей идеей.

Если говорить о запрете на пропаганду гомосексуализма несовершеннолетним, то я полагаю, что он полностью оправдан. Когда под флагом “борьбы с гомофобией” в школы ломятся продвигатели образа жизни, связанного с в десятки раз более высоким уровнем заражения СПИДом, это полное безумие не только с церковной, а с любой точки зрения. Мы все хотели бы видеть наше юношество по возможности ВИЧ-отрицательным. Когда речь идет о публичном пространстве, тем более, об угрозе навязывания соответствующего порока на государственном уровне (как это уже происходит в некоторых других странах), мы можем и должны этому противиться.

Фото: prashant_zi, flickr.com

Фото: prashant_zi, flickr.com

Но вот преследовать людей, предающихся своему несчастью где-то за задернутыми занавесками, людей, которые отнюдь ни к кому не ломятся – это дело совсем другое. И вот оно совершенно неоправданно.

Гомосексуальное поведение, несомненно, греховно – как и любая вообще сексуальная активность вне брака. Попытки как-то переистолковать Писание, чтобы выкинуть из него ясное осуждение этого греха, выглядят настолько беспомощно ложными, что их просто неловко читать. Но пытаться использовать Библию в качестве уголовного кодекса – значит напрашиваться на большие неприятности.

Библия порицает отнюдь не только этот грех. Он находится где-то в середине перечня, который приводит Апостол Павел: “Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. (1Кор.6:9,10)”.

Первыми в списке идут обычные, “гетеросексуальные” блудники. Как насчет статьи за блуд? За пьянство? За злоречие? (Злоречивыми вообще давно пора заняться, да). Да и – поскольку, как пишет тот же Апостол, “весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. (Гал.5:14)”, надо бы криминализировать нелюбовь к ближнему. Кто ближнего не любит, тому лет эдак восемь, с конфискацией. А то много у нас развелось что-то нелюбви к ближнему.

Абсурдно? Но если грехи перед Богом должно наказывать государство, то у нас нет оснований выделять какие-то одни грехи – мол, однополых блудников за решетку, а обычные – пусть гуляют, и, если хотят, предаются пьянству и злословию сколько угодно. Это было бы весьма отвратительным лицемерием. Шариат в этом отношении хотя бы (теоретически) связен и последователен.

Я понимаю людей, которые хотят противостать безнравственности и злу – но давайте вспомним две вещи, которым нас научает наша вера – относительно зла и нас самих.

Зло бессубстанционально – это страшное слово просто означает, что зло это не наличие, а отсутствие, дыра в ткани бытия, как дырка в одежде или дупло в зубе. Дыра – это пустота там, где должна быть ткань. Порок – это дыра, зияющая на том месте, где должна была быть добродетель. Блуд – это отсутствие воздержания и верности. Глупость – это отсутствие мудрости. Гордыня – это отсутствие смирения. Злоба – это отсутствие любви.

Зло побеждается не борьбою со злом, а умножением добра. Бессмысленно просто бороться с темнотой – это приведет только к тому, что темнота наполнится криками злобы и боли, оставшись такой же беспросветно темной.

Темнота побеждается светом; и этот свет есть Христос. Процитируем еще раз обличения, с которыми Святой Апостол Павел обращается к Коринфянам. “Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего. (1Кор.6:9-11)”.

Апостол обличает грехи – в их числе и мужеложство, но начинает он не с обличения. Он начинает с блага – с Царства Небесного, которое во Христе даровано верующим. Мы являемся наследниками небесных благ; нам уготованы ни с чем не сравнимые, величайшие дары – и вот грех угрожает нас этих даров лишить. Как немыслимо ужасно лишиться Царства! Всякий человек, имеющий небесную надежду, вздрогнет от такой мысли и отшатнется от греха.

Другое дело, если ему просто нечего наследовать. Если он и так живет без надежды. Если все, что он видит перед собой – старость и смерть. Тогда хоть какая-то услада, хоть какое-то минутное опьянение греха – это все, что у него есть в его унылом и безрадостном положении. Требовать от него решительно отказаться даже от этого – просто потому, что кто-то, ему чужой и непонятный объявил это “безнравственным” – значит только впустую его озлоблять. Жизнь и так тосклива – а тут его хотят лишить хоть каких-то утешений.

Нравственное возрождение, решимость жить чистой, воздержанной жизнью, приходит только с верой во Христа, с надеждой на вечную жизнь, с теми новыми отношениями с Богом и ближними, которые для человека слишком драгоценны, чтобы ставить их под удар из-за греха.

Пытаться принудить неверующего жить по христианским заповедям бессмысленно – у него нет на это ни его личного произволения, ни благодати Божией, ни мотивации, ни сил. “Ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. (Рим.8:7)” Еще более бессмысленно звать городового, чтобы он принудил его к этому – во-первых, к каждому городового не приставишь, во-вторых, энтузиазм самого городового в деле насаждения добродетели и искоренения порока не стоит преувеличивать.

Можно только проповедовать ближнему Христа – и с молитвой ожидать “не даст ли ему Бог покаяния к познанию истины (2Тим.2:25)”. Такая проповедь может включать в себя и обличение греха, и опровержение ложных учений – но обличение не может существовать вне проповеди Спасителя. Святой Апостол Павел, пребывая в Афинах, “возмутился духом при виде этого города, полного идолов. (Деян.17:16)”. Очевидно, и с сексуальной этикой у Афинян дело обстояло весьма неутешительно. Но Апостол начинает не с нападок и обличений – Он начинает с проведи Бога, который призывает нас к вечной жизни.

Требовать от людей, чтобы они вели себя, как Христиане, в то время как они не только не Христиане, но и о Христе едва ли имеют представление, было бы нелепо. Мы не можем устрашить перспективой лишиться Царства тех, кто в любом случае ему пока чужд. Тем более, бессмысленно пытаться устрашить их городовым.

Другая важная истина нашей веры – то, что зло атакует нас изнутри; цель духов злобы – совсем не в том, чтобы заставить нас терпеть зло, но в том, чтобы склонить нас ко злу. Как сказал Корнелиус Плантинга, “Зло заражает всякий скальпель, которым его пытаются вырезать”. Поражая драконов, очень легко одракониться самому.

Мы все это видели – непримиримых борцов за терпимость, свободолюбцев, которых приводит в ярость всякое отклонение от партийной линии, насадителей всеобщего братства, при которых брат доносил на брата и сын – на отца.

Борьба со злом – это страшная, затягивающая воронка. Человек скоро уже сам не замечает, как делает вещи, от которых он отшатнулся бы еще месяц назад – но ему же надо побороть зло! Эта борьба становится все более и более всепокрывающей индульгенцией – раз я борюсь со злом, мне все можно. Способность человека к нравственной рефлексии, готовность задаться вопросом “правильно ли я поступаю” эффективно подавляется этой логикой борьбы. Даже сама мысль об оправданности своих поступков начинает казаться предательской. Человек не только уподобляется тому самому злу, с которым пустился бороться, но и становится хуже него.

Апостол не зря предупреждает “Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. (Гал.6:1)” Исправлять чужие грехи – опасное занятие. Тем более – преследовать чужие грехи. Нельзя не отметить, что борьба за нравственность часто приобретает довольно злобный характер. А злоба, ненависть, желание подавить своего ближнего – еще более короткий и крутой спуск в ад, чем блуд. Хотя блуд, конечно, ведет туда же.

Послание, которое нам поручено проповедовать – это слово благое, слово утешительное. Это послание о Спасителе, который возлюбил нас и предал Себя за нас, чтобы мы обрели прощение грехов и жизнь вечную. Да, грех надо будет оставить за порогом, там, в прежней жизни, чтобы войти в жизнь новую. Но это послание о любви и спасении. Благая Весть о прощении грехов – а не о том, что нам позволено объявить других людей худшими грешниками, чем мы сами, и на этом основании требовать от государства, чтобы оно их сажало в тюрьмы.

Нам, православным, вверена величайшая весть из всех возможных – весть о любви Божией, о прощении грехов, о вечной жизни, о спасении, о безмерной радости и утешении, красоте и славе Царства Божьего. И выходить с другим посланием – “главное в нашей вере то, что мы сильно не любим гомосексуалистов и хотим заставить их страдать” – значит изменять нашему призванию.

В Евангелии от Иоанна, когда к Господу привели взятую в прелюбодеянии, Господь не сказал “пренебрегите законом”. Он не сказал, “надо быть либеральнее”. Он не оправдал грех. Он сказал прощенной женщине “иди и впредь не греши. (Иоан.8:11)”. Но вот фарисеям Он сказал “кто из вас без греха, первый брось на нее камень. (Иоан.8:7)”. Господь указал им на то, что не им вершить Божий суд над грехом. И не нам. Мы все на этом суде – грешники, ищущие помилования. А испрашивание помилования себе плохо сочетается с исканием кар своему ближнему.

Читайте также:

На том стоим?

Ой ты гей еси, добрый молодец!..

Можно ли вылечить от гомосексуализма? Отвечают священники

Может ли гомосексуалист стать христианином?

Если да, то да, если нет, то нет

Прот. Владимир Шмалий: Гомосексуальность, не реализуемая на практике, еще не является грехом

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Патриарх Кирилл рассказал о признаках приближения конца света

Предстоятель Церкви призвал остановить «сползание в бездну окончания истории»

Любит ли Бог злодеев?

Да, и Страшный Суд Божий будет делом любви

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: