Ольга Рыбковская: Вопрос о посещении реанимации нужно закрыть раз и навсегда

Ольга Рыбковская – предприниматель, блогер, создатель сайта «Здоровье детей в наших руках». А еще – автор петиции, направленной главе Минздрава РФ Веронике Скворцовой, с требованием законодательно разрешить посещение больных (в т.ч. детей) в реанимации. На портале change.org был организован сбор подписей под обращением к Минздраву. За неделю петиция собрала почти 100 000 голосов, и их количество продолжает быстро расти. О перспективах развития ситуации в России Ольга Рыбковская рассказала в интервью «Правмиру».

– В составленной вами петиции сказано, что в России нет официального закона, запрещающего посещение родственников в реанимации (ст. 55 Семейного кодекса, ст. 53 Федерального Закона №323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»), почему же проблема допуска в реанимацию по-прежнему существует? Почему персоналу больниц выгодно не пускать родственников в реанимацию?

Ольга Рыбковская

Ольга Рыбковская

– Совершенно верно, такого закона нет. Более того, любой запрещающий закон на эту тему был бы прямым нарушением прав человека вообще и ребенка в частности.

Проблема с допуском остается по одной, на мой взгляд, основной причине – медперсоналу реанимаций есть что скрывать.

Это может быть несоблюдение пресловутых санитарных норм самим персоналом больницы, а также ненадлежащий уход за больным. Это, кстати, подтверждают многочисленные комментарии под петицией. Другие (объективные) причины запрета, как показывает мировая практика, легко устраняются.

– Какие основные поводы для отказа родственникам есть у Минздрава, или всё зависит от главврача конкретной больницы? Какие доводы против посещения чаще всего приводятся?

– Минздрав как раз ничего не запрещает. Да, все запретительные документы – это внутренние распоряжения главных врачей или заведующих отделениями медучреждений. Основной довод – соблюдение неких санитарных норм. Еще раз повторю, что это надуманный повод. Во-первых, это всё легко можно решить, во-вторых, эти нормы сразу исчезают, как только речь заходит о платном лечении, платной палате или частной клинике. Значит, дело не в них.

– В 60-е годы на Западе ограничения возможностей для родителей находиться с детьми в реанимации связывались со следующими факторами: риском распространения инфекций; вторжением в частную жизнь и нарушением конфиденциальности по отношению к другим пациентам; возможностью получения эмоциональной травмы пациентами, родителями и членами семей пациентов; ограниченностью имеющегося физического пространства для размещения членов семей в реанимации; нехваткой персонала для работы с родителями и членами семьи; нехваткой времени у медицинского персонала для работы с родителями и членами семьи; дополнительным стрессом, которому подвергается средний медицинский персонал.

Вы не могли бы прокомментировать эти ограничения с точки зрения российских реалий? Насколько они применимы сегодня, учитывая, что Запад от них отказался?

– Мы все уже давно живем в XXI веке, и многое, в том числе в медицине, изменилось. У нас есть высокотехнологичное оборудование, современные больницы, эффективные средства дезинфекции и, самое главное, положительный, гуманистический опыт европейских стран в контексте всего, что вы перечислили.

Тут не надо ничего придумывать, и российские реалии в этом плане, на мой взгляд, ничем не отличаются от немецких или канадских.

Коррупцию и взяточничество в сфере медицины обсуждать не будем, хотя это одна из важных составляющих именно российских реалий.

– Известны ли вам случаи, когда присутствие родственников в реанимации отрицательно повлияло на пациентов?

– Лично у меня подобного опыта не было. Но я уверена, что отрицательное влияние тоже может иметь место. И это надо учитывать при написании, например, правил поведения родственников в реанимации (без истерик, необоснованных претензий к персоналу и любого другого неадекватного поведения). Также я думаю, что перед посещением родственников необходимо направлять в кабинет психолога, который может рекомендовать правильную модель поведения с больным. Всё это решаемо и ни в коем случае не должно быть препятствием к посещению, так как цена поддержки близких людей неизмеримо выше, чем всё перечисленное.

Фото: life-trip.ru

Фото: life-trip.ru

– Каковы главные аргументы в пользу присутствия родственников в реанимации?

– Самый главный аргумент – это психологическая поддержка тяжелобольного человека. О детях разговор отдельный – для них вообще связь с мамой, папой является жизненно необходимой. К тому же ребенок просто не сможет понять, почему его оставили одного (бросили), а это тяжелейшая психологическая травма.

Второй важный аргумент – контроль работы медиков. Как раз это им больше всего не нравится, но ведь это можно рассматривать как волонтерскую помощь, верно?

Среднего персонала в больницах не хватает, и родственники с удовольствием могут взять часть его функций на себя (ведь речь идет о жизни близкого человека!).

Почитайте комментарии под петицией: те, кому выпало счастье быть в реанимации с родными, пишут о ситуациях, когда их своевременная реакция или действия спасли жизнь больного.

– Да, в комментариях к петиции огромное количество отзывов, люди рассказывают ужасные истории, делятся своим опытом. Были ли какие-то истории, которые повлияли на вас, убедили в необходимости составить петицию как можно скорее?

– Во-первых, у меня есть своя личная история на эту тему – много лет назад восемь дней и ночей я провела под дверью реанимации, в которой находился мой сын. Речи о каких-либо посещениях тогда не было вообще, я была в полном неведении о состоянии моего ребенка, и это было настоящим кошмаром и для сына (он был в сознании), и для нас, его родителей.

Во-вторых, я регулярно читаю в Facebook посты Фонда поддержки хосписов «Вера» и детского хосписа «Дом с маяком». Там подобные истории появляются регулярно, и, видимо, одна из историй явилась «последней каплей». То есть накопилась некая «критическая масса», и дальнейшее бездействие мне показалось уже невозможным.

– Как сейчас обстоит дело, насколько реально, что Минздрав разработает официальный документ, разрешающий беспрепятственный доступ родных в реанимацию?

– Мне неизвестно, что творится в недрах Минздрава, о конкретном документе говорить еще рано, но некоторые подвижки в этом направлении есть. Можно уже точно сказать, что нас заметили – есть заметки в СМИ и информация о том, что этот вопрос уже якобы решается в Думе. Также СМИ цитируют директора департамента коммуникаций Минздрава Олега Салагая, который отвечал мне в Facebook и еще раз подтвердил, что «…это право каждого пациента – быть посещенным родными и близкими, в том числе в реанимации».

Но пока это только слова. Нам всем необходимо объединить усилия для того, чтобы этот вопрос закрыть раз и навсегда: нужен безоговорочный документ, который будет законодательно выше всех «местечковых» запретов.

Фото: ria.ru

Фото: ria.ru

– Что нужно изменить в отделениях реанимации, чтобы родственники смогли проводить там постоянно время с больными родственниками и детьми?

1. Во-первых, изменить отношение чиновников от медицины к людям на человеческое и признать, что изоляция тяжелобольных пациентов от родственников не способствует их быстрейшему выздоровлению. Чаще всего – наоборот.

2. Отработать простую систему дезинфекции (комнаты с кварцевыми лампами, дезинфекция рук, маски, халаты и т.п.).

3. Разработать правила санитарии и поведения людей в реанимации. По возможности подключать к этому психологов.

4. В рамках защиты частной жизни и соблюдения конфиденциальности установить в реанимационных палатах элементарные перегородки (в Европе, например, это обычные занавески), отделяющие одну реанимационную кровать от другой.

5. Еще раз повторю, что ничего придумывать «с нуля» здесь не надо – есть богатый многолетний опыт других стран с высоким уровнем медицины.

Беседовала Мария Строганова


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Хабенский попросил Путина разрешить доступ родным в реанимации

Президент пообещал обсудить с главой Минздрава Вероникой Скворцовой, как можно повлиять на это «хотя бы методически»

Нюта Федермессер: Для пациентов порой нет ничего целительнее, чем тепло близких

Помните депутата Герасименко? Именно он начал вводить изменения в законодательсвто для того, чтобы обезболивание для онкобольных…

Юрист Андрей Карпенко: Пациент может сам написать заявление о допуске к себе в палату

Закон разрешает родителям присутствовать в больнице вместе с ребенком, но с оговоркой: если условия медицинского учреждения…