С надеждой и жить легче! Опыт социализации детей- инвалидов на примере группы канис-терапии «Солнечный Пёс»

Руководитель группы канис-терапии “Солнечный пес ” Татьяна Любимова

Доклад на Рождественских чтениях – 2008

Я хотела бы рассказать о нашем опыте социализации детей- инвалидов в группе  канис- терапии «Солнечный Пёс». Группа канис-терапии «Солнечный Пёс» работает на базе школы №1492 четвёртый учебный год. Занимаются у нас со специально обученными собаками дети от полутора до восемнадцати лет, (придут старше- мы не откажем). Диагнозы самые разные :ДЦП, аутизм, задержки психического и интеллектуального развития, Даун – синдром, различные соматические заболевания. Сейчас у нас занимается около 25 человек, работает 5 собак и 4 волонтёра. Занятия проводятся в основном индивидуально, но есть и небольшая группа, в которую входят приблизительно равные по подготовке дети.

  Конечно, основная работа по социализации наших детей происходит непосредственно на занятиях. Для многих детей даже сам факт того, что он выходит из дома, идут на занятия, где его ждёт общение с доброй большой собакой, немаловажен. Не раз родители в телефонном разговоре, когда просят записать их на занятия и слышат предупреждение о том, что канис-терапия – не панацея от всех бед, искренне восклицают : «Да нам хоть бы из дому куда-нибудь выйти!» И ведь действительно, это для многих проблема, огромное количество детей – инвалидов, даже если и живёт в семьях, просто не выходит из дома, годами!

И не только потому, что это зачастую физически очень трудно сделать: безбарьерная среда пока так и остаётся на бумагах чиновников и в их бодрых рапортах. На деле же передвижение по городу с инвалидной коляской представляет собой экстремальное, а зачастую и опасное приключение. Не выходят ещё и потому, что боятся, стесняются своих особых детей. Часто папы идут по пути наименьшего сопротивления и просто исчезают, предоставляя мамам самим справляться с океаном проблем, связанных с жизнью особого ребёнка. И приходят к нам усталые, издёрганные, с потухшим взглядом мамочки, и поначалу не знаешь, к кому первому бросаться на помощь : маме или ребёнку.

  Они как будто постоянно ждут удара, напряжённые, готовые в любую минуту накричать на и без того задёрганного ребёнка – не потому что не любят, а потому что боятся, что их и отсюда прогонят за несоответствие неким стандартам. И наша задача на первых порах – хоть немножко смягчить напряжение в семье, научить родителей радоваться хотя бы самому малому, что может их ребёнок.

Ходит к нам со своей мамой мальчик Костя, не самый тяжёлый, даже диагноз ДЦП уже готовы снять, но общеобразовательную школу не потянул, перевели в восьмого вида. Но мальчик себя обслуживает, ходит, говорит, сколько наших мам счастливы были бы, если бы их дети хоть десятую часть делали того, что может этот Костя! А маму Костя ужасно раздражает своей медлительностью, рассеянным вниманием, ей так хочется, чтобы он стал совсем такой, как все! Но он другой просто по жизни, он очень старается, но не может в один миг стать здоровым.

И вот однажды мы положили Костю между собаками – есть у нас такая команда «коврик!», когда собаки лежат спинами друг к другу, а ребёнок между ними греется и расслабляется. Даже с сильной спастикой малыши становятся мягкими и расслабленными, что уж о Косте говорить. И от избытка чувств потёрся Костя головой о мохнатую собачью голову, и вдруг рассмеялся. Мама его, как всегда, раздражённо спрашивает: «Ну, что ты смеёшься опять, что?» А сын с неподражаемой интонацией ей вдруг отвечает: «От счастья!»

Надо было видеть в этот момент лицо мамы. Она дрогнувшим голосом нам говорит: «Надо же, я даже не ожидала, что он может так умно ответить!» Казалось бы, мелочь, но с этого дня она как будто по- другому начала на Костю смотреть, и мы заметили, что Костя во время занятий оглядывается на маму, ловит её взгляд, ищет её одобрения. Между этими, самыми родными людьми, начала таять, казалось бы, бывшая непреодолимой ледяная стена непонимания и отчуждения.

На занятиях с собаками самооценка ребёнка в его собственных глазах, да и в глазах родителей повышается просто удивительным образом. Ведь, взяв поводок, ребёнок становится уже не один, он и собака- это уже команда, где главный-ребёнок. Но при этом ему нужно приспосабливаться к своему партнёру, слушать и выполнять команды инструктора, ориентироваться в пространстве. Всё это заставляет даже самых тяжёлых детей становиться более собранными, внимательными, у них развивается память и координация движений. Даже то, что надо действовать по правилам, развивает волю и дисциплинированность. Ребята приучаются и заботиться о своих четвероногих друзьях, на каждое занятие приносят угощение для собак, награждают за правильно выполненную команду, элементы ухода за собакой обязательно включаются в программу занятий.

Особенно заметны изменения, происходящие с нашими ребятами, во время общих занятий и праздников. По традиции, у нас проводятся ёлки, праздники встречи весны, мы отмечаем начало и конец учебного года. И если после летнего перерыва такие общие занятия помогают детям вспомнить полученные навыки, втянуться в ритм, то в конце учебного года праздник помогает нам подытожить проведённую работу: для нескольких детей из группы мы в прошлом году даже устроили настоящий экзамен, с билетами, с жеребьёвкой собак. Ребята отнеслись к нему очень серьёзно, и, надо сказать, что мы и сами не ожидали, насколько хорошо они справятся с заданиями.

 

  Но основная часть наших праздников- хороводы. Как правило, даже довольно сложные в поведении аутята охотно участвуют в хороводах, да и родители не отстают. Помимо оценки подготовленности детей, их отношения к собакам ( собаки тоже принимают участие), мы достигаем одновременно множества задач : тут и мотивация к общению, и соревнование, и развитие чувства единения с коллективом, ритма, памяти, внимания и т.д. Для нас очень важно, что более опытные и сохранные дети по собственной инициативе стараются во время групповых и общих занятий помогать младшим, трогательно опекают их.

В хороводах принимают участие и желающие здоровые дети, школьники, которые часто заглядывают к нам, чтобы повозиться с собаками и заодно волей- неволей общаются и с нашими детьми. Происходит взаимное обогащение: наши дети получают бесценные коммуникативные навыки, а здоровые дети учатся правильно относиться к особым людям.

 Причём, надо отметить, что общаются здоровые ребята с нашими детьми с удивительным тактом, считаются с их особенностями, но и не стремятся потакать любым их прихотям. То есть, правильно относятся, так, как надо. Получается, что у нас интеграция происходит как бы сама собой. Тут ещё можно отметить, что многие дети из «Солнечного Пса» начали и посещать различные школьные кружки, воскресную школу. Один аутичный мальчик ходил в наш храм, ещё до начала занятий в «Солнечном Псе», многие дети посещают храмы по месту жительства. Света Челнокова со своей мамой с прошлого года начала ходить в наш храм.

Надо было видеть её сияющее и одухотворённое лицо, когда она повернулась к нам после всоей первой исповеди, разрешительной молитвы священника. Именно СВЕТ и одухотворённость. И глубокая, тихая радость. Наши прихожане, кто видел её первый раз- не верили, что это “неполноценный” ребёнок. После службы наши особые дети вместе со всеми детьми воскресной школы принимают участие в трапезе, а потом- в занятиях, которые им по силам : тот же хоровод и рукоделие.

Оказалось, что учить общению и действовать по правилам нужно не только особых детей. Как – то в погоне за интеллектуальным развитием совсем упускается из виду, что наши дети не умеют играть друг с другом, их тоже надо учить действовать по правилам, которые одинаковы для всех. И наш хороводный опыт пригодился уже в храме для здоровых детей. Получается, что и в храме происходит взаимное обогащение наших, особых, и здоровых детей.  

  В связи с участием детей – инвалидов в евхаристической жизни хотелось бы ещё раз обратить внимание, что, к сожалению, далеко не во всех храмах такие дети допускаются к Причастию. Отказ причастить аутиста священники на местах объясняют недостойным поведением таких детей в храме, не совсем понимая, что имеют дело не с невоспитанными, а с тяжело больными детьми. Страдающих же ДЦП отказываются причащать, например, из-за слюнотечения. Видимо, настал момент, появилась необходимость выработать некоторые рекомендации для священнослужителей по этому поводу.

  Отдельно хотелось бы ещё раз сказать и об отношении к особым детям в храмах. Чаще мы сталкиваемся с одной крайностью: активным неприятием. И если в бесконечных мытарствах по кабинетам и чиновникам родители притерпелись к бесконечным унижениям, у них вырабатывается некая защитная реакция, то в храме равнодушие, а бывает, что и откровенная грубость оказываются неожиданными, и поэтому особенно больно ранят, а то и вовсе отталкивают от церкви. И отношение к особым людям в храме напрямую зависит от позиции в этом вопросе приходского священника.

  Да, наши дети неудобные, не всегда понятные, но и у них есть, чему поучиться нам, здоровым и благополучным. Нам очень не хватает их неизбывной, всепрощающей любви, незлобия, удивительной чистоты. Мы можем поучиться их оптимизму, мужеству и терпению. Какими мелкими оказываются застящие нам глаза бытовые переживания перед тем, что каждую минуту приходится преодолевать «альтернативно одарённым» людям!  

Другая же крайность- навязываемый СМИ миф о «детях индиго», сверходарённых существах, видящих ауры и вещающих на своём языке туманные предсказания. В церковной среде он приобретает несколько иные формы, вроде самочинной канонизации «святого Славика» Крашенинникова, умершего от тяжёлого заболевания. Книги с сомнительными «пророчествами» умирающего больного ребёнка расхватываются на православных ярмарках, как горячие пирожки. Невозможно не посочувствовать горю потерявшего ребёнка матери, написавшей книгу, но невозможно не возмутиться, как ловко и цинично из бреда умирающего мальчика слеплена дешёвая сенсация.

Для наших детей такое неумеренное почитание экзальтированных верующих может оказаться прямой дорогой к очень опасному духовному состоянию – прелести. Но родители таких особых детей сознательно отказываются от их реабилитации, мотивируя своё нежелание заниматься с ребёнком тем, что они не хотят разрушать этот «тонкий мир залетевшего к нам невесть откуда эльфа». Если раньше с аутистами не занимались, потому что считалось, что это не лечится, то теперь потому, что считают, что эти дети так всё знают об этом мире, и даже больше. Пусть этот эльф сам не умеет есть и штаны надеть не может – зато он видит ауры! К сожалению, не умеющего себя обслуживать ребёнка в случае утраты родителей ждёт медленное умирание в ПНИ, и никакие сверхзнания и ауры уже не помогут.

Об этом тоже надо помнить, и наша задача – не только помочь альтернативно одарённым детям выявить и развить их таланты, но и научить их жить и найти своё место в этом мире, общаться с ним на его языке. Надо сказать, что, если всё – таки пытаться делать шаги навстречу этому миру, можно многого добиться. Пример тому – наши традиционные ёлки. Поскольку в эту школу мы с первой нашей собакой, Олли, попали благодаря содействию дрессировочной фирмы «Эксллер дог», а её директор, Дмитрий Лялин, является по совместительству и владельцем сайта с большим кинологическим форумом, я с самого первого дня начала вести на этом форуме виртуальный дневничок наших занятий. Многие форумчане горячо переживали за ребятишек, которые у нас занимались, и старались хоть как – то им помочь. А когда приблизился Новый Год, возникла идея организовать ёлку, так сказать, отчётный концерт, и пригласить наших форумчан.          Директор школы, Татьяна Ивановна Аникина, человек, о котором я не могу говорить без восхищения, не только разрешила нам ёлку, но и приняла в её организации самое деятельное участие. А форумчане собрали подарки, деньги, организовали застолье, и получился настоящий праздник, на котором многие наши ребята впервые получили возможность не просто выступить, но и просто так, на равных, пообщаться со своими здоровыми сверстниками и взрослыми. И заодно получилась зимняя встреча форумчан. На той же, первой, ёлке и возникла традиция в новогоднем представлении- сказке с участием собак задействовать всех занимающихся детей, которые хоть что – то могут делать. Девочка Света, например, тогда впервые танцевала с Олли, и дальнейшие наши занятия строятся на совершенствовании её номера.

Теперь эксллеровские ёлки «Солнечного Пса» становятся доброй традицией, и помогают нам уже не только отдельные форумчане , но и несколько организаций, одни- подарками, другие- угощением, дружеский реабилитационный центр «Подсолнух» в этом году здорово выручил музыкальным сопровождением . И, конечно, неоценима помощь форумчан, которые помогли и на столы накрыть, и подарки расфасовать и приготовить.

  Мы с моими голденами Олли и Никой перед Новым Годом принимаем участие во многих ёлках для детей, и, как ни крути, ёлка для инвалидов всё равно остаётся ёлкой для инвалидов, изолированной. Получается, резервация – она и в праздник резервация. Это объясняется и отсутствием подходящих помещений, конечно же, в первую очередь, ведь, как правило, организации, работающие с «альтернативно одарёнными» детьми, ютятся в крошечных клетушках, за которые платятся немыслимые суммы аренды. А на крупных ёлках, как я заметила, дети вообще не общаются между собой, ни здоровые, ни инвалиды. По сути, на этих наших праздниках выходит так, что как – то само собой, незаметно, моделируется то самое, нормальное, здоровое общество, то самое отношение к инвалидам, которое должно быть: отношение, как к людям. Пусть пока в рамках праздника и школы, но ведь для форумчан теперь не только наши дети не чужие. Смею думать, что и к другим непохожим людям они теперь тоже относятся без страха и брезгливого любопытства, а с деятельным, дружеским участием, вот что важно. Может быть, это и есть самое главное рождественское чудо.

Ну и что там говорить о самих наших детях, не избалованных ни общением, ни подарками, ни вкусной едой, когда они попадают на праздник, где им рады, где для них с любовью и вниманием приготовлены подарки, именно такие, какие нужны, о которых мечтали, и где сами дети – не пассивные потребители удовольствий,   а активные участники.

  И что говорить о наших мамочках, геройски тянущих, часто в одиночку, своих детей на жалкие пенсии, измотанных бытом и хамством врачей , когда они видят своих детей, счастливых и нарядных, уверенно командующих собакой, со звонким хохотом едущих на паре с бубенцами, среди таких же счастливых здоровых ребятишек! Конечно, они расцветают! И смотрят на своих, даже тяжёлых, деток, совсем другими глазами. И гнетущие свинцовым вопросом «что будет дальше» материнские мысли всё-таки разгоняет лучик надежды. А с надеждой и жить легче.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Особый ребенок и собаки. Репортаж из центра канис-терапии (+ФОТО)

У Татьяны Любимовой, волонтеров и их собак нет ни минуты передышки. Только один ребенок выходит из…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!