Священник Сергий Круглов: Полгода истории с девицами-плясавицами

Священник Сергий Круглов

Сюжет о «панк-молебне» и его последствиях в течение многих месяцев будоражил прессу и общественность, как верующую ее часть, так и неверующую. Обсуждение новостей о самом событии и реакции на него велось на повышенных тонах, часто выходя за пределы корректной дискуссии.

О том, чему мы научились и чему не научились за эти пол-года, рассуждает клирик Спасского собора города Минусинска Красноярского края священник Сергий Круглов.

Полгода истории с девицами-плясавицами…. Воистину, достойная дата, чтоб ее отмечать!..

Это я пытаюсь горько пошутить, хотя и не до смеху. Что до девиц — они, хотя и отбывают наказание, но славу поимели в мире немалую, и славу эту во многом создали им именно мы, православные христиане.

Нет лучшего способа прославить Герострата, чем тот, который применяли, чтоб заставить его забыть…

На какие размышления навела меня вся эта история с «Пусси Райот», что, на мой взгляд, она явила на свет?.. Напомнила, прежде всего, слова: «Время начаться суду с дома Божия».

В этой истории открылись помышления многих сердец, и мы, православные христиане, как в зеркале, увидели сами себя, увидели, каково наше устроение, как мы ведем себя в кризисной ситуации:по-христиански ли, с мудростью, любовью и способностью к милосердию, завещанными нам Господом нашим Иисусом Христом, или с мстительностью, ненавистью, давая волю худшим чувствам, имеем ли, по слову апостола, дар различения духов. Увидели — насколько мы можем вообще называться христианами.

Всё это — повод всем нам вспомнить о том, что главное в Церкви, главная её святыня — не стены, колокола и купола, ничто вещественное, но личность: Христа и людей. А вот именно про это мы часто забываем, потому и довлеет над нами разнообразная злоба дня сего — политическая, национальная, бытовая. Потому мы, дети Царства Божия, мало похожи на взрослых детей, могущих служить примером и быть помощниками малышам, то есть быть евангельской солью земли, теми, через кого непросвещенные во Христе люди могут увидеть свет Христов, услышать весть Евангелия и войти в Царство Божие.

Мы скорее, в массе своей, похожи на подростков — инфантильных, но с завышенными требованиями к миру, безответственных, жестоких, недалеких, одержимых стадным чувством конформистов, так что поведение иных из нас напомнило мне поведение персонажей «Повелителя мух» Голдинга…

Однако кризис, суд Божий — не столько наказание нам, сколько урок, ибо всем Бог, как известно, желает спастись и в разум истины прийти.

В частности, после этого урока одно из домашних заданий Церкви таково: осознать, что после перестройки в течение примерно 20 лет мы, православные, жили в некоторой эйфории. Нам померещилось, что, раз гонений больше нет, то Церковь торжествует победу в России уже на века, ее авторитет по умолчанию признали все слои российского общества, и усердно занимались матчастью, колоколами и куполами, забывая о «едином на потребу». Мы посчитали, что окружающий мир априори перед нами благоговеет только по факту нашего крещения — а оказалось, что это не так.

История с «Пусси Райот», кощунства группы «ФЕМЕН», нападки на Патриарха и многие другие события ясно дали понять всем, и что наш внутренний церковный, такой, казалось бы, неизносимый из избы, сор всем хорошо виден, и что отношение к Церкви в обществе вовсе не однозначно. Многие претензии со светской стороны к Церкви в последнее время носят так или иначе выраженный посыл: «Если тебе комсомолец имя — имя крепи делами своими». Покажи веру из дел твоих — помните слова апостола Иакова?

И если иные дела тех или иных церковных людей, как ни крути и ни оправдывай, не то что христианскими, но и соответствующими порядочности светского уровня, не назовешь – то это для нас и есть урок, предмет покаяния, переосмысления своего жития и выправления его в соответствии с заповедями Христа. Церкви такая критика всегда шла на пользу, не без благого промышления Божия.

Без такого радения о главном — о собственном христианском устроении — бессмысленно будет всё прочее: умножение храмов и материального имущества Церкви, попытка миссии, проникновение в школы, в университеты, в тюрьмы, в армию, заботы о катехизации и о совершенствовании медийных технологий церковных СМИ…

А вместо этого: «Чем кумушек считать трудиться — не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» — мы в ответ на нападки, не разбирая, где действительно стеб над верой и кощунство, а где — критика, над которой надо задуматься, страшно обиделись и бросились звать полицейского. Совсем как тот самый подросток, который не может сам справиться со сверстником и, размазывая злые слезы, кричит: «А у меня зато старший брат — боксер! Скажу ему, он тебя отлупит!…»

Конечно, кощунства — дело, вдохновляемое бесами. Но противостоять им мы, как оказалось, совершенно не умеем. Отвечать бесу его же оружием — ненавистью, насилием, стремлением во что бы то ни стало заткнуть рот инакомыслящему — означает только того же беса и радовать. Многих охватила паника, в свете всех этих событий иные — как церковные люди, так и светские — возопили даже о том, что-де грядет раскол, что чуть ли не конец Церкви…

Полноте! Да ведь сатана воюет с Церковью непрестанно, уж более двух тысяч лет. Все те годы, например, 90-е, когда мы занимались кирпичами и золочением иконостасов, когда твердили с амвонов о торжестве православия и нерушимости Святой Руси, вдохновленные собственной учительностью и тем, как благоуветливо нас слушает паства в храме, когда умилялись, что власть имущие, бывшие атеисты, в своих кабинетах вместо портрета Ленина вешают иконы и несут рядом с нами хоругви в крестном ходе, во всем мире война с Церковью не прекращалась ни на день.

Христиане Востока и Запада чему-то научились в этой войне, имеют опыт общения с миром, отстаивания своих прав перед лицом светских властей, проповеди Евангелия и христианских духовных и этических ценностей в сложнейших условиях политкорректного тоталитаризма «общества потребления». Нам же Бог, скажем так, дал передышку после десятилетий атеизма и гонений — и на что мы ее использовали? А теперь, как метко выразился один публицист, дорогие российские батюшки, добро пожаловать обратно в историю. Научили ли нас чему-то бурные события последнего полугодия, покажет время.

Мы все помним слова Честертона: «Много раз в течение веков Церковь катилась ко всем чертям — и каждый раз погибали черти». Но не должны забывать и о том, что наше дело — не замкнуться в глухой обороне против людей, тех ближних, кого Христос заповедал нам любить. , Наше дело — свидетельствовать этому миру о Христе Воскресшем, о Его любви к нам, о Царстве Божием, пришедшем в силе. А также о том, что в деле этого свидетельства у Бога нет других рук, кроме наших, и о том, что всякая фальшивая нота и в проповеди Евангелия, и в жизни христианина, миру видна как на ладони.

Читайте также:

Прот. Александр Агейкин- полгода после «панк-молебна»: «Я» стало мерилом и критерием святости

Прот. Андрей Юревич о «панк-молебне» и его последствиях: Облекитесь во всеоружие Божие

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Согласно опросу, более трети россиян не стали бы выпускать Pussy Riot из тюрьмы

Если в 2012 году решение суда поддерживали 31% опрошенных, то за полтора года это количество значительно…

Мария Алехина не сожалеет о сделанном в храме Христа Спасителя

"Я горжусь тем, что я сделала", - сказала амнистированная участница "панк-молебна".

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: