22 ноября. ПРАВМИР. В российском уголовно-процессуальном праве прецедент – впервые по факту травли ребенка в школе возбуждено уголовное дело. Следственный комитет проведет расследование по факту бездействия руководства барнаульского лицея №101 во время издевательств и избиений учащегося другими школьниками. Жительница Барнаула Ульяна Меньшикова рассказала, что ее сын несколько месяцев терпит травлю группы школьников, и почти каждый день ходит на занятия, как на войну. Руководство и педсостав лицея заявили ей, что в этой ситуации виноват сам мальчик, который «слишком остро реагирует на безобидные тычки и пинки». Извиняться перед семьей никто не стал – напротив учителя стали угрожать женщине и обвинять в том, что она плохая мать. Ульяна решила бороться за сына в правовом поле. Она обратилась к правоохранителям и омбудсмену, а также создала в Барнауле общественную организацию, призванную защищать права школьников и их родителей от любого произвола.

Что произошло: «Дети просто играли в снежки»

Историю травли своего 14-летнего сына Ильи в барнаульском лицее №101 Ульяна Меньшикова подробно описала 15 ноября на своей странице в Facebook. Она рассказала, что неприятности начались с начала этого учебного года. Сын регулярно стал возвращаться домой в грязной одежде, но отговаривался, что сам разберется в своих проблемах.

Через три месяца он попросил купить ему кастет, чтобы спокойно ходить в школу. Тогда Ульяна поняла, что в ситуацию пора вмешаться «пока не произошло страшное».

Она запланировала поход к директору, но накануне сын вернулся домой с подбитым глазом и рваной раной нижнего века – когда он в очередной раз отбивался от группы нападавших, в него кинули кусок льда.

Ульяна стала дотошно разбираться в сложившейся ситуации, обратилась в полицию, отсмотрела видео с камер наблюдения и опросила учителей и одноклассников.

Она выяснила, что все это время ее сын «жил как на войне». Группа детей из шестых и седьмых классов выбрала Илью своей жертвой и почти каждый вечер караулила подростка на улице. Они нападали на него со спины, били и, тут же разбегаясь врассыпную, унижали, оскорбляли и оплевывали.

Ульяне быстро удалось выяснить, что в школе в курсе этой ситуации были все – одноклассники, педагоги и руководство. Женщина написала директору и встретилась с педагогами и администрацией. Извиняться перед семьей они не стали. Вместо этого Илью обвинили том, что он сам виноват в конфликтах и стал жертвой, так как «слишком остро реагирует на безобидные тычки и пинки». Ульяну в школе обвинили в то, что она забросила сына, а классный руководитель начала шантажировать ее инспекцией по делам несовершеннолетних. Комментируя последнюю травму Ильи, в школе заявили, что  «дети просто играли в снежки, так бывает».

«Что мы имеем в сухом остатке, убрав эмоции? Классическая история-перевёртыш, когда жертву, потерпевшую сторону пытаются представить виноватой в том, что с ней произошло (одела короткую юбку, вот её и изнасиловали). Я, мать пострадавшего ребёнка – в их понимании маргинал, гоняющийся по всему свету за длинным рублём, сына моего нужно наблюдать у психолога (а где, собственно, всё это время был школьный психолог?) а те, кто его истязал –отличные парни из полных и адекватных семей…Я знаю, что сейчас начнется. И я ничего и никого не боюсь. И я ломала и всегда буду ломать тезис «Один в поле не воин». Воин. Я ненавижу несправедливость. Я ненавижу двурушничество и лизоблюдство, я никогда за копейку не предавала друзей и не бросала слабого, никогда. Никогда не примыкала к стаям. И тебе, сынок, этого не позволю, пока я жива», – резюмирует Ульяна в своем посте.

Конфликт решить не удалось: «Бесконечный уход — это не решение проблемы»

В интервью «Правмиру» Ульяна рассказала, что ее сын и раньше сталкивался с травлей в другой школе города.

«Первая была в пятом классе, и нам пришлось из той школы уйти, – вспоминает мама Ильи. – Их вдвоем с другом компания восемь человек, их одноклассники, загнали за гаражи и били там палками. Их отбил взрослый мужчина, когда увидел, что происходит. Когда я об этом узнала, пошла к прежнему классному руководителю, были те же самые формулировки, вина была полностью свалена на меня и на ребенка, конфликт замяли. А директор предыдущей школы просто от меня убежала, не стала даже разговаривать. Сейчас все то же самое получается у нас, мы оказались во всем виноваты. Тем более, у нас в анамнезе эта история имеется».

Ульяна рассказа, что решать проблему с руководством школы оказалось невозможно – администрация лицея не слышит доводов, а только угрожает и заявляет о вине самих потерпевших.

«От фактов отнекивались, пытались мне сообщить, что Илье надо к психологу, он какой-то не такой, остро на все реагирует…И когда уже началась передача Малахова «Пусть говорят», мне было в уничижительной форме сказано, что характеристики на всех фигурантов, в том числе, на пострадавшего, в инспекции по делам несовершеннолетних будет писать классный руководитель, и он укажет, что мать не появляется в школе, без конца работает в Москве, он позабыт, позаброшен. Я спросила: даже если бы это было так, повод ли это избивать моего ребенка и издеваться над ним?» – задается вопросом мать мальчика.

Сейчас Ульяна считает необходимым собраться и обсудить сложившуюся ситуацию с одноклассниками Ильи и теми школьниками, которые травили ее сына — с ними должна проводиться работа как со стороны родителей, так и со стороны школы и инспекции по делам несовершеннолетних.

«И я хочу, чтобы со стороны школы мне были принесены извинения. Я не хочу никого увольнять, любой скандал загорается и затихает, это нормально. Но я хочу адекватно принятых мер, извинений и прекращения этой травли. Бесконечный уход — это не решение проблемы. Всем будет очень легко, просто и хорошо: «Ну наконец-то избавились». Если ребята не будут наказаны, я имею в виду, если на них не будет оказано педагогическое действие, родительское, они поймут, что можно безнаказанно все делать и, в принципе, система за них, а не за того, кого били. Они поймут, что жертва в любом случае виновата. И это может быть очень печальная история», — отмечает Меньшикова.

 

Итог на данный момент: Новая общественная организация и прецедентное уголовное дело

История о травле в лицее получила большой общественный резонанс – рассказ Ульяны перепостили почти 28 тысяч человек, про этот случай написали региональные и федеральные СМИ. После этого в администрации Барнаула была создана межведомственная комиссия, которая должна провести расследование  инцидента.

На следующий день после публикации Следственный комитет заявил, что проведет проверку информации о травле. 22 ноября СК Алтайского края возбудил уголовное дело о халатности руководства лицея, которое обвиняется в бездействии во время травли подростка.

Это первое в России уголовное дело по факту травли в школе.

Следователи установили, что с сентября по ноябрь 2018 года группа воспитанников лицея систематически издевалась над 14-летним учеником, применяя «психологическое и физическое насилие». Этот случай, по версии СК, не единичен, в школе травили и других детей.

«Данные обстоятельства были достоверно известны должностным лицам и педагогическому составу учебного заведения, однако каких-либо мер по урегулированию ситуации с их стороны предпринято не было», – отмечается в сообщении Следственного комитета.

Сейчас правоохранители изучают документы и записи камер видеонаблюдения. Следователи намерены «дать принципиальную юридическую оценку бездействию должностных лиц лицея».

Сама Ульяна решила поднять эту проблему и объединить родителей детей, которые терпят аналогичные издевательства. Женщина создала новую общественную организацию «Родительский комитета города Барнаула», который призван защищать права школьников и их родителей от произвола любого свойства, в том числе от «буллинга» — преследований и издевательств со стороны сверстников и учителей. Учредительное собрание комитета состоится 22 ноября.

К группе единомышленников Ульяны Меньшиковой присоединились директор фонда поддержки социальных программ «Твори Добро» — депутат Барнаульской городской Думы Евгений Барсуков (председатель совета отцов Центрального района), местный предприниматель Алексей Леньков, а также родители школьников, подвергшихся травле. Во всех правозащитных инициативах семью Меньшиковых поддерживает уполномоченная по правам ребенка в Алтайском крае Ольга Казанцева.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: