Феликс Разумовский: В законе нет понятия «русская культура»

Читайте также: Нужен ли там такой закон «О культуре»?

На портале “Православие и мир” продолжается обсуждение нового закона “О культуре”, который будет принят в 2011 году. Своим мнением делится Феликс Разумовский, историк, автор и ведущий документального цикла о русской цивилизации «Кто мы?».

Феликс Разумовский

В этом проекте закона три направления: теоретическое – смысловое, где формулируется сам предмет; юридическое (кто за что отвечает); техническое (вопросы управления).

В последних двух направлениях в частных моментах есть более или менее удачные здравые принципы. Но принцип юридизма – не самая сильная и очевидная сторона русской цивилизации.

Это вовсе не значит, что мы не исполняем законы. Мы их исполняем. Но при одном условии: если законодательство помещено в напряженное культурное и духовное поле. Но законы перестают работать, как только появляется разряженный воздух, а в сегодняшней ситуации – почти вакуум.

Так что в принципе этот закон (хороший он, или плохой) мог бы работать. Если бы была культурная политика и такая важная ее составляющая, как политика памяти в стране. Но в стране ничего этого нет. А проект закона даже не формулирует принципов этой культурной политики.

Средства массовой информации – важнейший инструмент культурной политики. Но национальным СМИ никаких задач не сформулировано, не сформулированы приоритетные направления. Мы еще все прибываем в псевдолиберальном заблуждении, что им ничего нельзя диктовать.

О глобальном

То же, что в законопроекте касается вопросов общего, глобального характера – вызывает замечания. Сама проблема, на мой взгляд, поставлена неверно. Да, что-то слегка может улучшиться, но у нас сегодня не такая ситуация, чтобы радоваться «хоть чему-нибудь» в нормализации культурной жизни. Либо мы действительно начнем нормально жить, работать, мыслить, либо нас ожидают печальные обстоятельства в контексте того, что происходит в мире.

Огромная страна, огромное пространство и неконкурентоспособность, тесно связанная с человеческой неконкурентоспособностью. Мы как люди не можем состояться, как нация – разваливаемся. И предотвратить это без проведения культурной политики в стране – нельзя.

Если убрать из содержания статей этого законопроекта слово «Российская Федерация», то по смыслу будет не понятно, о какой стране и о какой культуре речь. Бросается в глаза вненациональный характер подхода к культуре. Ни намека на то, что речь идет о русской культуре.

В законе много и в разных вариантах говорится о поощрении многообразия форм культурной самобытности. Понятно, о чем речь: Россия – сплав разных культур и народов. Но если мы хотим дальше развиваться, нужно говорить о национальной культуре и о национальном культурном пространстве. В законопроекте есть понятие «единого культурного пространства», но нет указания на то, как это пространство формируется, собирается. Наоборот, постоянно делается упор на то, что это единое культурное пространство разделяет. Получается, что о самом главном – ни слова.

Слева направо. Режиссер Л. Бродский, оператор В. Ступин, Ф. Разумовский. Река Дон, станица Вешенская. 2005 год.

Я не нашел ни одного понятия, ни одного средства, указывающего, как это понятие общего культурного пространства столетиями формировалось. Здесь же не нужно изобретать велосипед. Следует сказать прямо, что мы наследуем. Если советские традиции, то мы уже с ними прошли через период полураспада. Это же не Советский Союз развалился, а Россия. Например, Новороссия вошла в состав России не во времена СССР, а при Екатерине II. Мы не смогли сохранить то, что собрали наши предки. В том числе из-за совершенно неверной советской культурной политики. Но это политика вновь повторяется в новом законопроекте.

Странная ситуация, которая говорит о том, что мы даже на теоретическом уровне не понимаем предмета. Мы готовы действовать в сфере юридической, управленческой, но – не в собственно культурной. Потому, что мы в ней не разобрались. Более того – у нас отсутствует концепция национальной культуры.

Толерантность или индифферентность?

Здесь есть попытки сделать упор на толерантность. Однако очень часто за толерантностью скрывается нравственная и идейная индифферентность. Такой не высказанный возглас: «Да делайте, ребята, что хотите, мне и то хорошо, и это!» Тем более в законопроекте говорится, что каждый может выбирать нравственные, эстетические и другие ценности. Но тогда как мы будем обеспечивать то единое культурное пространство? Значит, хотим мы этого, или не хотим – надо говорить об иерархии культуры в России. О том, что русская культура формируется одновременно и как русская, и как российская, и как европейская. Просто между этими слоями существуют свои взаимоотношения и свой порядок.

Вообще закон для России, в котором нет понятия «русская культура» – это просто потрясающе! Торжество глобализации. Глобализация в некоторых сферах хороша – в информационной, технологической, экономической. Но в культурной сфере – крайне опасна. Негативные ее последствия нужно постараться минимизировать. Иначе тебя просто лишат национального лица, национальных дарований, багажа – всего того, на что можно в жизни опереться. Хотя глобализация во всем мире – вчерашний день. В этом смысле проект закона – позавчерашний. Весь мир уже понял, что примеры успешных цивилизаций (Китай, Япония) связаны с сохранением национальной самобытности.

Культура – это не по части отдыха

Есть в проекте закона и смысловые огрехи. Например, говорится о том, что человек может участвовать в культурной жизни. Но даже если мы не хотим, чтоб человек участвовал в культурной жизни, он все равно будет это делать. Культурная жизнь – это не кружок в районном доме культуры, а среда жизнедеятельности.

Много здесь и понятий, не пересмотренных с советских времен. Например, такие, как культура и искусство. В советское время культура имела не фундаментальный национальный, а прикладной характер. Она воспринималась чем-то по части отдыха. Человек поработал ударно, а после работы – его можно обслужить культурой и искусством.

Если говорить о месте национальной культуры в национальной жизни, то это не отдых, а средство организации этой жизни. Вообще государство опирается не на те фундаменты, про которые нам рассказывали исторические материалисты, а как раз – на культурный фундамент. А в законе еще звучит как раз это советское понимание культуры как «культуры и отдыха».

Из советского времени и понятие «разнообразие культур». И перед глазами сразу же встает фонтан «Дружбы народов» на ВДНХ. Вместо этого нужно говорить о том, что русская культура – играла и играет ведущую роль по созданию единого культурного пространства. В силу того, что это – мировая культура. При этом она традиционно очень трепетно относилась к другим культурам, их сохраняла, причем не декларируя, а – реально. В Российской Империи не был потерян ни один народный язык, там не было резерваций. Так что нам нечего стыдиться говорить о русской культуре. А здесь – какое-то лукавство. Потому что люди специально не употребили названия «русская культура», «русская цивилизация».

Подготовила Оксана Головко.

Читайте также:

Олеся Николаева: Нужен ли там такой закон «О культуре»?

Россия — страна архитектурная

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Зураб Церетели: 33-метровая статуя Иисуса Христа будет установлена в 2018 году

По словам скульптора, Иисус Христос будет обращаться к народу с разведенными руками

Николай Казанский: Наука – это то, что можно объяснить ребенку

Ученый-филолог о том, как разошлись дороги физиков и лириков

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!