Не одеваю я нагих и не кормлю голодных, и вообще, отстаньте от меня…

|
В неделю о Страшном Суде предпостовыми мыслями делится Сергей Худиев
Не одеваю я нагих и не кормлю голодных, и вообще, отстаньте от меня…
Сергей Худиев

Сергей Худиев

Притча о страшном суде — ее называют притчей, хотя можно было бы назвать пророчеством — неизбежно поражает читателя в самое сердце. Это голос Правды — той самой правды, которую мы знаем в глубине души, но обычно подавляем.

Поэтому когда ее голос достигает до нас извне — со страниц Евангелия — мы узнаем её и переживаем что-то… что трудно выразить одним словом. С одной стороны нас поражает нравственная правда и красота — да, мы знаем, всегда знали, что отзываться на чужую нужду, как мы бы хотели, чтобы другие отозвались на нашу, должно и правильно.

Мы знаем, что те, кто приходят на помощь страдающим ближним — благословенны; мы смотрим на них с несколько отстраненным восхищением. Мы знаем, что люди жестокосердные, которым нет дела до чужих страданий, прокляты — нас самих может возмущать чье-то пренебрежение к чужому горю. В сердце своем мы знаем, что это — справедливо. Это правильно, что милосердных людей примут, а жестоких отвергнут — мы внутренне с этим согласны. Пока речь не заходит о нас.

Все эти страждущие… их много, и многие из них — довольно неприятные типы. Да и я не миллиардер, а человек довольно скромного достатка, и мало чем могу поделиться. А среди людей, которые называют себя благотворителями, и призывают жертвовать им на благие дела, бывают мошенники… И как-то неприятно становится от этой притчи — ну да, я не одеваю нагих и не кормлю голодных, и вообще, отстаньте от меня… Наверное, они сами виноваты, и вообще вот есть миллиардеры — они пусть и помогают. Вообще интернет доносит до нас такое море человеческого горя и нужды, что мы тут ничего не можем поделать… так что зачем и браться…

Мы, падшие люди, живём в ситуации внутреннего конфликта — между тем, как мы считаем правильным поступать и тем, как мы поступаем на самом деле.

Притча о Суде говорит нам о той Правде, которую мы одновременно ищем, желаем, любим — и панически боимся, потому что у нас есть на это веские основания. Он был голоден, и мы не дали Ему есть. Наступит момент, и мы окажемся перед Его судом.

Но эта притча возвещается нам не в осуждение — а в спасение. Господь, как врач, ставит диагноз, чтобы предписать лечение. Наши сердца окаменены; в них есть место для страха (а не обделю ли я себя?) для ненависти (они наверняка сами виноваты!), для обвинения других (вот у них больше возможностей, вот путь они и помогают!), но не для доверия, любви и милости. И вот Бог хочет дать нам новые сердца. Как говорит Пророк, «И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять. (Иез.36:26,27)

Ravenna

Великий пост — это время, когда мы открываемся Богу и даём ему возможность начать нас переделывать. Бог может и хочет сделать нас благословенными — людьми с плотяными, а не каменными сердцами.  Ограничения в пище должны научить нас не бояться стеснить себя в чем-то; весь строй богослужебной жизни — обратить нас к осознанию нашего бедственного положения и побудить искать спасения во Христе. Трепет перед судом Божиим — изгнать страх  в чем-то стеснить себя.

И время поста — это возможность начать понемногу оказывать милость. В древности мясная пища была дорогой — и отказываясь от нее, христиане экономили деньги, которые могли употребить на помощь нуждающимся. Явно не очень большие — но реальные. Все изменения начинаются с малого; человек, тело которого ослабло от долгой неподвижности и переедания, не станет атлетом за два дня. Но он может начать с того, что, в нынешнем состоянии ему доступно.

Так и человек, сердце которого не привыкло благотворить (а у кого привыкло?) может начинать с малого — может даже с ничтожного, с суммы, которую он готов выложить за чашку кофе, много, за шоколадку. Найти людей, которые действительно помогают нуждающимся — в приходе, в благотворительном фонде, определиться с кем-то, кто известен как люди честные, действительно употребляющие средства по назначению, и начать им жертвовать.

Поначалу — ничтожную сумму, которую можно оторвать безболезненно, но делать это регулярно, как человек, ослабевший от долгой неподвижности, совершает какие-то легкие упражнения. Благодать Божия, которая всегда ищет спасти человека, подхватит это малое, чтобы начать менять наше сердце изнутри, и превращать нас в тех благословенных, которые унаследуют Царство, уготованное им от сложения мира.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Любит ли Бог злодеев?

Да, и Страшный Суд Божий будет делом любви

Полюбишь мужа, который разбрасывает носки, – полюбишь Бога

Часто мы ощущаем себя под сильным давлением: все чего-то от нас хотят

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!