Кирилл Кожухов: «В начале пути работай больше, чем тебе платят»

|

Кирилл Кожухов – генеральный директор издательства и типографии «Аванти»,  уже более десяти лет успешно конкурирующей на рынке полиграфических услуг. В течение нескольких лет издательство «Аванти» бесплатно печатало «Православную юношескую газету». Человек, который создал свое дело и добился успеха, рассказывает о своих первых шагах в бизнесе, об испытаниях и взлетах, которые ему пришлось пережить. Он делится самым дорогим – своим опытом.

– Вы всегда знали, что создадите свое дело в рекламе и полиграфии?

– Нет. Сначала я интересовался совсем другим – историей. Сохранились документы и много преданий о моих предках по материнской линии. Наш род идет от основателя Москвы боярина Кучки, более поздние данные – с митрополита Филиппа, убитого Малютой Скуратовым. 14 колен нашего древа подробно зафиксировано. Есть много интересных фактов, пересечения ветвей.

– Кто по профессии Ваши родители?

– Журналисты-креативщики, профессионалы. Мать пишущая, а отец – ответственный секретарь одной из центральных газет.  С их подачи я и пришел в журналистику. Как-то отец сказал мне, что в газету «Советская Россия» требуется заместитель ответственного секретаря, я могу себя попробовать в новой, более энергичной работе, но никаких гарантий на трудоустройство он дать не может. Я должен был помогать организовывать выпуск газеты. Мне, конечно, было интересно, и я решился.

Такая работа была интересна тем, что давала огромную нагрузку. Утром перед тобой как бы лежит белый лист. Нужно получить тексты, иллюстрации, отредактировать, придумать макеты. Чтобы через несколько часов был готов новый номер. Я проработал там стажером, то есть без денег, полгода. В 20 лет хочется ходить в кафе, покупать себе модную хорошую одежду. Но я поставил это на второй план, важнее было получить опыт. Я работал на будущее.

И через полгода по объявлению попал в комплекс «Московская правда», в газету «Московский комсомолец». Я стал там самым молодым заместителем ответственного секретаря, обычно на этой должности работали 50-летние мужи. В 8 утра начинались планерки, летучки, в течение дня нужно было общаться, выстраивать отношения с цехами. Там я прошел первую школу общения с печатниками, с людьми, которые заканчивают процесс создания газеты. От них очень многое зависит. Сейчас с этим проще, а тогда не было компьютерных систем, версталось все вручную. Работать было очень сложно из-за огромной ответственности. Когда в 10 вечера ты в цеху обнаруживал свою ошибку, на следующий день о ней знали семь миллионов человек.

Мне было 20 лет, я часто слышал: «Тебе здесь долго не продержаться». Но я действовал по главному закону бизнеса: в начале пути надо работать больше, чем тебе платят. Соответственно, я делал все, а мне ничего не платили.

– Каким был переломный момент, когда Вы из стажера превратились в настоящего менеджера?

– В один прекрасный день на планерке главный редактор Павел Николаевич Гусев заявил, что уезжает по делам. Его заместителя и ответственного секретаря тоже куда-то вызвали. Я остался один. И понял, что это мой звездный час. Мне нужно было не просто провести работу, а сделать в «Московском комсомольце» нечто незабываемое. Несколько полос обычно верстаются заранее, а две идут «с колес». Естественно, самая важная и сложная полоса – первая. По модулю нашей газеты в левом верхнем углу всегда расположено «фото дня» – самое значимое событие, которое можно проафишировать.

12 часов дня. И выясняется, что, кроме «ручьи текут, на дворе март», никаких событий не происходит. Я понял, что наконец могу сделать что-то новое. Подключил своих родителей. После долгих обсуждений по телефону прозвучало: «Сегодня, кажется, Благовещение».

Тогда только начиналось возрождение Православия. «Московский комсомолец» помещал по этому поводу «желтую» информацию, чтобы привлечь читателей. Я понял, что как человек из православной семьи обязан внести новую струю. Как проиллюстрировать Благовещение? После часа работы я послал главного фотокорреспондента, который сфотографировал мужчину на голубятне, по русскому обычаю выпускающего голубя. Мы не стали придумывать текст, который мог все испортить. Сделали аккуратную вставку из стихотворения Пушкина: «…На волю птичку выпускаю». Получилось потрясающе, правда, выбивалось из остального «желтого» настроения номера. Когда все вернулись, меня отметили на планерке.

– Не ругали?

– Нет. Но когда планерка уже заканчивалась, прозвучал чей-то робкий голос: «Вы знаете, у нас уже 50 звонков. Благовещение только через две недели…» Так что мы отпраздновали его по тому стилю. Тем не менее все закончилось хорошо. Скоро я официально занял должность и получил зарплату, которая была равна зарплате лучшего журналиста. Я проработал в «Московском комсомольце» полтора года.

– Что помогло Вам решиться начать свое дело?

– Начался финансовый бум, пошли огромные вливания в рекламу. Стали создаваться первые рекламные агентства. Мне повезло, что «Московский комсомолец» был одним из лидеров рекламного рынка. Там практически невозможно было разместить рекламу, она безумно дорого стоила и была очень эффективна. Объявление размером со  спичечный коробок стоило порядка 1000 долларов. Пользуясь знанием специфики этой газеты, я создал рекламное агентство. Выкупал площадь в «Комсомольце» как неофициальный дилер и продавал под рекламу, создавал макеты.

А еще я начитался книг известного философа-предпринимателя Наполеона Хилла из серии «Думай и богатей». Он – очень интересный теоретик бизнеса. Если учитывать, что у него христианское мышление, то можно многое почерпнуть. У него тоже говорится о силе молитвы, что без веры в Бога ты ничего не достигнешь. И его идеи попали на благодатную почву, очень мне помогли, потому что практический опыт менеджерской работы я уже имел, хотя тогда такого термина у нас еще практически не существовало.

– Какие главные принципы Вы взяли у Хилла?

– Я перечитывал его еще лет шесть, на разных этапах мне были ближе разные моменты. Сначала мне была важна вера в себя, что я могу это сделать, установка на успех. Далее я делал акцент на организацию времени, планирование. В тот момент у нас было два человека, причем второй работал на полставки, и я вел всю работу. Поэтому день надо было расписать поминутно. Потом самоанализ и т. д.

– Откуда Вы взяли стартовый капитал?

– Я одолжил 2000 долларов у родителей. Больше не было ничего. На создание развернутого рекламного агентства не было средств, но это компенсировалось другим. Например, с самого начала во главу угла ставился тезис «Клиент всегда прав» – это западный подход, – что нас выручало в течение всех десяти лет. Мы принимали позицию клиента, даже когда это было невыгодно для нас, и это оборачивалось успехом. Проблемы разрешались, клиент продолжал с нами сотрудничать.

Мы предлагали клиенту не только создание и размещение рекламы, но и вместе разрабатывали рекламный бюджет, так как многие в то время еще не разбирались в этом.

У нас осталось несколько клиентов еще с того 1993 года. И мне до сих пор приносит дивиденды то, чем я занимался до 1997 года. Через месяц после того, как мы организовались, нашим клиентом стала очень крупная сейчас группа компаний «М-видео». Мы получили заказ на разработку названия и стиля их нового магазина. Сделали настолько качественно, что у них до сих пор осталось наше оформление.

Где-то в 1994 году у нас уже было много крупных проектов, серьезные достижения. Мы работали с Правительством Москвы.

– С какими сложностями Вы столкнулись в бизнесе?

– Без сложностей, кризисов не бывает бизнеса. Но если ими правильно воспользоваться, они дают движение вперед. Основная сложность – это исполнение взятых на себя обязательств, чувство ответственности. Особенно, когда начинаются заказы на крупные суммы. Очень сложно все предусмотреть и учесть.

– Как возникла мысль о создании собственной типографии?

– Для этого понадобилось время. Мы креативили, придумывали слоганы, логотипы, дополнительно привлекая внештатных дизайнеров, художников, размещали заказы в типографиях. Это было удобно, но неперспективно.

И  в 1996 году мы арендовали пять квадратных метров на заводе и приобрели первый недорогой шелкографический станок по производству полиграфической продукции – это было начало нашей  типографии. А через пару лет была установлена полная линия печатного и послепечатного оборудования. И объем заказов продолжал увеличиваться, мы смогли предложить клиентам более дешевые и выгодные условия работы. И нам самим это гораздо удобнее. Если, например, не дай Бог, сломается одна машина, а заказ надо сдать завтра утром, мы ночью напечатаем его на другой машине, исправим свою ошибку.

Но чем крупнее предприятие, тем более значимы интеллектуальный и образовательный уровень менеджерского состава. То есть необходимо вкладывать в это деньги, обучать персонал и обучаться самому. Это очень важно.

– Каково это, на  Вашем личном опыте, – быть руководителем?

– Если говорить простым языком и вкратце, то это свобода, отсутствие контроля над тобой. Хотя контроль над тобой всегда существует –  это твои клиенты. Да, я создаю свою стратегию, но если создам ее неправильно, то потеряю бизнес. Как я уже говорил, это огромная ответственность. Например, я могу себе позволить опоздать на работу, но если это будет повторяться каждый день, то последствия будут хуже, чем если будет опаздывать один из моих сотрудников. И, конечно, это большая нагрузка.

– Случалось ли Вам отказывать в заказе клиенту по нравственным убеждениям?

– Был запоминающийся случай. Однажды нам заказали срочно издать каталог. Дело было летом, когда в бизнесе обычно стагнация,  то есть затишье, мы с радостью согласились. Заказчик положил деньги нам на счет, мы купили бумагу. А когда нам принесли макет, мы увидели, что это буклет о жизни секты «Белое братство» и, в частности, о сексуальных похождениях их лидера, в фотографиях. Естественно, мы сразу вернули деньги заказчику и отказались. Наша ошибка была в том, что мы сразу не узнали, какого рода литература будет печататься.

– Так кто же ваши клиенты?

– У нас много заказчиков из Русской Православной Церкви. Нашим первым православным заказчиком стала покойная ныне игумения Ново-Девичьего монастыря Серафима. Возникла потребность издания трудов новомученика митрополита Серафима (Чичагова), ее деда. И она обратилась к нам, мы стали сотрудничать. Мы долго работали с Московской епархией, митрополитом Ювеналием. Издавали их ежемесячный журнал «Московские епархиальные ведомости», печатали для них книги, альбомы. Сейчас работаем с Воронежской епархией. К нам обращались Оптина пустынь, Санаксарский монастырь,  Данилова пустынь. Для нас это, конечно, большая честь.

– У Вас верующая семья?

– После революции это прервалось. Но у нас есть и семейные иконы, подход к ним был во многом эстетический. Моя бабушка не верила в Бога, она была человеком искусства, скульптором. А прабабушка работала реставратором и очень много времени посвятила восстановлению фресок, у нас все стены дома были в ее рисунках. Меня крестили в 15 лет. В 17–18 лет я начал ездить по святым местам, но интерес был больше исторический. Я пришел к вере через испытания, в том числе и в бизнесе. Сначала кажется, что тебя настигло наказание, а потом понимаешь: это послано не за что-то, а для чего-то.

У меня был один случай. Я купил иномарку, и мы поехали на ней в храм на Пасху. Рядом Химки, много пьяной молодежи из любопытства собралось на крестный ход. Увидев этот кошмар, я решил, что не могу бросить свою новую дорогую машину. И остался в ней, не пошел в церковь. Через два дня машина исчезла прямо из-под моего окна. Я страшно расстроился, а потом понял, что это был знак, как надо выбирать приоритеты между духовным и материальным, чтобы сердце не зачерствело. С того времени мы стали ходить в тот самый храм, там же крестили первого ребенка.

Однажды игумения Серафима, с которой у нас сложились очень теплые отношения, пригласила нас на престольный праздник иконы Плакущая Божия Матерь на подворье Ново-Девичьего монастыря в Шубино в Подмосковье.  Мы подъехали, матушка стояла, всех встречала и забеспокоилась, что я поставил машину далеко от храма, в лесу. На что я ответил: «Один раз я ее уже охранял… Больше я этого не делаю, так надежнее». Служба шла пять часов по монастырскому уставу. Потом еще часовой молебен и потрясающая праздничная трапеза. К машине я пришел уже часов в 6–7 вечера… Естественно, она оказалась цела и невредима.

– Можете ли Вы сказать, что сбылась мечта Вашей юности?

– Мне кажется, еще рано подводить такие итоги, потому что я считаю себя еще достаточно молодым человеком. Надеюсь, все мои достижения еще впереди. И также искренне надеюсь, что буду так считать лет в 50, что мне и тогда будет интересно создавать что-то новое. А в принципе, я и не мечтал, что будет так, как сейчас. Что создам свой бизнес, который будет цениться на рынке. Полтора года назад я понял, что мне недостаточно теоретических знаний, и  защитил диплом в финансовой академии по специальности «Финансовый менеджер». Эти новые знания очень помогают мне в бизнесе. Надеюсь, теперь наше предприятие сделает новый скачок.

– Как Вы считаете, организатором надо родиться или нужные качества можно выработать?

– Я думаю, можно выработать.  По крайней мере, я в себе это выработал и знаю, что для меня основное. Для меня краеугольным камнем является компромисс, золотая середина. Это лучший выход в сложных ситуациях, где есть две позиции и, казалось бы, нет решения. Я всегда ищу компромисс не только с клиентом, но и с сотрудниками. Еще управленцу необходимы решительность и четкое понимание того, что для тебя правильно. Пусть решение окажется не совсем верным, его надо принять сейчас, безапелляционно, потом можно будет что-то подправить.

– Был ли человек, который очень помог Вам в жизни, в бизнесе, повлиял на Вас, кроме Ваших родителей?

– Этот человек есть и сейчас – это моя жена Елена. Нам очень повезло. Помимо того, что мы работаем в соседних офисах, у нее тоже свое дело, очень успешное. Она – генеральный директор PR-агентства «Обратная связь». Так что мы оба в рекламном бизнесе.  Моя жена – кандидат политических наук, благодаря ее тяге к знаниям и поддержке я получил второе образование. Это мой самый главный соратник и друг.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: