Самосуд – поиск справедливости или преступление? (Мнения священников)

|

После теракта, громкого преступления или волнений начинается самосуд.  Кондопога, Дальний Восток, Бирюлево… Как относиться к самосуду и попыткам населения решить проблемы или отомстить своими силами, не дожидаясь реакции правоохранительных органов? О природе этого явления размышляют священники.

Фото: Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

Фото: Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

Грех доведения до самосуда

Священник Сергий Круглов:

Понятие «самосуд» всплыло в интернет-пространстве и в масс-медиа в связи с событиями в Бирюлево, хотя казнь капустных кочанов и моркови «самосудом» в полном смысле этого слова не назовешь. Хорошо еще, что там все вылилось в такую гротескную, хотя и страшную форму…

Самосуд — безусловно, грех. Все греховные страсти, какие только могут быть у возбужденной до предела толпы, здесь присутствуют: осуждение, гнев, ненависть. И все эти страсти буквально зашкаливают.

Мы должны помнить, что любой грех бывает трудно излечим, потому что он паразитирует на чем-то хорошем. Грех не создан сатаной: сатана — не творец. Грех — это порча, это ранее хорошая, но испорченная вещь. Например, вино: веселит сердце человека — прекрасная вещь, пьянство — это уже грех; любовь — прекрасна, блуд и разврат — грех.

В самой основе такого явления, как самосуд, лежит осуждение, доходящее до гнева, до какого-то состояния аффекта. На самом деле это уродливая подделка под укорененное в человеке желание правды, желание справедливости. Желание справедливости само по себе — хорошее человеческое свойство. Но когда оно испорчено, получаются ужасные вещи, те, которые известны нам как грех осуждения, грех нетерпимости, ненависти.

Это все как раз и наблюдается во время самосуда, когда желание достичь справедливость любым путем пересиливает понимание и памятование о любви, о милосердии, о прощении. Когда мир Христов, тишина Христова взбаламучивается потоком крови, мутным потоком страстей, и Дух Святый, Который во время мира душевного пребывает в человеке, вспархивает, как птица, и в ужасе улетает. Тогда в человеке начинается извержение вулкана страстей, полностью теряется душевный мир — самое важное, что лежит в основе любых отношений человека с человеком.

У человека утрачивается понимание того, что судья — не он, а Господь.

Так что, понятно, ничего хорошего в самосуде однозначно быть не может.

Но хотел бы добавить вот еще что. Не знаю, есть ли сейчас, но раньше в Уголовном кодексе была такая формулировка: «доведение до самоубийства». В явлении самосуда, по моему мнению, виновны еще и те, кто совершил «доведение до самосуда», тех же несчастных людей из Бирюлево, которые привыкли жить в ситуации, что не добьешься никакой правды, что властям они не нужны…

Как сказал поэт и священник Джон Донн: «Никто из нас не остров». Все мы связаны друг с другом, и любые явления нашей жизни связаны друг с другом. В том, что разъяренная толпа людей совершает самосуд, виноваты не только составляющие эту толпу люди. В этом виноват еще кто-то. И не просто безликая система, а конкретные люди, которые однажды не вняли каким-то просьбам, не откликнулись на какие-то прошения, не желают отвечать за какие-то конкретные вещи — за разгул криминала, за состояние дорог, за то, как работает лифт, за то, как принимают больных в поликлинике, за то, как судебный чиновник рассматривает дела в суде, за то, как относятся к детям в школе, и так далее, и так далее.

Старец Зосима говорит в романе «Братья Карамазовы»: «Воистину каждый перед всеми за всех и за все виноват». Мы должны осознать, что все со всеми связаны, и в общей беде, в том же самосуде, может быть, стоит увидеть и собственную вину… Это не значит, что нужно доходить до абсурда. Но с теми, кто совершает самосуд, должны нести ответственность и те, кто довел людей до этой ужасной вещи.

Самосуд — естественная реакция гнева

Протоиерей Андрей Лоргус, ректор Института христианской психологии:

Священник Андрей Лоргус

Протоиерей Андрей Лоргус

Самосуд как явление может появиться в абсолютно любой общности людей. Самосуд — естественная реакция гнева людей, которые либо хотят отмщения, гнева простого, неосмысленного, неотрфелексированного, либо пытаются защитить себя.

Самосуд — это по большей части дело толпы, общечеловеческая реакция, в ней нет ничего специфического «российского», например. Но, разумеется, в обществе, где налажены отношения с властью, там, где есть активно действующие полиция, милиция или даже местная дружина, которые действуют по закону, скорее всего, до самосуда дело не дойдет.

Если общность людей представляет собой духовно консолидированную общину, то там сами люди, скорее всего, не двинутся в сторону самосуда. Но эта большая редкость, чтобы люди представляли собой духовно консолидированную общину.

Реакция гнева быстро проходит, у одного она может длиться от нескольких минут до нескольких часов. В толпе, которую составляют друг друга разжигающие, друг друга провоцирующие люди, реакция гнева может длиться достаточно долго. Но, в любом случае, она проходит.

Так что если человек может себя каким-то образом себя остановить, подождать, когда страсти успокоятся, этой реакции гнева уже не будет. Человек начинает думать, оценивать и принимать какие-то более осмысленные решения.

Провал в архаику или провокация

Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник»:

Протоиерей Максим Первозванский. Фото Юлии Маковейчук

Протоиерей Максим Первозванский. Фото Юлии Маковейчук

Жизнь любого общества проходит определенные этапы развития. Естественно, в обществе, устроенном примитивно с социальной точки зрения, проблемы, связанные со справедливостью и судом, решают сами члены общества.

На определенном этапе появляется более или менее сложная система правосудия, неважно, является носителем правосудия племенной вождь, Божий пророк (как в случае с Моисеем) или какие-то назначенные или выборные лица, или сложная система судебной власти, как в современных государствах.

И вот тогда вопросы самосуда должны, по идее, полностью сниматься. Если общественные институты полностью справляются со своими обязанностями, самосуд — это полный беспредел, провал в архаику.

Любое сложно организованное общество с самосудом должно бороться. Но иногда общественные силы, в том числе иногда и сама власть, могут провоцировать народ на какие-то действия. Мы же понимаем, что реакция людей на все серьезные ситуации заранее просчитывается, сценируется самыми разными лицами и группировками.

Конечно, не все происходит так, как сценируется и просчитывается, но все-таки так можно сказать о значительной части общественных процессов.

Иногда ситуация может провоцироваться теми самыми людьми, которых будут громить (но чаще — их ближних (по социальной, национальной и так далее группе) для того, чтобы в дальнейшем добиться каких-то результатов.

Проблема в том, что если погром изначально не спровоцирован специально какой-то группировкой, то тогда это следствие того, что система совершенно не справляется со своими обязанностями.

Самосуд возникает, когда у людей есть представления, что существующий порядок не восстановит справедливость. Например, случай, когда бойцы спецназа постреляли террористов, хотя их можно было бы взять в плен, понимая, что смертная казнь у нас отменена, а эти мерзавцы совершили столько злодеяний.

Бывает, что люди понимают — если просто выйти и сказать, на это никто не обратит внимания. Если не было бы Бирюловских действий, власть бы и не предприняла никаких мер. Народ понимает, что заставить власть выполнять свои обязанности без каких-то активный действий часто невозможно. Другой вопрос, что заниматься чем-то вроде суда Линча Господь никого не уполномочивал.

Самосуды, погромы, какие-то народные выступления могут быть следствием одного из двух процессов: первый — когда власть абсолютно не справляется со своими обязанностями, и у общества возникает ощущение, что если оно само ничего не сделает, то будет все совсем плохо, несправедливо; второй — это какой-то ход в политической борьбе.

Сейчас в сети появилось много разговоров, что все эти ситуации с подогреванием национальных самосудов — просто очередной ход, и определенные оппозиционные силы, которые в свое время провоцировали на протестных акциях Болотной и Сахарова, понимая, что эта карта больше не работает, начинают раскручивать национальную карту, опять-таки в борьбе с существующей властью.

Общество, в принципе, должно себя защищать. Оно себя защищает либо через существующие государственные институты, в частности, через правовую систему, либо начинает защищать себя само, понимая, что государство не вполне справляется со своими функциями.

Мы видим, что существуют серьезные проблемы, определенная степень разочарования значительной части наших граждан в существующих порядках — в частности, в области национальной политики.

Что происходит дальше? Складывается ситуация, когда определенные круги пытаются воспользоваться недовольством граждан в деле раскачивания существующего строя.

Что мы видели на Болотной площади? То, что есть действительно большое число людей, которые недовольны существующими проблемами, но эти люди были недовольны мирно. При этом имело место и действие определенных групп, которые пытались этот мирный протест перевести в русло столкновений с властью.

То же самое происходило и в Бирюлево. Большинство граждан было настроено мирно. При этом определенные люди пытались перевести конфликт в физическое столкновение как с властью, так и с приезжими гражданами.

И если человек выходит куда-то на улицу с какими-то протестами, заявлениями, он должен понимать, что с одной стороны, он выражает свою гражданскую позицию, с другой стороны — есть опасность быть вовлеченным в то, что он и не собирался делать. Вас заранее могло «просчитать» заинтересованное иностранное государство или заинтересованная группа. То есть можно выйти на мирную демонстрацию, а уйти (если получится) с Кровавого воскресения.

Подготовила Оксана Головко

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Да ведь ты его ненавидишь, признайся себе в этом»

Как простить по-честному и возродить любовь, несмотря на боль

Когда у священника опускаются руки

О деструктивных отношениях батюшки и прихожан

Наш внутренний мир и тишина стоят того, чтобы их хранить

Когда вы делаетесь частью негодующей виртуальной толпы, вы что-то меняете в себе - и в мире…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!